Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Татьяна Великотная:

Татьяна Великотная: "Я хочу, чтобы ты знал". Часть вторая

4 сентября 2014 19:44 / Дословно

Мы продолжаем публикацию фрагментов блокадных дневников сестер — Татьяны Великотной и Веры Берхман

Вы можете прослушать дневники Татьяны Великотной и Веры Верхман в исполнении заслуженной артистки России Ларисы Дмитриевой.

Полная биография Татьяны Великотной приведена в конце публикации.

12 февраля

…Газеты не приносят уже четыре дня. Начальник Коломяжского почтового отделения умер... Сегодня резала бумагу одна я. Складывание листов вчера сильно утомило сердце — а ведь когда-то осенью у меня еще были силы стирать!..

Жду весны, а что принесет весна? Только что солнце и свет, а если все без пищи, то какая поправка! Без бани, в грязи, в темноте…

14/II

…Как много значит хлеб! Я сегодня уже съела, наверное, 300 г на службе, да дома подъем с супом и с чаем, а как хорошо! Завтра пойду с Катей по дороге в город — до «Светланы», поискать чего-либо съестного, хорошо бы капустки.

Весь дневник наполнен едой — мы все проголодались. Я на службе ем пустую горячую воду («суп») с хлебом. Так ведь легче кипятить воду в печке — эффект тот же. Удалось немного почитать Гюго — опять потянуло к книге, читаю часть 5-­ю.

Воскресенье, 15 февраля (2-е — ст. стиль. Сретение Господне)

…Хотела отдохнуть, почитать, придется отложить: или уж полежу немного, или совсем не удастся, т. к. темнеет, а я начала вчера оставшуюся от Коли «Историю дипломатии»...

…Я своего лица видеть не могу: морщины и торчащие всюду кости (скелет, обтянутый кожей). Меня теперь исправит только могила или (что представляется уже совсем фантастическим) внезапное прекращение войны и появление продуктов в той же мере, какая была до войны.

А почему-то тайный голос подсказывает, что, несмотря на отеки, худобу и полное истощение, я еще поживу на свете... И значит, увижу своего ненаглядного сына.

16 февраля

…День прошел в работе быстро, но дома очень обидно сидеть в темноте при мигалке, когда тянет к чтению хорошей книги. Катя принесла 500 г гороху, мелет в машинке сухой и сейчас будем варить в печке. Мы все трое мечтали о горохе, и Бог нам послал. В ожидании супа грызем сухой…

Пятница, 20 февраля

…Совхоз быстро эвакуируется. Массу справок я писала сегодня рабочим. Боль в ногах и невозможность сидеть на твердом отравляют мне жизнь. Ночь сплю хорошо. Ходить куда-нибудь дальше с/х я бы не могла. Работницы мне помогают — приносят хлеб, спасибо им. Катюша со мной сегодня обедала в моей канцелярии, и мне было приятно, что я не одинока.

Времени пока у меня много — читаю Гюго... Очаровательна любовь этих чистых детей... Я теперь останавливаюсь не только на романтической стороне, а читаю и его философские исследования...

Татьяна Берхман (Великотная), 1914 г.

Воскресенье, 22/II

Как мои ноги донесли до рынка меня — не понимаю. В общем, сходила вместе с Катей. Сменяла Колины любимые сапоги на 300 г хлеба 40 р. деньгами, а старые галифе спустила за 10 р.

…Пересматривая Колины вещи, я вчера нашла 2 выстиранные и выкипяченные хорошо портянки и очень им обрадовалась: набежало целых два полотенца. Сейчас их обрублю, намечу и пущу в ход. Надо заняться и чулками — все рваные. Если б не боль в ногах, то я начинаю поправляться. Дай питание — и я бы стала человеком. А так я себя сравниваю с лампочкой-коптилкой: подуй на слабый огонек — он и загаснет.

24 февраля

Так ослабел организм, что нет сил, ноги распухли, и я еле дошла домой с помощью Кати. Катя жалуется на то, что ночью не может спать. Сегодня ночью она штопала чулки вместо того, чтоб спать. Я же сплю, как дитя, но с трудом встаю из-за ног. Сейчас грызла сухой горох и выгрызла 2 зуба. Работницы меня называют «собачья старость»!

Безденежье, грусть, болезнь, слабость и... отвратительное чувство голода! Все время мысль о еде...

