Прокуратура пообещала наказать
Фото: ООО «Вектор» плотно застроил берег, отданный под рекреацию, домами, в том числе капитальными. Автор фото - Анастасия Филипповой

Прокуратура пообещала наказать

16 февраля 2015 12:40 / Расследование

Экологи давно предупреждают, что главный курортный символ Ленинградской области — берег Финского залива — скоро может остаться только на карте

Из-за растущей незаконной застройки доступ к нему все более затрудняется. Более двух месяцев назад «Новый экологический проект» совместно с читателями «Новой газеты» направил в Выборгскую городскую прокуратуру заявления по наиболее «эффектным» нарушениям. Наконец 29 января состоялась выездная проверка. Сопровождали сотрудника прокуратуры местный лесничий, специалисты Комитета госконтроля природопользования и экоактивисты.

Большая часть незаконных коттеджей и заборов построены на участках лесного фонда, легально переданных правительством Ленобласти в аренду под рекреационные цели. Получается, что власти региона своими руками способствуют тому, что побережье теряет свою рекреационную ценность. Контроль за реальным использованием участков ведется крайне слабо и чаще остается на бумаге. Надзорные органы лишь фиксируют растущие год от года нарушения, меж тем как нет ни одного случая сноса.

Вредительство

Иногда ответственные лица прямо говорят, что не верят в возможность сноса из-за пробелов в законодательстве. Одно из первых незаконных строений, зафиксированных проверкой 29 января, было обнаружено на арендном участке ООО «Кентавр» (полуостров Таммикониеми близ поселка Озерки). В нарушение Лесного кодекса, который допускает строительство в лесах только временных сооружений, хозяин «Кентавра» преспокойно возвел капитальный особняк площадью около 400 кв. м и каменный пирс. И никто ему в этом не воспрепятствовал.

Лесничий Тарасовского участка Рощинского лесничества Леонид Дудукал подтвердил, что давно зафиксировал это нарушение и составил акт (!), однако считает, что управы нет. «В нашем законодательстве не предусмотрено способа отличить капитальное сооружение от временного», — уверен он. Присутствовавшая на проверке активист движения «Против захвата озер» возразила ему, что, хотя такая проблема действительно имеет место, случаев определения капитальности через суд тоже предостаточно. Было бы желание. Иначе получается, что государство заведомо раздает леса под капитальную застройку. В старые советские времена к такой практике подошел бы термин «вредительство» со всеми вытекающими уголовными последствиями. Ныне последствий нет.

Логично, что власть не должна передавать лес в аренду, пока отсутствует (по мнению ее представителей) нормативная база для контроля действий арендаторов. «Тогда вам надо законодательство менять», — заявил в ответ лесничий. Что ж, мы не против и поменять кой-чего, но не проще ли для начала применить уже действующие нормы?

«Арендатор сказал мне, что если что не так, он этот дом немедленно разберет», — заверил нас Леонид Валентинович. Звучит забавно, потому что ни один из нарушителей подобные обещания ни разу не выполнял. К тому же «не так» уже наступило: лесничий, как сообщил сотруднику прокуратуры, уже составил акт. И что же? Где гастарбайтеры, суетливо разбирающие дом?

NB! Подготавливая этот материал, мы получили официальный ответ от главного лесничего Рощинского лесничества Владимира Олегина. Оказывается, капитальный особняк ООО «Кентавр» лесничество вообще нарушением не считает! «Лесной участок… используется в соответствии с проектом освоения лесов, за исключением ограждения сетчатым забором», — сообщает Владимир Владимирович. Это означает, что капитальная постройка либо неправомерно согласована Комитетом по природным ресурсам ЛО (именно он выдает заключения на проекты освоения лесных участков), либо главный лесничий решил приватно толковать Лесной кодекс. А именно — объявить капитальную постройку законной. В свете этого письма позиция его подчиненного Леонида Дудукала представляется чуть ли не радикализмом: ведь, несмотря на то что начальник нарушений не видит, участковый лесничий все-таки решился составить акт. Впрочем, составил ли он его? Мы акта не видели.

Неизбежное зло

Вообще смирение лесничих по отношению к лесным нарушениям впечатляет. Обо всех нарушениях они, оказывается, знают, добросовестно составляют акты, отправляют наверх — в Комитет по природным ресурсам Ленобласти, после чего продолжают флегматично наблюдать, как на глазах тают лесные ресурсы. Так, вплотную к коттеджу «Кентавра» на полуострове Таммикониеми уже несколько лет стоит около двадцати капитальных домов за заборами. Как подтвердил Леонид Дудукал, они стоят на территории лесного фонда. На недоуменный вопрос, как такое возможно (нарушение ст. 11, ст. 41, ст. 104 Лесного кодекса), развел руками: «У них есть все документы о собственности на землю». На всякий случай напомним, что весь лесной фонд принадлежит Российской Федерации и приватизация его невозможна.

Владельцы коттеджа «Кентавр» на полуострове Таммикониеми не скрывают, что застраивают рекреационную зону

Перед нами еще один пример так называемого двойного учета и двойной собственности на лесные участки, который стал уже притчей во языцех. Участок значится как часть лесного фонда и никогда из него не выводился. Но, как вдруг оказывается, кто-то когда-то параллельно оформил этот же участок как земли сельхозназначения и продал частным лицам. И хотя иерархия прав здесь очевидно в пользу государства, надзорные органы и суды почему-то не спешат становиться на защиту его интересов. В большинстве случаев такие споры разрешаются в пользу частных лиц. Возможно, потому, что частные лица более активно защищают свое имущество, чем представители государства.

