Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Святые мощи в тюремном дворе
Фото: Елена Лукьянова

Святые мощи в тюремном дворе

13 мая 2014 20:03 / Общество

В СИЗО № 5 привезли мощи святителя Феофана Затворника.

Во дворе женского СИЗО № 5 – двадцать осужденных женщин со свечками в руках. Перед ними длинный стол, на котором установлен ковчег с мощами святителя Феофана Затворника, икона Божьей Матери «Отрада и Утешение», свечи и стопки молитвословов.

7 мая в ФКУ СИЗО № 5, расположенном среди обветшалых заводских корпусов и психиатрической больницы, привезли святыни Свято-Успенского Вышенского монастыря. Событие приурочено к 200-летию со дня рождения Феофана Затворника, которое будет отмечаться в 2015 году.

На минувшей неделе святыни уже побывали в городском онкологическом диспансере, Воспитательном доме и детском доме № 31, хосписе № 1 и больнице Святой Евгении № 46. Организаторами поездки выступила петербургская епархия и Новодевичий монастырь.

Настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря игуменья София сообщила «Новой»: посещение объектов – «часть социальной миссии РПЦ, которая дает возможность увидеть святыни тем, кто не может сам к ним прийти».

Из 400 заключенных СИЗО в службе во дворе участвует всего 20. Это хозяйственный отряд. Женщины отбывают наказание на территории СИЗО и могут передвигаться по территории изолятора. Тем, кто находится под следствием и ждет решения суда, участвовать не разрешили.

Начинается служба. Отец Сергий читает молитву. Осужденные стоят молча, переминаясь с ноги на ногу. Рядом с ними расположились сотрудники ФСИН. По залитому солнце двору бежит пестрая кошка. У стола она замирает и трется о ногу монахини, которая помогает батюшке. «Коты правят миром», – улыбаясь шепчет сотрудница ФСИН коллеге.

Одной из осужденных становится плохо. Она приседает на корточки, схватившись рукой за голову. В другой руке потухшая свечка. «Что случилось?» – спрашивает сотрудница ФСИН. «Солнце», – шепчет заключенная. Ей приносят воды и уводят в медицинскую часть.

Батюшка произносит последнее «Христос воскресе!». Несколько осужденных нестройно подхватывают. Служба кончилась. Священники Новодевичьего монастыря предлагают осужденным молитвословы. Большинство отказывается, но несколько женщин берут сразу по две-три маленьких книжки. Все прикладываются к кресту: и осужденные, и сотрудники ФСИН. Хозотряд уводят.

Фото

  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»
  • Фоторепортаж: «Пасхальная служба в СИЗО»

Сотрудники ФСИН решают сфотографироваться. «А теперь все идут сюда! – командует женщина из службы исполнения наказаний. – Отец Сергий, идите сюда!» Все становятся в полукруг, в центре – начальник СИЗО Владимир Лиховид.

«Вы фотоаппарат свой давайте», – говорит фотограф, которого попросили сделать общий снимок. Сотрудники ФСИН передают ему «мыльницу». Щелкает затвор. «А снимите еще нас на свой, профессиональный!» – просят присутствующие. Анатолий без особой охоты соглашается. «Рааз-дваа-три!» – сквозь зубы командует фотограф и нажимает на кнопку. Все улыбаются на камеру.

Помощник батюшки волнуется, что святые мощи, которые лежат на столе, украдут. «Вы что?! – успокаивает его начальник СИЗО Владимир Лиховид. – Как лежат, так и будут лежать!»

Процессия во главе с отцом Сергием заходит в здание медицинской части. Поднявшись по лестнице под «Христос воскресе из мертвых», все оказываются в небольшом помещении, которое совсем не вяжется с СИЗО. В небольших комнатках в окружении комодов, банок и пеленок стоят детские кроватки. Тут живут осужденные мамы со своими детьми.

Священник читает молитву.

Анастасия держит на руках восьмимесячного сынишку. Осуждена за убийство. Сейчас она ждет первого этапа – перевода на зону.

– Когда переведут? – спрашиваю я.

– Не знаю, – отвечает Анастасия.

– А что будет с малышом?

– Поедет со мной. Там есть место – как детский садик. Приходишь туда раз в день-два, смотря какая зона.

– Как с вами тут обращаются?

– Хорошо. Условия хорошие, все создано для детей. Я целый день с малышом. Продукты передают родители, и тюрьма обеспечивает завтраком, обедом и ужином.

Другую маму зовут Илона, сыну Артему десять месяцев. Она отправится в колонию за разбой, но пока не знает, куда поедет.

Скорее всего, отправиться осужденным мамам придется далеко. «Кто-то поедет в Мордовию или другие колонии, – говорит начальник пресс-службы УФСИН Юлия Уткина. – Под Петербургом нет колоний для женщин с подходящими условиями».

Осужденные спокойно качают малышей на руках. Они излучают нежность и заботу, которую не отличить от тех, что испытывают свободные матери.

По всему периметру СИЗО в землю воткнуты таблички. На одной из них слова Льва Толстого: «Ни один злой человек не бывает счастлив».