26 февраля

В 7 ч. вечера я сходила к «Башкирову» и выкупила шоколад — 25 грамм. Прихожу домой — у Кати уж готов обед, сегодня мы сыты, поели мясного супа, заправленного пшенными отрубями! На второе каша из этих же отрубей на мясном отваре. Я погрызла оставшимися зубами жировую косточку.

Боже мой! Вчера ведь из-за голода грызла сухой горох, выпрошенный у работниц, и потеряла 3 зуба!.. А починить нельзя ни у кого — нет врачей и нет тока и света у зубных врачей!..

…Вернувшись домой, я нашла 4 письма!.. Надо же, от всех любящих сердец!

Трудно сказать словами, как я тронута и обрадована этими письмами, и особенно от Саши!.. Письма от 5/I и 11/I — еще папа был жив... И Сашок ничего не знает о его смерти! И я ничего ему не писала!..

Татьяна Берхман (Великотная), конец 1890-х гг.

28 февраля

Как я устаю — с каждым днем все больше.

…«История дипломатии» временно остановилась. В совхозе огромный прием работниц…

…Тело обрастает корочкой. Сидеть больно: на службе сижу на старой каракулевой кофточке, дома — на подушке. Директор все это видит — мою худобу и преждевременную старость, и все-таки выдает через месяц по 1 кг отрубей. Это все отвратительно, и нет конца такому положению…

1 марта

Удивляюсь, как мы еще живы. Сидим на хлебе и на воде — и то и другое дается с трудом. Я уж не ношу ведер. Хлеб случайно достался без очереди в Шувалове. Сегодня я встала в половине девятого и отправилась в церковь. Дорога была трудная, третьего дня замело, так еще хорошо, что растоптали. С трудом дошла. Крестик Заи виден с дороги — его еще не замело снегом, хотя и маленький. Прошла в церковь — там служба пришла к концу; было много причастников (начинается третья неделя поста). Подала поминальные бумажки…

…Все ушло — мое молодое прошлое не вернется. Средние годы ушли с детством Саши. Пожилые годы наступили счастливо. Как ни странно, эти последние пожилые годы были лучшими в моей супружеской жизни. Коля буквально за мной «ухаживал». Мы были несколько раз в кино, он стал посещать моих знакомых, ездил к Саше. Дома для Саши, в ожиданьи Саши из училища, оба тратили на прием его и его гостей, не жалея денег. Саша нас и соединил, и осчастливил своей молодостью...

8/III

Счастливый день на фоне скудного моего существования: я попала в баню. За 2 дня перед этим я была убита ужасным сознанием: дошла до вшей. Это было открытие трагического порядка… выстояла небольшую, человек в 20, очередь и попала в эту землю обетованную — в бывшую горячую баню. Вещи мы сложили в «холодной» бане. Мылась я, наверное, около 1,5 ч, не хотелось уходить из тепла, спину потерла соседка, я насладилась чистотой.

Пришла зато с великим трудом, так ослабела вся и особенно ноги. Шла как столетняя старуха. Такой метаморфозы в своем теле я все-таки не ожидала…

9 марта. Утро 10 час.

Третьего дня был опять обстрел Ленинграда. Катя вернулась домой из магазина и была перепугана тем, что на «Светлане» и в районе около нее пламя, горели дома…

…Еда сейчас занимает нас больше всего. …Я уж типичный «дистрофик» — и если выживу до конца войны при таком питании, то это божье чудо, что доживу. Во сне вижу то хлебную прибавку, то совсем не получаю хлеба, то не попадаю в очередь и т. п. — все связано с едой. Сейчас, когда я пишу это в конторе, Катя стоит за маслом — 100 г на человека независимо от категории. Разве поправишься на таком пайке?..

Зенитные установки на Марсовом поле. 1942 г.

Зенитные установки на Марсовом поле. 1942 г.

10 марта

…Боюсь, не отнялись бы совсем бедные мои ноги... И все валятся неприятности — одна за другой. Директор отказал во всем: и в стационаре, и в деньгах (аванс), и в отрубях... Галкина направляют в стационар, он ИТР, он «нужный человек». А я теперь могу не получить своих денег из-за этого.

…Вчера вечером читала Кате вслух Гоголя «Вий». Думала, что она устанет слушать, но она говорила: «Читай до конца». Последнее время у меня в руках стали делаться судороги — сводит пальцы. Это очень неприятное ощущение…

11 марта

…Хлебная прибавка так и не прошла.

Попробую почитать «Историю дипломатии», пока никого нет. Остановилась на главе «Рим»…

Продолжение следует. Первую главу дневника Татьяны Великотной читайте здесь.

