Мальчиш-Плохиш требует компенсации
Фото: ktostroit.ru

Мальчиш-Плохиш требует компенсации

24 апреля 2014 14:01 / Экономика

Как размышления о военной тайне сформировали счет за блокадную подстанцию.

Избушка на дутых ножках

Свое 60-летие Александр Вахмистров встретил в состоянии когнитивного диссонанса. В мечтах – избушка в Подпорожье, а в реальности – все строит и строит бетонные коробки в историческом центре. Но не теряет надежды "попросить у Александра Юрьевича (А. Ю. Дрозденко, губернатор Ленобласти. – Ред.) какой-нибудь участок на берегу озера, в Подпорожском или Бокситогорском районах, подальше от сует". Только при мечтах о тихой пейзанской жизни "у Александра Ивановича меняется настроение, на лице появляется улыбка", – участливо подмечает неведомая коллегам по цеху "журналистка" Виктория Андреева. А так, на протяжении всего ее эпохального бытописания о буднях Вахмистрова (вышло к юбилею – вкладкой к "ДП"), он то "заметно побледнел", то "напрягся", то "вздрогнул", то замыслил отчаянный побег "В Москву! В Москву!...", а то вдруг – "В Ленобласть!".

У самой Виктории, по ее признанию, тоже была давнишняя мечта: взять у Александра Ивановича интервью. Объект ее интереса проявил великодушие и предложил провести с ним три рабочих дня. "И я даже представить не могла, свидетелем какой истории стану: что-то видела сама, что-то рассказал Александр Иванович, а что-то можно было понять и просто по выражению его лица", – анонсирует свой опус "журналистка".

История и вправду выдалась занимательная: трехдневка пришлась на пик скандала вокруг блокадной подстанции. Первый день вобрал в себя судьбоносное заседание Совета по наследию и две встречи Вахмистрова с губернатором (до и после совета). Второй – мозговой штурм в офисе ЛСР по итогам совета. Третий – визит в ЗакС, совещание в Смольном и еще один тет-а-тет с Георгием Полтавченко.

Трилогия вышла с едва заметной пометкой: "Материалы предоставлены пресс-службой Группы компаний ЛСР". Что оставляет открытым вопрос: а была ли девочка? Если и была, то свидетелем самых любопытных эпизодов она не стала – ее явно выставляли за дверь. Тем не менее текст представляет интерес – хотя бы тем, что фиксирует, как глава ЛСР выстраивал свою игру с подстанцией на кону.

Итак, утром в день заседания совета Александр Вахмистров свиделся с Георгием Полтавченко на открытии выставки стройиндустрии в "Ленэкспо". В кратком разговоре напомнил, что в минувшем году ЛСР перечислила на городские социальные объекты свыше 200 млн рублей. И поинтересовался, "что конкретно сделано по этим объектам".

"В итоге договорились, что отчитываться действительно надо и Александр Иванович отправит официальный запрос", – резюмирует коллективная Виктория Андреева, попутно строя предположения о сделанных Вахмистровым намеках на низкие темпы освоения бюджета Комитетом по строительству.

Разбор полетов

Выстроенное "по материалам пресс-службы Группы ЛСР" описание заседания Совета по наследию отражает все те доводы, к которым будет затем апеллировать компания в обращении к губернатору.  И, в свою очередь, дает повод попутно дезавуировать их.

Тезис № 1: никто из членов совета ни до, ни во время заседания не видел экспертизы, выполненной по заказу ВООПИиК.  

Антитезис: Видели как минимум пятеро членов совета: выполнивший экспертизу Михаил Мильчик, принявшие работу председатель регионального ВООПИиК Александр Марголис и его заместитель Александр Кононов, рецензент Святозар Заварихин, глава КГИОП Александр Леонтьев (а с большой долей вероятности и еще несколько сотрудников комитета, также членов совета). Любой член совета мог самостоятельно изучить находящийся в комитете экземпляр экспертизы. Сложившаяся же обычная процедура предполагает, что экспертизу представляют непосредственно на заседании (что весьма обстоятельно было в этот раз сделано Александром Кононовым), заранее исследует ее материалы назначенный рецензент, который и доводит свои оценки и замечания до прочих коллег. А те выступают с вопросами и просят что-то уточнить, если возникает такая потребность. В рассматриваемом случае на представление и обсуждение экспертизы не пожалели более трех часов.

