Вернуть и всё простить
Фото: Ленинградцы на Суворовской площади смотрят салют, 21 января 1944 год

Вернуть и всё простить

9 октября 2014 14:42 / Общество

7 октября депутаты Госдумы приняли в первом чтении закон о возвращении Дню освобождения Ленинграда от блокады исторического названия (год назад оно было грубо и неграмотно изменено). Почти нет сомнений: скоро примут и во втором, и в третьем, потому что так «порекомендовал» Владимир Путин. Это – победа. Не та, конечно, что со слезами но глазах, эта – с вопросом во взгляде.

Иногда взбесившийся принтер (читай – Госдума) работает и в обратную сторону. Только надо помнить: непродуманные, ненужные, ненормальные решения народных избранников стоят не только их рабочего времени, неплохо оплачиваемого и даром потраченного, не только споров, в которых все разумные доводы проигнорированы, но еще и переживаний и чувств того самого народа (тех самых избирателей), а также немалых народных денег, поскольку они из бюджета.

Прошлой осенью парламентарии жестоко, безграмотно и глупо переименовали памятную для Петербурга дату – 27 января. Приняли закон в трех чтениях, его подписал президент и с 1 января 2014 г. День снятия блокады Ленинграда стал называться «Днем полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками». Новое «имя» праздника оказалось сложно даже выговорить, а запомнить вообще нереально. Командиры на парадах читали его по бумажке. Чиновники делали чудовищные ошибки в названии, на плакатах пропускали слова и превращали в «освободителей» фашистов. И тем не менее никто – ни законодатели, ни исполнители – не признавал неудачу.

Публично возмущались только сами блокадники: «Нас вычеркнули из истории Ленинграда». Жители осажденного города, писатели, историки, ученые, просто люди, знающие историю, оскорбились: дату, важную для всех ленинградцев, а не только для тех, кто в погонах, занесли в свод сугубо военных торжеств, упростили, исказили ее смысл. Филологи к тому же увидели в новой формулировке нагромождение слов, корявость изложения, безграмотность.

Писатель, один из авторов «Блокадной книги», фронтовик Даниил Гранин прокомментировал «Новой»: «Жалко, что блокадников вообще исключили из истории блокады и все передали советской армии. Я-то прекрасно знал и помнил всегда, и был убежден, что если бы за нами было просто пространство, просто поле, какая-то земля пустая или какие-то поселки – мы бы не сумели выстоять на фронте. Нельзя, нельзя было – это очень обидно – исключать блокадников, горожан из истории защиты Ленинграда и из истории блокады. Снятие блокады – это результат совместной судьбы города, горожан и Ленинградского фронта. История защиты Ленинграда, история блокады – это общая история, неразделимая между фронтом и горожанами.

Но никого тогда не услышали ни авторы нового названия депутат ГД РФ Виктор Заварзин и член СФ Виктор Озеров, ни их коллеги в ГД РФ, ни Путин.

Затем к 27 января 2014 г. – к 70-летию полного снятия блокады – на Петербургском монетном дворе изготовили 170 памятных медалей со словами – «Победителю блокады Ленинграда». Такого термина в ленинградской истории еще не было.

В январе на улицах Петербурга разместили 80 плакатов и около двух тысяч стикеров в метро с бредовой ошибкой в названии памятной даты. Дословно: «27 января – День полного освобождения Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками». В длинной неудобоваримой формулировке сами чиновники пропустили слова «советские войска» и в результате сообщили всем, что город от блокады освободили фашисты…

Ошибку на плакатах чиновники признали. Сняли их все за считаные часы, через несколько дней напечатали новые, уже без ошибок, развесили. Медали заново отливать не стали. Признавать ошибочность переименования – тоже.

А потом в Петербург приехал Владимир Путин и встретился с блокадниками. Председатель городского ЗакСа Вячеслав Макаров рассказал об этом «Новой»: «На встрече с Путиным первый вопрос, который подняли блокадники, был именно вопрос о названии Дня снятия блокады Ленинграда». И только тут Путин людей услышал. Не в ноябре 2013 года, когда подписывал закон, и не сразу после, когда общественность громко выступала против изменений, а лишь спустя несколько месяцев. Президент услышал и сказал: «Да, мы всегда пользовались самым простым словосочетанием – освобождение Ленинграда от блокады. Потом возникли сомнения. Уверен, что депутаты руководствовались лучшими побуждениями. Но появились новые проблемы, связанные с тем, что мы говорим только об армии, которая, безусловно, внесла решающий вклад в освобождение города, но без гражданского населения вряд ли удалось бы достичь победы. Без тех, кто работал на сооружении оборонительных рубежей, на предприятиях, без добровольцев, из которых формировались подразделения. Знаю это по истории собственной семьи».

Ровно через два дня после этой встречи депутаты петербургского ЗакСа решили обратиться в Госдуму с просьбой изменить название памятной даты: или вернуть прежнее, или сократить нынешнее. За это обращение в ГД РФ петербургский парламент проголосовал единогласно. А 7 октября за изменение формулировки наконец-то высказались думские депутаты. Осталось два чтения до возвращения 27 января собственного имени. Если, конечно, принтер не взбесится…

Даниил Гранин, писатель, фронтовик:

– Понимаете, мы живем среди поправок. У нас работает целая академия поправок. Отвергаем то, предлагаем это. Мы то делаем Хрущева плохим, то находим какие-то документы или даже без документов пишем статьи о том, какой он был хороший. Был заговор в отношении него или не было. Мы насчет Горбачева никак не можем сказать, хороший он или плохой. Но обязательно делаем его или плохим, виноватым во всем, или хорошим. По поводу Ельцина – мы тоже никак не можем успокоиться: то он преступник, то не преступник. Мы никогда не знаем, что же на самом деле было. Мы все время поправляем себя и свои данные, свои сведения о репутации своих президентов, генсеков и т. д. То же самое с названиями. Мы все время меняем названия. Так выражается нестабильность жизни, которую мы еще и увеличиваем.

Людмила Эльяшова, писатель, блокадница:

– Разобраться в действиях депутатов, честное слово, я не могу. То, что они творят, мне кажется диким и непонятным. Год назад мы так много об этом говорили. Просили изменить название. Никто не был услышан. А Путин сказал – и название решили вернуть. Ну что ж, Путин сейчас – хозяин земли русской. Это факт. Как называл себя Николай II, так и Путин может себя назвать. Теперь это в порядке вещей – «как решит Путин». Слава богу, что на этот раз он решил правильно.

Наталия Соколовская, писатель:

– Приятно, когда здравый смысл торжествует. Хотя радоваться очевидному странно. Самым горьким в данной истории мне представляется то, что безграмотное с точки зрения русского языка и бессовестное с точки зрения исторической справедливости переименование было принято народными избранниками. Господа в Думе любят оперировать большими величинами (это не намек на их зарплаты) в ущерб величинам малым. Если малой величиной можно считать конкретного человека, понесшего на себе страшный труд блокады: будь то житель города или солдат на переднем крае обороны. Сейчас, когда принято важное решение о создании в городе Музея-института блокады, есть надежда, что слова «блокада и оборона Ленинграда» перестанут быть в современном общественном сознании неким общим местом, заполненным ходульными представлениями о величайшей трагедии ХХ века. И хочется верить, что при создании музея не будут повторены ошибки, допущенные в связи с неудачным переименованием памятной даты.