Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Прыжок в бесконечность

Прыжок в бесконечность

21 июля 2014 12:57 / Общество

Первый прыжок с парашютом стал последним для Марыси Молевой, погибшей в прошлое воскресенье на аэродроме клуба ДОСААФ в Гатчине

С этого трагического происшествия прошло больше недели, но до сих пор по факту гибели 18-летней девушки не возбуждено уголовное дело. Руководство Гатчинского авиационно-спортивного клуба ДОСААФ в публичных выступлениях заявило, что считает это трагической случайностью и не исключает вины погибшей девочки.

Родные и близкие Марыси уверены, что трагедия стала следствием нарушений клубом своих обязанностей.

Дело передано в Следственное управление СК РФ по Ленобласти, оно обязано направить его в Управление на транспорте МВД России по Северо-Западному округу. Но уже сейчас можно сказать, что к трагической случайности, о которой твердят руководители клуба, они тоже приложили свою руку.

В выходные дни на спортивных аэродромах вокруг Петербурга шумно и многолюдно — желающих прыгнуть с парашютом с каждым годом становится все больше. На аэродроме Сиворицы любителей экстрима собирается особенно много: цены на учебные прыжки для начинающих здесь очень скромные — всего за 2200 рублей любой может испытать острые ощущения.

Марысе в мае исполнилось 18 лет, и она решила осуществить заветную мечту — прыгнуть с парашютом. Сделать это может и несовершеннолетний, но ему нужна доверенность, подписанная родителями. А родители Марыси, по словам мамы, были против такой идеи дочери. Как рассказал «Новой» Яков Лазарев, знакомый погибшей девушки, именно она была инициатором поездки на аэродром.

В тот день они вчетвером приехали в Сиворицы — Марыся, ее близкий друг и двое его приятелей. Предварительную подготовку проходили вместе, вместе садились в самолет. Марысю как самую легкую последней выбрасывали из самолета. Но она приземлилась не на аэродром — парашют с девушкой опустился на линию электропередач за его пределами. По данным предварительного медицинского заключения, смерть наступила «в результате поражения техническим электричеством». Судебно-медицинская экспертиза не проведена.

«Мы с новичками занимаемся по единой программе, разработанной ДОСААФ России, — говорит Владимир Богатников, заместитель директора клуба. — Все парашютные тренажеры у нас есть, мы подробно рассказываем, как вести себя, если приземляешься на препятствия».

Общая подготовка занимает часа два-три — в зависимости от количества человек в группе. Перед этим клиенты регистрируются — заполняют анкеты, проходят медосмотр. Сначала новичок пишет заявление о зачислении на курс начальной подготовки по программе, в которую входит ознакомительный самостоятельный прыжок с парашютом. Половину листа заявления занимает перечень запретов и предупреждений: нельзя без разрешения инструктора выходить на летное поле, нарушать общественный порядок и т. д. Прыгун расписывается, что несет ответственность и не будет предъявлять претензий к клубу.

Подписывает новичок и заявление, в котором с руководства клуба снимается всякая ответственность за последствия прыжка — какими бы они ни были, вплоть до смертельного исхода. Здесь же указан длинный перечень медицинских показаний, за которые клиент тоже сам отвечает: в нем есть даже нервные расстройства и психиатрические заболевания: получается, что психически больному просто верят на слово, что он здоров, не требуя справок.

«В 18 лет человек становится совершеннолетним, в этом возрасте женщина может ребенка родить и нести ответственность не только за себя, — уверен Владимир Богатников. — Да, мы верим им на слово, что они здоровы, это же их ответственность!»

Сейчас руководство клуба ссылается на фото, которые появились в интернете: по мнению Богатникова, Марыся взяла с собой фотоаппарат и снимала все происходящее в воздухе, следовательно — отвлеклась и не управляла парашютом, как ее учили. И вообще, по словам заместителя директора, молодежь зачастую приходит на аэродром как на аттракционы в ЦПКиО.

Возможно, в словах замдиректора есть доля истины. Но факты наводят на размышления о том, что для руководства главное, чтобы клиент заплатил деньги и подписал отказ от претензий. Например, о том, что в воздухе нельзя пользоваться фотоаппаратом, в подписанных бумагах нет ни слова — клиентов об этом предупреждают на словах. От ответа на вопрос «Если вы видели у девушки фотоаппарат в самолете, почему не запретили им пользоваться?» господин Богатников ушел.

«Да не было у нее никакого фотоаппарата, это фантазии клуба! — уверен Яков Лазарев. — У нее была специальная перчатка с встроенной камерой, для которой не требуется дополнительное управление».

На фотографиях перед полетом эта перчатка отчетливо видна. Но клуб продолжает обвинять девушку. Не было, по словам Якова, и никакого нормального медицинского осмотра: «Нам просто измерили давление и спросили о болезнях».

Их даже не взвесили перед полетом — по инструкции минимальный вес должен быть 45 кг, Марыся заявила, что весит 49 кг, и никто в этом не усомнился. Хотя на фото видно, что она, единственная девушка в группе, невысокая, худенькая и хрупкая. Могла она слегка «прибавить в весе» на бумаге? Могла, наверное. Но почему клуб не имеет своих напольных весов? Без такого элементарного прибора медицинский осмотр перед прыжком превращается в фикцию.

Есть вопросы и к элементарному оформлению документов. По словам Якова, у них приняли оплату, но чек или другой документ о приеме денег не выдали. «У нас даже паспорта не проверили! — удивился он. — Мы взяли их с собой, но никто не посмотрел, а мой ли это паспорт?» Фактически, если несовершеннолетнему экстремалу захочется прыгнуть по чужому паспорту, он спокойно может это сделать.

Прямая речь

Татьяна Васильевна СОКОЛОВА, мастер спорта СССР международного класса, бывший тренер сборной Ленинграда по парашютному спорту:

— Как на этом гигантском поле можно было посадить человека на провода? И что это за подготовка два-три часа? Ерунда! В наше время готовили очень серьезно, мы изучали аэродинамику, устройство парашюта, заучивали посадку на препятствия. Иначе человек теряется, особенно первый раз: чтобы помнить, как действовать, когда попадаешь на ЛЭП, — это надо заучивать. Правда, у нас и задачи были другие — подготовка к армии, спорт. Сейчас из этого сделали коммерческое развлечение. Я считаю, что виноваты те, кто разрабатывал эти инструкции — руководство ДОСААФ России. Понятно, что аэродромы вынуждены сами зарабатывать на свое содержание, и они не отказываются ни от каких клиентов. А молодежь гибнет.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close