Фото: Александра Гармажапова. Отдел политической публицистики.

"Киселевщина" на книжных полках

3 апреля 2014 17:34 / Культура

Самая крупная книжная сеть Петербурга завалена книгами, в которых рассказывается о всемирном заговоре против России и прочих конспирологических теориях. Почему на книжных полках окопалась "киселевщина"?

В "Буквоеде" объясняют: это бизнес, людям интересны именно такие работы. Некоторые эксперты полагают, что книготорговцы не только удовлетворяют, но и искусственно навязывает спрос.

"Код развития"

Полки отдела политической публицистики самой крупной петербургской сети сплошь заставлены книгами с различными конспирологическими теориями. Можно, например, ознакомиться с трудами Александра Витковского "СССР против США", Антона Первушина "Кто угрожает России", Валентина Катасонова "Америка против России", Евгения Федорова "Национально-освободительное движение России. Русский код развития" и т. п.

Когда корреспондент "Новой" предположил, что забрел случайно в отдел фантастики, и попросил консультанта показать, где можно найти учебники по политологии, он указал опять-таки на полку с антизападными и псевдонаучными книжками.

Если судить по официальному сайту магазина, охранительские труды сегодня пользуются наибольшим покупательским спросом. Так, например, хитами продаж в разделе "История и политика" стали "Геополитика. Как это делается" Николая Старикова (основатель организации "Профсоюз граждан России", чьи активисты в свое время пытались засудить Мадонну за пропаганду гомосексуализма), "Национально-освободительное движение России. Русский код развития" Евгения Федорова (депутат Госдумы, предложивший приравнять "антироссийские статьи журналистов к государственному преступлению"), "Удар по России. Геополитика и предчувствие войны" Валерия Коровина (заместитель руководителя Международного евразийского движения), а также "Сквозь мутное время. Русский взгляд на необходимость сопротивления духу века сего" телеведущего Максима Шевченко.

Ничего личного, только бизнес

Генеральный директор "Буквоеда" Денис Котов категорически опроверг наличие какой-либо цензуры хотя бы потому, что "физически невозможно прочесть тысячи книг, которые к нам поступают".

"У нас всего два критерия: востребованность читателями и наличие изданий у поставщиков, то есть логистический вопрос", – подчеркнул предприниматель.

Писатель-нацбол Захар Прилепин не видит ничего криминального в преобладании книг "стариковского" толка и не считает, что к ним читателя приобщают искусственно. Тем более что, по мнению писателя, "Стариков – очень неглупый человек, чьи конспирологические идеи имеют основание". В 90-е годы, напоминает Прилепин, напротив, полки были завалены книгами либеральной направленности.

"Сейчас людям позиция Старикова стала близка и понятна – и в этом смысле магазины идут на поводу у читателей. Они продают книги Старикова не по замыслу Кремля или кого бы то ни было, а потому, что они хорошо продаются. Бизнесмены будут продавать то, что востребовано – будь это Стариков, Маринина или Акунин".

"Продавить" можно любую книгу, плохую или хорошую, считает петербургский писатель и редактор Наталия Соколовская: например, прилепить стикер "Хит продаж" к залежавшемуся товару, поставить издание на видное место – и простодушный покупатель клюнет. Книги, претендующие на некий историзм, но в которых нет ссылок на источники и документы, а только представления самого автора о "правде жизни", могут стать популярными и по этой причине, и потому, что у нас в принципе очень востребован жанр фэнтези.

Что будут читать

– Книги Старикова, Коровина вызывают большой интерес. На встречи с авторами в Доме книги, в "Буквоеде" пришло огромное количество людей. Тираж "Геополитики" в 40 тысяч разошелся за полгода. Книги написаны в доступном стиле и дешевле серьезных произведений с грифом Минобра, которые мы тоже издаем. Самых разных книг в сетях полным-полно, – объясняет Марина Трофимова, завредакцией гуманитарной литературы ИД "Питер".

На наш вопрос о том, почему же на самых видных местах в магазинах красуется литература определенной направленности (а "самые разные" книги лежат на дальних полках), Марина Трофимова ответила:

– Месяца два назад я смотрела, например, рейтинг ТДК "Москва" – там первые места занимали книги либерального толка. Общество кидает из стороны в сторону. В какой-то период наблюдается интерес к литературе, скажем так, патриотической, в какой-то – оживление у полки с книгами, критикующими власти. Сегодняшние тенденции объяснимы: 80% россиян, согласно опросам, так или иначе интересовались событиями на Украине, в Крыму. Пристрастия читателей меняются быстро.

Поэтому задача издательства, считает Трофимова, предвидеть, куда двинется интерес общества, какие книги будут востребованы в ближайшем будущем:

– Я думаю, что это будет литература о будущем России и всего человечества. Если общество будет развиваться, исповедуя западные ценности, оно окончательно зайдет в тупик, это и Стариков показывает в своих произведениях. Поэтому в ближайшее время будут популярны книги о роли стран с духовной парадигмой – России, Индии, Китая, некоторых исламских стран. Книги об ином пути, который может предложить человечеству наша страна.

Похоронный рынок

Наталия Соколовская считает в принципе неправомерным противопоставление "патриотической" и либеральной литературы:

– Мы издали блокадные дневники, в том числе большой проект "Ленинградцы" совместно с Музеем обороны и блокады Ленинграда, переиздали с новыми материалами "Блокадную книгу" А. Адамовича и Д. Гранина, выпустили альбом Сергея Ларенкова, соединяющего на фотографиях прошлое и настоящее (книги увидели свет в Лениздате. – Ред.). Патриотическая это литература или либеральная? В ней есть и огромная любовь к родине, и великая историческая правда о человеческом подвиге, и правда о преступном по отношению к человеку режиме. А то, что в последнее время называют патриотической литературой, часто литература пропагандистская. 

Да, серьезная книга – это работа и для издателя, и для читателя: в ней много документов, отсылок к источникам, читателю надо думать, принимать внутри себя какие-то решения. Зачастую издателям проще и с точки зрения коммерции надежнее играть на простых чувствах публики: мы хорошие, а они плохие, мы всех победим, потому что за нами сила, а какой ценой – лучше не знать и не думать. Но серьезная литература очень востребована. Блокадные дневники, например, просто размели с полок, а пять тиражей "Запретного дневника" Ольги Берггольц разлетелись в свое время за полгода. Важной оказалась книга, в которой собраны новые документы, свидетельства и стихи поэта Б. Корнилова: "Борис Корнилов: Я буду жить до старости, до славы..." Это настоящие патриотические книги, между прочим.  Мне представляются очень нужными книги, которые в первую  рассказывают нам - о нас.

Зарабатывать деньги – неизбежная, но не единственная задача коммерческого издательства. И когда я вижу, например, произведения о Сталине и Булгакове – палаче и жертве – стоящими на одной полке, я понимаю, что по степени цинизма с издательским бизнесом у нас может сравниться только нефтяной и похоронный.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close