Лужско-китайская стена
Фото: Алексей Крупнов

Лужско-китайская стена

24 августа 2014 20:17 / Общество / Теги: карелия, конфликт

Обитателей деревни Шалово Лужского района достало, что на их любимом Зеленом озере автомобилисты не только паркуются вплотную к воде, но и умудряются в жаркую погоду заезжать на машинах в водоем, чтобы нырять прямо из салона

Сначала законопослушные жители начали нудную переписку с местной и районной администрацией. Они напомнили чиновникам, что существует Водный кодекс, в котором четко сказано, что въезд автомобилей в пределы не только береговой полосы (20 м), но и водоохранной зоны (50 м) вне асфальтированных дорог и оборудованных автостоянок запрещен. Пешком – пожалуйста, но не на джипе или квадроцикле.

Переписка дала немного. Берега Зеленого озера относятся к лесному фонду, и более того, включены в региональный заказник "Шалово-Перечицкий". Поэтому муниципалы послали активистов в Комитет по природным ресурсам Ленобласти. Однако после переписки с комитетом жители поняли, что никто им не поможет и действовать надо собственными силами.

Маленький навар от общения с муниципалами все же был – они установили несколько бачков для мусора недалеко от берега. Один, правда, сразу украли, но и это лучше, чем ничего.

Граждане перестали писать письма и перешли к оборонительным действиям. Житель Шалова Алексей Крупнов, хозяин небольшого производства металлоизделий, за свой счет изготовил 200 столбов, которые закрыли подъезды к воде. Столбы закопали в 15–60 метрах от воды на глубину 1,5 м, чтобы было не раскачать и не завалить. За столбами возникла автостоянка, где, по замыслу Крупнова, и надо оставлять машины. Казалось бы, успех предприятию обеспечен! Но через несколько дней несколько столбов было выкопано – ровно столько, чтоб машины могли протиснуться к берегу.

В наиболее уязвимые места шаловские активисты уложили бетонные блоки. Но и их автожлобы стали отодвигать. И тогда жители поняли: их спасет только "Великая китайская стена", как назвал ее сам Крупнов.

 По линии столбов проложили железобетонный бордюр высотой 40 и шириной 30 см. На бордюр в триста метров ушло более 40 кубометров бетона плюс арматура. Алексей не смог сказать, сколько ему лично стоило антиджиповое заграждение. Говорит: "Я давно работаю с металлом, у меня скопился целый склад всякого железа". Но даже за вычетом арматуры сооружение получилось дорогостоящее. А с учетом того, что ограждение возводилось исключительно на общественные деньги, оно и вовсе уникально для Ленинградской области.

Попытайся Крупнов согласовать свой бордюр с Комитетом по природным ресурсам, он наверняка получил бы отказ. Если следовать нормам Лесного кодекса, железобетонный поребрик в триста метров является капитальным сооружением, возведение которых в лесах запрещено. Но в данном случае активисты стремились помочь заказнику и спасти озеро. По большому счету они сделали то, что следовало бы предпринять Комитету по природным ресурсам. Возможно, именно по этой причине санкций от надзирающих органов не последовало.