Тезис № 2: Совет уже рассматривал вопрос подстанции в 2009 г., отказав ей во включении в реестр памятников. В 2010 г. совет "согласовал проект строительства на этом месте апарт-отеля".

Антитезис: В 2009 г. исследовались лишь архитектурные достоинства объекта, историческая его ценность – нет. Между тем закон позволяет включать в реестр не только архитектурные памятники, но и исторические. Экспертиза ВООПИиК обосновывала именно историческую и мемориальную значимость блокадной подстанции. Каковые никто из членов совета не поставил под сомнение. Совет не наделен полномочиями по согласованию проектов строительства. Он может лишь выносить рекомендации. Строительство в охранной зоне (где расположена подстанция) запрещено законом. Именно поэтому "инвестор" все эти годы пытался продвигать свой проект, выдавая за "реконструкцию" снос подстанции и сооружение на ее месте семиэтажного апарт-отеля.

Тезис № 3: У Группы ЛСР имеются все необходимые согласования, включая разрешение на строительство.

Антитезис: Наличие упомянутых выше ограничений по рассматриваемой территории ставит под сомнение законность выданных согласований и разрешений. Они могут быть оспорены и отозваны.

Тезис № 4: Не представлено членам совета направленное в КГИОП заключение архивной службы Горэлектротранса – отсутствие полной информации не позволило сформировать объективного мнения об исторической значимости подстанции на Фонтанке.

Антитезис: Упомянутое заключение (в комментариях А. И. Вахмистрова называемое также "научно-исследовательскими работами") на самом деле таковым не является. Двухстраничная бумага озаглавлена как "Архивная справка о наличии сведений", к ней приложены копии внутренних приказов и некоторых других документов (17 листов).

Как можно судить уже из названия, бумага не претендует на роль полноценного исследования, а представляет отчет о том, что удалось обнаружить в ведомственном архиве. Причем в очень сжатый срок: запрос КГИОП поступил 28 марта, а ответ выпущен уже 8 апреля. И что примечательно – комитет просит предоставить сведения "о роли тяговой подстанции № 11 ("Комсомольская") на Фонтанке, 3а, в спасении Ленинграда в годы блокады". ГУП же отчитывается о том, что в документах управления за 1941–1944 годы сведений "об особой роли" этой подстанции "в пуске трамвая 15 апреля 1942 г." нет.

То есть произвольно сужает параметры поиска. В справке сообщается: нет приказа Трамвайно-Троллейбусного Управления Ленинграда о том, что данная подстанция участвовала в пуске трамвая. "Но такого приказа нет и ни по одной другой, – замечает на это Александр Кононов.– Опираться лишь на единственный источник (приказы ТТУЛ) недостаточно. Документы других архивов раскрывают этот сюжет более подробно". Некорректной считает Кононов и представленную в справке интерпретацию фразы из приказа от 11 апреля 1942 г., якобы точно перечисляющего подстанции, обеспечившие движение трамвая 15 апреля того же года: "включить в эксплуатацию трамвайные подстанции им. Ленина, Лесную и Щемиловскую" (в Горэлектротрансе почему-то прочли ее как "им. Ленина, Лесную, им. Урицкого…"). Фраза, по мнению Кононова, свидетельствует, что эти подстанции более чем через месяц после восстановления грузового движения (8 марта 1942 г.) еще не были в работе и их только планировалось подключить. Этот тезис никак не корреспондируется с использованным в той же справке другим, отсылающим к написанным в 1997 г. воспоминаниям Ю. В. Иллаковича, – более того, противоречит ему. У Иллаковича сказано, что 15 апреля 1942 г. дали ток пяти подстанциям (шестая – передвижная): "им. Коминтерна на Васильевском острове", "Красных Зорь", "Урицкая", "Пролетарской Диктатуры" и "им. Ленина".

Александр Александрович полагает, что написанные 55 лет спустя воспоминания не могут состязаться в точности и достоверности с документами блокадного времени. И приводит выдержки из отчета энергослужбы ТТУЛ за 1942 г., подписанного ее руководителями (хранится в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга). Этот документ неопровержимо доказывает, что первыми тремя восстановленными подстанциями, обеспечившими возрождение трамвая, были "Центральная" (№ 11), "Клинская" (№ 15) и "Василеостровская" (№ 20). То же подтверждает и хранящаяся в архиве схема электроснабжения сети на 15 апреля 1942 г.