Начало дневника Веры Берхман доступно по этой ссылке.

Биография

Татьяна Константиновна Великотная родилась 18 января 1894 г. Ее отец, обрусевший прибалтийский немец Константин Александрович Берхман (1856–1920), был женат на Александре Борисовне Хвостовой (1853–1924), дочери сенатора, тайного советника Бориса Николаевича Хвостова (1815–1883) и Надежды Ивановны Красновой (1839–?). У Татьяны было две сестры — Ольга и Вера — и брат Александр.

К. А. Берхман был лютеранином по вероисповеданию, однако все его дети были крещены в православии. Он окончил Императорское училище правоведения (наб. р. Фонтанки, 6). Вся его жизнь в дальнейшем была связана со сферой юстиции. Пройдя по ступенькам служебной лестницы от следователя в г. Старая Русса до старшего нотариуса Псковского окружного суда, К. А. Берхман в 1912 г. получил чин действительного статского советника и занял должность товарища председателя Петербургского окружного суда. В январе 1920 г. он скончался в Житомире от тифа.

Берхманам принадлежало красивейшее имение Скоково в Псковской губернии. Их дети на всю жизнь сохранили самые светлые воспоминания о Скокове, где семья проводила каждое лето. Увлечения семьи были разнообразны. Летом — спорт, лошади, домашние театрализованные постановки. Мать и дети играли на фортепьяно, много читали. Отец серьезно занимался живописью, рисовал акварелью, углем, писал маслом. В 1995–2007 гг. в экспозиции музея­-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» выставлялось семь рисунков Берхмана из архива его внука, А. Н. Великотного.

В Петербурге семья жила на Большой Зелениной улице, в доме 9 (ныне № 13). Сестры окончили женскую Василеостровскую гимназию ведомства императрицы Марии Федоровны. В этом заведении обучались девушки из самых разных слоев общества.

Татьяна Константиновна рано начала сочинять стихи. Будучи гимназисткой, печаталась в газетах и журналах. Любила стихи поэтов Серебряного века. В 1914 г. выпустила поэтический сборник «Первые песни», передав экземпляр с посвящением своему троюродному брату Александру Блоку. В 1915 г. она блестяще окончила Императорский женский педагогический институт (был единственным женским институтом в России, который признавался Министерством народного просвещения в качестве высшего учебного заведения). В мае 1917 г. Татьяна вышла замуж за выпускника физико­-математического факультета Санкт-Петербургского университета Николая Александровича Великотного (1887–1942), которого знала с детства. Во время Первой мировой войны он поступил вольноопределяющимся в Михайловское военно­-инженерное училище, был произведен в подпоручики, воевал. 14 августа 1922 г. у четы Великотных родился сын Александр.

В 1920–1930­х гг. Т. К. Великотная преподавала в школе русский язык и литературу. Н. А. Великотный был преподавателем физики и математики в школе и техникуме, а с 1937 по 1941 г. работал инженером «Теплоэнергопроекта». Супруги чудом избежали репрессий.

Н. А. Великотный умер 22 января 1942 г.

Т. К. Великотная — 1 апреля 1942 г.

Александр, которому посвящен публикуемый дневник Т. К. Великотной, окончил в 1944 г. ВМУ им. Фрунзе. Воевал, дважды был награжден орденом Красной Звезды, дважды — медалью «За боевые заслуги». Вышел в отставку в звании капитана 1-го ранга. В феврале 1945 г. он женился на Марии (в дневнике Т. К. Великотной — Мусе) Георгиевской (1921–2013), с которой дружил со школы. Мария была дочерью священника, протоиерея Дмитрия Георгиевича Георгиевского (1877–1942). Она помогала Татьяне Константиновне до самой ее кончины.

Выражаем благодарность

Дневники вошли в книгу «Записки оставшейся в живых: блокадные дневники Татьяны Великотной, Веры Берхман, Ирины Зеленской» (Спб., Лениздат), которая в настоящее время находится в типографии.

Книга подготовлена к печати (состав, статья, комментарии) сотрудниками Санкт Петербургского института истории РАН Александром Чистиковым и Александром Рупасовым при участии Алексея Великотного. Дневник Веры Берхман публикуется впервые.

Публикация подготовлена Наталией Соколовской.

Создание аудиоверсии было бы невозможным без коллектива редакции «Эхо Москвы» в Петербурге, осуществившей запись, обработку и монтаж материала.