Лес — стройка — приватизация

Следом инспекция посетила полуостров Малый и охотничье-рыболовную базу «Окуневая-ВоенОхот». Сама старая база выведена из лесного фонда, но небольшая полоса земли между ней и заливом (шириной примерно 100 м) по-прежнему является лесом. Комитет по природным ресурсам отдал ее в аренду. Арендатор — ООО «Вектор» — плотно застроил берег домами, в том числе капитальными. Помимо прочих неудобств, эти дома таят в себе серьезную опасность, узаконенную в ст. 36 ч. 1 Земельного кодекса.

Согласно документам, на этом участке располагается лес. А вот так это выглядит в реальности

По документам этого здания не существует

И этого тоже

Если путем относительно нехитрого мухлежа их легализовать, то далее возможна приватизация. А приватизировав, собственник получает исключительное право приватизировать и прилегающий участок. Правда, Лесной кодекс запрещает приватизировать леса, но случаи прихватывания лесных участков вместе со зданиями случаются сплошь и рядом.

Так, два года назад «Новая» сообщала о продаже зданий бывшей погранзаставы вместе с прилегающим лесным участком в Кингисеппском районе Причем это был не просто лес, а лес Кургальского заказника! Да и нет нужды ходить так далеко — в одном из наших предыдущих расследований мы писали о продаже капитальных домов, выстроенных на арендованном участке лесного фонда на берегу Большого Симагинского озера (известный курорт «Лесная рапсодия») (Кстати, прокуратура наше заявление по этому факту пока проигнорировала.) Вряд ли покупатели удовольствуются ненадежным статусом собственника на арендованной земле и не попытаются приватизировать ее через суд. Ведь домовладения продаются почти по 98 млн рублей!

Как сообщил в ходе проверки лесничий, стоимость аренды одного гектара леса на берегу залива обходится всего порядка в 150 тыс. рублей в год. В год! Таким образом, одна сотка стоит всего 1500 рублей в год, то есть — почти ничего. С учетом того, что сотка в собственности здесь обходится в 10 тыс. долларов, то фактическая приватизация под видом аренды лесных участков представляется гипервыгодной схемой. Тем более что власти почти гарантированно не выкатят захватчику претензий. Иски о расторжении договоров случаются только при невнесении арендной платы. Но символические 150 тыс. за гектар обычно вносят все. Странно после этого, что какие-то леса на берегу залива еще остались свободными! Впрочем, вскоре мы убедились, что и «свободный берег» здесь понятие условное.

Иль застройка, иль помойка

На свободных участках, которых остается все меньше, естественным образом усиливается неконтролируемая рекреация. Иногда это выражается просто в кучах мусора и рассыпанных по лесу черных пятнах кострищ, но бывают и более фундаментальные свидетельства. Так, в бухте Желтая вдоль берега на несколько сот метров тянется линия из самопальных построек — иные попроще, из жердей с полиэтиленом, иные — солидные, с твердыми стенами и даже печками-буржуйками. С мая по сентябрь в них живут стихийные «дачники» (как правило, сами же их и построившие), зимой останавливаются рыбаки. Территория вокруг усыпана мусором — куски баннерной ткани, полиэтилен, канистры, бутылки. Поскольку затовариваются «дачники» основательно и надолго, то и отходов получается больше, чем у обычных туристов.

По берегу бухты Желтая тянется линия из самовольных построек: иные попроще, из жердей с полиэтиленом, иные солидные, с твердыми стеклами

Участник проверки Михаил Орлов (Комитет по госконтролю природопользования) ничего страшного в этих «фавелах» не увидел: «Я сам рыбак, хорошо, когда есть где переночевать, — говорит он. — А постройки — не капитальные». Экологи возразили ему, что это в любом случае самострой в лесу, то есть нарушение. Не встречая сопротивления, он будет шириться и матереть. Есть случаи, когда такие хибарки в ходе причудливой документарной цепочки превращались в капитальные коттеджи. Так, на озере Нахимовское близ поселка Цвелодубово в лесотаксационных материалах когда-то значились «три избушки», что позволило изворотливым коммерсантам быстро заменить их на три коттеджа и приватизировать, а затем оформить в собственность и участки. Все это как-то мешает умиляться стихийному «шанхаю» на берегах залива. Причем подобный самострой быстро распространяется вдоль пока еще свободных берегов. Дачники подле своих домиков даже огороды разбивают.

В итоге переговоров было-таки решено зафиксировать домики и помойки как лесное нарушение. «Но сносить их у нас нет ни техники, не средств», — предупредил лесничий.

По окончании рейда представитель прокуратуры Евгений Стогний пообещал проанализировать документы по каждой осмотренной точке и принять меры реагирования. В отношении капитальной застройки и огораживания лесов он предполагает предъявить судебные иски. Что ж, это было бы неплохо. Пусть о фактах сноса по решению суда пока ничего не известно, но даже просто потрепать нервы захватчиков в воспитательных целях полезно. Может, другим станет неповадно?

Евгений Сергеевич предложил нам продолжать информировать прокуратуру о нарушениях. Вот чего-чего, а этого вдоль берегов Финского залива предостаточно. Возвращаясь назад в город, мы не отрывали карандаша от блокнота. Первое: «Поселок Морские Террасы незаконно огородил прилегающий к Приморскому шоссе лес сплошным деревянным забором». Далее: «В районе 25 км шоссе Зеленогорск — Приморск лес огорожен сетчатым забором длиной более 2 км с предупреждающими аншлагами».

Далее: «Поселок Пески: коттеджные поселки следуют вдоль залива вплотную друг к другу, забор к забору. Найдено только четыре прохода к заливу». И так до границы с Петербургом.

Так что работы Выборгской прокуратуре предстоит много! Был бы результат…