У своеобразной избирательности, выказанной ГУПом при составлении "Архивной справки", может быть свое объяснение: они с ЛСР связаны одной финансовой пуповиной. Постановлением 2009 г. о реконструкции подстанции под гостиницу инвестором объявлялся Горэлектротранс, который должен был выполнить все работы "за счет собственных и привлеченных средств". Но затем ГУП заключил договор с ООО "Ройялс гарденс отель", передав ему все свои права и обязанности по данному проекту. А к минувшему лету это ООО оказалось выкуплено Группой ЛСР.

Тезис № 5: Пересмотр решения повредит инвестиционному климату города. "…Похоже, что со стороны депутата Алексея Ковалева неожиданно прозвучала фраза, что всех инвесторов вообще надо выгнать из Петербурга".

Антитезис: Опасение – "мы так разгоним всех инвесторов!" – было высказано с места профессором Владимиром Улицким. Ему парировал профессор Владимир Лисовский: "Туда им и дорога!". Затем он развил свою мысль с трибуны: "На этом необычайно ценном для Петербурга участке создалась целая коллекция вандализмов… Я выступаю за сохранение этой подстанции и призываю к этому всех остальных. Она воспринимается как интересный памятник авангарда и не позволит ничего тут встроить. Надеюсь, что инвестора, о котором тут пеклись, это отпугнет от этого места – ну и слава богу".

Таким образом, никто из членов совета в целом и Ковалев в частности не призывал вообще всех инвесторов выгнать из города. Применительно к ЛСР в данном случае депутат Ковалев употребил определение "так называемый инвестор": "Здание подстанции – собственность Санкт-Петербурга, пользователь – ГУП "Горэлектротранс", это ему выдано постановление о реконструкции под гостиницу".

Тезис № 6: Группа ЛСР уже вложила около 400 млн руб. в перенос сетей Горэлектротранса, более 100 млн – на проектирование и выполнение техусловий.  Инвестор полагает необходимым учесть в бюджете-2014 средства на компенсацию понесенных им затрат.

Антитезис: Логично было бы отнести эти траты к рискам, на которые шел инвестор, берясь за реализацию расходящегося с требованиями закона проекта.

Изначально объект предоставлялся без торгов, целевым назначением – для реконструкции под гостиницу. По сути же здесь намереваются выстроить жилой дом (по схеме апарт-отеля) – а для таких задач объекты целевым назначением не предоставляются. Согласно определенным в 2009 г. условиям, инвестор вносил в бюджет всего 15,5 млн руб., а также брал на себя обязательство перебазировать подстанцию. Стоимость этой операции определялась (без учета НДС) почему-то в ценах 2000 года – не менее 68 млн руб. К 2013 г. эта сумма возросла до 364 млн.

Сказки Вахмистрова

Летописец суровых будней Александра Вахмистрова шлет всем читателям его настойчивую рекомендацию: перечитывать "Военную тайну" Гайдара. Совету следует внимать с осторожностью – похоже, увлечение этим чтением с самим Александром Ивановичем сыграло дурную шутку. Во всяком случае, если судить по тому, с каким маниакальным упорством он теперь изыскивает в оппонентах приметы Мальчиша-Плохиша, якобы раскрывшего самую главную военную тайну. Озвучил ее, убежден Вахмистров, депутат Ковалев – будто бы потребовавший на совете "выгнать вон из города всех инвесторов". Несмотря на то, что депутат не произносил таких слов,

Вахмистров тиражирует эту ложь через подготовленные пресс-службой ЛСР статьи, так докладывает и губернатору – вводя в заблуждение Георгия Полтавченко, от которого требует нынче справедливости.

Кстати сказать, обращение к первоисточнику (А. Гайдару) не помешало бы самому Александру Ивановичу. Оно, правда, сулит ему немало обидных открытий: в поведении главного отрицательного героя куда больше параллелей с действиями самого господина Вахмистрова.

Судите сами. В то время как, что твои градозащитники за блокадную подстанцию, "бьются мальчиши от темной ночи до светлой зари", не желая покоряться проклятым буржуинам, "лишь один Плохиш не бьется, а все ходит да высматривает, как бы это буржуинам помочь". И совершает диверсию в тылу объекта обороны. "Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в свое буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья. Сидит Мальчиш-Плохиш, жрёт и радуется".

