Генплан и подневольные депутаты

Генплан и подневольные депутаты

29 апреля 2015 22:04 / Политика

Чего ждать от рассмотрения проекта генплана в Заксобрании

Как рассказывают в кулуарах ЗакСа, на поправки к генплану введено что-то типа неофициальной квоты: не больше четырех штук от депутата. То есть подавать, конечно, можно сколько угодно – но больше четырех исполнительная власть все равно не согласует, а значит, и парламентское большинство не проголосует. Однако внезапная отставка вице-губернатора Марата Оганесяна, при котором эта договоренность была достигнута, грозит смешать все карты.

15 апреля законопроект об обновленном генплане прошел первое чтение. После этого депутаты сами себя стреножили, позволив подавать поправки ко второму чтению только… до 17 апреля! Говорят, иначе сложно их было бы обработать ко второму чтению, которое состоится 13 мая. Ведь поправки должны еще были пройти через комиссию по горхозу и юруправление ЗакСа.

В дикой спешке депутаты и их помощники (те, кто действительно работает над законопроектом) подготовили 172 поправки.

Как Милонов пролетел с «Малиновкой»

И тут оказалось, что на наших законодателей наложено еще одно ограничение, которое мало кто ожидал. Депутаты не могут предлагать абы какие поправки – у них есть право настаивать только на тех, что были поданы во время слушаний.

В итоге получилась парадоксальная ситуация. Сейчас пока еще действует один вариант генплана (назовем его «А»). На слушания КГА подал новый вариант, «Б» (причем в этом варианте не было отмечено, что там новое, а что старое, документ предлагалось рассматривать как данность, будто мы собираемся строить город на пустом месте). Потом все желающие подавали поправки, которые рассматривала комиссия по генплану. Какие-то из них были приняты, и в итоге сформировался третий вариант генплана, «В» – с поданными на слушаниях поправками (он снова выглядел как единое целое, и понять, какая часть там сохранилась из действующего генплана, какая была предложена КГА, а какая – поправками на слушаниях, очень сложно). Вот этот третий вариант и был подан в Законодательное собрание, а вариант «Б» как бы перестал существовать – как будто его и не было.

Тут оказалось, что предложенный окончательный вариант «В» сами депутаты могут изменять лишь очень ограниченно – используя только те поправки, что поступили на слушаниях. Причем они не только не могут выдумывать новые поправки из головы – это еще полбеды! А беда в том, что ни действующий генплан («А»), ни тот вариант, что первоначально подавал КГА («Б»), также не являются основанием для поправок!

Из-за этого неожиданно пролетел Виталий Милонов с парком «Малиновка». Обозначение части парка как зоны Д (деловая) – под строительство храма – было вынесено на публичные слушания (то есть находилось в варианте генплана «Б»). Против этого изменения на слушаниях было подано множество поправок. При этом Милонов был уверен, что у него уже все схвачено, поэтому, естественно, сам он поправки о том, чтобы отвести «Малиновку» под храм, не подавал. Однако противодействие было столь широким, что власти пошли навстречу населению и согласились учесть мнение жителей. В итоге в варианте генплана «В» «Малиновка» снова стала парком.

Сейчас Милонов хотел было попытаться пролоббировать храм, внеся депутатскую поправку ко второму чтению, но не сумел! Потому что поправка о храме на слушаниях никем не подавалась, а предыдущий вариант, «Б», как будто бы никогда не существовал. В итоге поправка Милонова по «Малиновке» должна быть отклонена по формальным основаниям. Всего из-за этого отклонено полтора десятка поправок.

Вкусное лобби

Интересно, что Виталий Милонов вступается не только за православных, но также за рестораторов. В частности, он пытается отстоять интересы ресторана «Шелест» по адресу Приморское шоссе, 572а.

Этот ресторан построен между Приморским шоссе и заливом и пока что никому не мешает. Однако владельцев «Шелеста» явно тревожит их будущее, потому что генпланом предполагается расширение Приморского шоссе и зона У (улично-дорожная сеть) здесь гораздо шире, чем реально существующая дорога.

Таким образом, получается, что часть ресторана занимает ровно половину зоны У. Вместо того чтобы поднять вопрос о том, каким образом в зоне У появилось капитальное строение, Милонов предлагает… вырезать из нее кусок, перевести его в зону Р0, чтобы таким образом узаконить ресторан. А то, что при этом на потенциальном шоссе появится бутылочное горлышко, сужающее дорогу вдвое… ну, зато это позволит ресторану увеличить приток посетителей.

Интересно, что комиссия по горхозу согласилась учесть эту поправку, правда «в уточненных границах». Что это значит, пока непонятно.

Большая часть депутатов либо вообще не пытались ничего поменять в генплане, либо подали по одной-две поправки, которые связаны с интересами или их избирателей, или каких-нибудь бизнес-знакомых.

Однако в поправках иных депутатов можно проследить некую логику последовательного лоббирования интересов либо бизнеса, либо большей части горожан. Например, Сергей Анденко подал четыре поправки, из них три – о переводе деловой зоны в высокоэтажную застройку (все они были отклонены комиссией). Виталий Милонов всего подал девять поправок, из них четыре – о переводе зоны скверов и парков Р2 в деловую или жилую застройку.

Другая сторона

К счастью, далеко не все депутаты занимаются лоббированием интересов бизнеса. Например, Татьяна Захаренкова подала пять поправок с целью уменьшить этажность планируемых под застройку территорий с 3ЖД на 2ЖД. Все они были отклонены комиссией по горхозу.

Анатолий Кривенченко в противовес Милонову объявил войну элитному общепиту: он подал четыре поправки о переводе зон Р0 под ресторанами «Бастион», «Макрель», «Руно» и «Шале» в зону парков и скверов Р2. Поправки также отклонены.

Максим Резник, Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг в общей сложности предложили 35 поправок – в основном о переводе зон деловой и жилой застройки в рекреационную. Комиссия по горхозу согласилась учесть только две из них: компромиссное решение по скверу Агрофизического института – заменить здесь высокоэтажную жилую застройку (3ЖД) на использование под научные цели (Д); а также появление зеленой зоны на месте высотной застройки в Торфяном.

Ирина Комолова подала только четыре поправки, при этом три из них были учтены комиссией (одна из них заменяет потенциальную церковь в Металлострое на рекреационную зону, другая – индустриальную зону также на рекреацию).

Алексей Ковалев подал 20 поправок, из них учтены две, в том числе о том, чтобы исключить надстройку торгового центра над станцией метро «Василеостровская».

Рекордсменом по числу поправок стал Борис Вишневский – он подал 34 предложения. Из них комиссия учла четыре – во-первых, те же две поправки по Торфяному и Агрофизическому институту, что подавали Резник, Галкина и Нотяг, и еще две по созданию рекреационных зон в Металлострое и Песочном.

Заметим, больше четырех поправок не учтено ни у одного из депутатов – что подтверждает слухи о том, что между ЗакСом и городскими чиновниками заключена упомянутая выше договоренность «больше четырех в одни руки не давать». При этом некоторые наблюдатели опасаются, что в связи с неожиданной отставкой Марата Оганесяна с должности вице-губернатора достигнутые ранее компромиссы могут прекратить существование. Однако пока сведений о пересмотре договоренностей не появлялось.

Одобрение или отклонение комиссией по горхозу – еще не окончательный приговор для поправки. Теоретически депутаты могут потребовать голосовать каждую из отклоненных комиссией поправок отдельно. Правда, как показывает практика, большого толку от этого не бывает – парламентское большинство послушно голосует так, как было согласовано.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close