Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Делить памятники войны на

Делить памятники войны на "ценные" и "второсортные" кощунство

31 марта 2014 18:46 / Мнения

Вице-губернатор Марат Оганесян предложил сохранить из трех блокадных подстанций одну – "самую историческую".

Сегодня мы наблюдаем, как стремительно исчезают памятники войны. Вот какой-то предприниматель срыл ДОТ на своей территории. Вот у платформы Ольгино стоит бетонная противотанковая надолба, которая преграждает дорогу автомобилям по пешеходному переходу через железнодорожные пути. Другая просто валяется в стороне. Вдвойне обидно, когда в самом центре Санкт-Петербурга на глазах тысяч людей и вопреки просьбам горожан, ветеранов и молодежи собираются снести памятник военной истории – Центральную подстанцию на Фонтанке, которая в годы войны обеспечила пуск трамвая после блокадной зимы 1941/42 годов.

Действия петербургских чиновников грозят безвозвратной потерей блокадного памятника, что обернется несмываемым позором для нашего поколения.

Это здание – не рядовой «современник блокады», а участник одного из самых трогательных, самых впечатляющих подвигов жителей голодающего города. Иными словами, на груди Центральной подстанции помимо медали "За защиту Ленинграда" есть еще и орден "За особые заслуги перед Ленинградом в блокаде".

В своих ответах на коллективные просьбы блокадников сохранить блокадную подстанцию городские власти обещают установить на НОВОЙ ГОСТИНИЦЕ мемориальную доску, свидетельствующую, что подстанция некогда стояла на этом месте.

Да, можно перенести мемориальную доску, но традицию, выбравшую местом памяти именно эту, а не другую подстанцию, – нельзя. Живая традиция возникает сама по себе. И то, что она есть, это уже самостоятельная культурная ценность. Если такой перенос случится, можно опасаться, что традиция чтить место памяти блокадного трамвая просто исчезнет! Это не забота о памяти, о блокаде, это криводушная имитация заботы, имитация деятельности по сохранению памятников истории.

Абсурдно само желание чиновников указывать потомкам, что им чтить, а что нет.

Есть множество примеров, когда рядовые объекты с годами приобретают значение символов, народных святынь. Это могилы Неизвестному Солдату. Это ДОТы на Карельском перешейке, на многих из которых только в последние годы появились таблички "Памятник истории". Никому не придет в голову считать не имеющим ценности Дом Павлова – а ведь это всего лишь один из сотен свидетелей стойкости защитников Сталинграда, превратившийся в мемориал. Символическое значение блокадной трамвайной подстанции на Фонтанке остро чувствуют те, кто из года в год приходит сюда с цветами и свечами, но совершенно не чувствуют чиновники.

На днях вице-губернатор Санкт-Петербурга Марат Оганесян сказал: «Необходимо определить, какая из всех подстанций, работавших в годы блокады для обеспечения трамвайного сообщения, имеет наибольшее историческое значение. Важно установить, какое из зданий сохранилось до наших дней в том виде, в каком оно существовало в сороковых годах. Проверив все эти обстоятельства, мы сможем взять под охрану именно тот объект, который более всего соответствует термину "блокадная подстанция" – будь то здание на Фонтанке, на Клинской улице, на Лесном проспекте или какой-либо иной объект».

Все три подстанции необходимо сохранить, сам разговор о выборе между ними кощунственен.

Сегодня настало время собирать камни памяти о войне, которых осталось совсем немного. Мы не живые участники блокадного подвига, а лишь те, кому передана эстафета памяти о нем. Лишь они были бы правомочны сказать: вот это сохраним на память, а это – бог с ним!.. А мы никакого права уже не имеем, а только обязанность, только долг сберечь сохранившееся и передать следующим поколениям. А уж делать отсев, что-то называя "второсортным"...

Отказывая блокадникам в их просьбе сохранить Центральную подстанцию, чиновники ссылаются на историко-культурную экспертизу 2009 года, которая не сочла здание ценным. Однако та экспертиза рассматривала историко-архитектурный аспект ценности здания подстанции на Фонтанке – вне ее мемориальной, исторической значимости. О роли подстанции в истории блокадного трамвая там было упомянуто вскользь – мол, не одна она была задействована в этом событии… Вообще не был рассмотрен тот факт, что это здание давно уже стало поминальным местом и искусственно перенести его невозможно. Получается, что руками городских властей этот объект как мемориал будет уничтожен в год 70-летия снятия ленинградской блокады... Допустить этого нельзя.