Александра Ивановича записали в условное буржуинство еще в разгар перестройки. В 1989-м он возглавил совместное российско-финское предприятие "Филко", отметившееся уничтожением здания-памятника на наб. Мойки, 11. А когда стали рыть котлован под двухуровневый подземный гараж, поехал соседний дом – усадьба Штакеншнейдера.

Спасти исторический объект удалось благодаря усилиям специалистов под руководством профессора Улицкого. И тогда (как теперь с Домом журналиста) работы эти тоже были оплачены не коммерческой структурой Вахмистрова, а налогоплательщиками.

Став чиновником, наш герой вывел свое служение буржуинству уже на иной качественный уровень. Будучи главой Комитета по строительству, самолично возглавил Союз строительных объединений и организаций. Наплевав на требования закона, запрещающие госслужащим участвовать в предвыборной агитации, в 2003-м открыто призвал всех строителей города отдать свои голоса за Валентину Матвиенко. На призыв откликнулось свыше 60 компаний. Созданная ими рабочая группа сочинила для Валентины Ивановны перечень предложений "по оптимизации деятельности" строительной сферы, попутно на счет кандидата № 1 потекли внушительные суммы от членов ССОО. А руководитель Группы ЛСР Андрей Молчанов стал координатором блока штаба Матвиенко, пообещавшей строительной отрасли "бурное развитие".

Став строительным вице-губернатором, Александр Вахмистров поспособствовал утверждению городским правительством перечня лакун (исключений из объединенной охранной зоны) – более 300 участков общей площадью свыше 1 млн кв. м, где затем вырастет не один бетонный монстр. Решение это было противоправно – Смольный, корректируя утвержденные городским законом границы охранных зон, обошелся без согласования парламента.

Следующим подарком строительным буржуинам стали подготовленные под эгидой Вахмистрова предложения по сокращению перечня зеленых насаждений общего пользования, о которых сам отзывался эдак шутейно: "От ваших ЗНОП нас бьет озноб!"

Лично похлопотал об изъятии 53,5 га из территории парка "Угольная гавань", на круг же предлагалось сократить ЗНОП почти на треть, выведя из-под охраны почти 3,5 тыс. га.

В 2007-м, когда эксперты ЮНЕСКО рекомендовали правительству Петербурга строго придерживаться действующего высотного  регулирования, Александр Вахмистров заявил: "Такое высотное регулирование нам не нужно". Под его нажимом в проект Правил землепользования и застройки были включены сотни так называемых локальных доминант. Его же стараниями обеспечивалось громадное  количество вносимых в генплан поправок – при их разработке, поясняла Валентина Матвиенко, "мы старались максимально учесть пожелания строительных компаний".

Львиная доля уже материализовавшихся градостроительных ошибок и согласованных новых опасных проектов – на совести Александра Вахмистрова. Пытаясь остановить их теперь, команда Полтавченко всякий раз вынуждена сталкиваться с проблемой компенсации затрат, понесенных инвесторами – которые в пору Вахмистрова успели обзавестись необходимыми разрешениями (даром что зачастую выданными в обход закона). Так что если Александр Иванович всерьез будет настаивать на восстановлении справедливости – может и по миру пойти.

Кто кому должен?

Александр Иванович заверяет, что судиться не намерен. Но полагает необходимым решить вопрос "справедливо". Справедливость в его понимании подразумевает компенсацию всех понесенных инвестором затрат – в размере 480 млн руб.

Примечательно, что в аналогичную сумму (512 млн) оцениваются противоаварийные и реставрационные работы на Доме журналиста, пострадавшего из-за сноса стоявшего рядом Литературного дома и нового строительства на его месте. Вредоносный проект стартовал в бытность Александра Вахмистрова строительным вице-губернатором. А затем был выкуплен Группой ЛСР, которую господин Вахмистров возглавляет нынче. Но почему-то за грехи экс-чиновника и бизнесмена расплачиваются налогоплательщики. Может, раз уж Александр Иванович нынче так озаботился восстановлением справедливости, губернатору самое время выступить с встречным предложением – потребовав с ЛСР возмещения затрат на укрепление и реставрацию Дома журналиста?



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close