Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Когда война проходит через сердце…
Фото: Виктории Ивлевой

Когда война проходит через сердце…

7 июня 2015 19:23 / Общество / Теги: война, украина

В Петербурге состоялась презентация книги Виктории Ивлевой "Мандривка, или Путешествие фейсбучного червя"

Виктория Ивлева – известный московский журналист, лауреат премии Союза журналистов, премии имени Герда Буцериуса "Свободная пресса Восточной Европы", обладатель "Золотого глаза" World Press Photo. Весной прошлого года она решила совершить путешествие по Украине, только что прогнавшей Януковича и уже потерявшей Крым. За две недели она проехала Украину от Донбасса до Львова, жила в семьях обычных украинцев, беседовала с жителями всех городов и сел, через которые совершала свое путешествие, в переводе на украинский – "мандривку". Результатом поездки стала книга, предисловие к которой написала Людмила Улицкая. Сотни черно-белых фотографий и рассказов украинцев вошли в эту книгу-документ.

Виктория Ивлева родилась в Ленинграде, много лет прожила на Васильевском острове и только потом уехала в Москву, где училась на факультете журналистики МГУ. Она делала фоторепортажи из Чернобыльской АЭС, из воюющей Руанды, из многих других горячих точек. Весной прошлого года она путешествовала по Украине как раз накануне оккупации отрядами Гиркина украинского города Славинск. Позже, в декабре 2014 года, она вернулась на Украину, в Луганск, с гуманитарной помощью и несколько месяцев помогала эвакуировать из зоны военного конфликта мирных жителей.

"В чем сила и могущество войны? – сказала на встрече с читателями и друзьями Виктория Ивлева. – Я думаю, что война – это самое слабое, что мы можем использовать, кулак использовать проще, чем слова".

Для журналиста Ивлевой эта история началась с Майдана, но сама она не была в столице Украины в те дни, только следила за происходящим там по компьютеру. И когда Майдан закончился, Янукович сбежал в Россию и многим стало казаться, что теперь все будет хорошо, она решила, что просто не может не совершить путешествие по стране, о которой все говорили, что она развалилась и одна ее часть ненавидит другую. Обратившись через фейсбук к своим друзьям с просьбой помочь собрать средства на эту поездку, она получила горячий отклик от тысяч своих читателей и почитателей, и путешествие началось.

Виктория Ивлева побывала в Донбассе, Киеве, Полтаве, Ивано-Франковске, во Львове, в небольшом городке Павлыш, где многие годы жил и учил детей знаменитый советский педагог Сухомлинский. А завершила путешествие тоже в Донбассе – 11 апреля она уехала из Славянска, а 12-го туда вошел Гиркин.

"Я была на Украине накануне войны и видела состояние абсолютно мирной страны, – рассказала Ивлева. – Украинцы и в страшном сне не могли представить такое – российская армия на границе с Украиной!"

Одной из первых на призыв Виктории Ивлевой к украинцам разрешить приехать к ним в дом и поговорить откликнулась жительница небольшого городка Лубны Лариса. Разговор с этой немолодой женщиной сама журналист считает одним из важнейших для понимания того, как кардинально изменилось отношение украинцев к России после присоединения Крыма к РФ.

"– Смотрю, что в Донецке делается, и у меня сердце каменеет. От Крыма оно у меня просто разрывалось, я физически чувствовала свое разорванное, кровоточащее сердце. А сейчас я как каменная стала. Я боюсь – мы одни остались: Европа сытая с Россией не хочет связываться. Да и бог с ней, с Европой, это какое-то дальнее предательство. А Россия – это нож в спину: мой народ сверг преступника, а Россия отняла у нас за это Крым и объявила нас всех фашистами. Русские войска у наших границ – это же выговорить без мурашек по коже не получается! Я дочь русской и украинца, я всю жизнь говорю по-русски. Вероломство – это такое страдание. И я заметила, что среди таких, как я, которые были русскими больше, чем многие украинцы, непримиримости гораздо больше – потому что любимым труднее простить, чем далеким. Что дальше? Вот что мучает больше всего. Нельзя допустить кровопролития. А что, нужно полстраны отдать тихо, как отдали Крым?

– Зато не будет злой страны, обожженной войной, как у нас, это важнее, чем территория, потому что с нормальным, не травмированным народом можно двигаться вперед, – осторожно предполагаю я.

– Вы думаете, если оттяпают еще кусок страны в несколько областей, не будет злой страны? Не уверена, я вот уже злая, мне Крыма хватило.

– Не будет, – отвечаю я убежденно, – если не начнут друг друга убивать.

– Какой бред, – вдруг говорит Лариса, как проснувшись. – Ведь мы сидим и на полном серьезе обсуждаем, как будем друг друга убивать. Какой страшный кровавый бред.

В доме у Ларисы я впервые подумала: главная ошибка многих людей и здесь, и там, что из-за этой похожести наших стран – от языка до бытовых мелочей и надписей в метро – происходит огромная ошибка в оценке событий, кажется, что внешняя похожесть влечет за собой и внутреннюю. А внутри все по-разному".

И главная разница между нашими странами и народами, по мнению Виктории Ивлевой, состоит сегодня в том, что почти четверть века, 23 года, Украина прожила без терактов, взрывов, без войн. Молодых парней не посылали убивать своих же соотечественников, как посылали российских мальчишек убивать чеченцев. Украинские дома не взрывали неизвестные, а украинских детей не убивали прямо в школах, как юных жителей Беслана. Власть на Украине, пусть и далекая от идеальной, но она менялась, ее выбирал, пусть и ошибаясь, но сам народ. И в государственные учреждения на Украине можно войти спокойно, без спецпропусков, личных обысков и предварительных договоренностей. Даже билет на поезд, как и в Европе, можно купить без предъявления паспорта – что для нас, россиян, является признаком почти невозможной свободы. И эта внутренняя, такая непонятная для россиян свобода особенно проявилась во время противостояния на Майдане в Киеве: когда отряды "Беркута" расстреляли мирных демонстрантов – студентов, почти детей – раненые бросились к воротам Михайловского собора. И церковь открыла перед ними двери, впустив окровавленных людей и закрыв эти двери перед носом ОМОНа. И беркутовцы остановились перед ними. Представить себе такое в России – совершенно невозможно.

"За почти четверть века на Украине выросло свободное, как говорил Герцен о декабристах, непоротое поколение, и именно оно вышло на Майдан, – считает Виктория Ивлева. – И именно это поколение породило мощное волонтерское движение, которое сейчас на Украине помогает и армии, и мирным жителям. Из почти сорокамиллионного населения страны более миллиона добровольно отдают свое время, силы и средства на создание своего, родного государства, фактически подменяя его во многих вопросах: к сожалению, Украина еще очень далека от социально ориентированного государства".

Фото Виктории Ивлевой

Виктория рассказала, что ее очень часто спрашивают: а что по поводу политической ситуации думают люди, которым так или иначе она помогает покинуть зону военных действий? Она честно отвечает, что не обсуждает эту тему. "Говорим о том, как выжить, как сохранить жизнь, мне в голову не придет начинать отсеивать людей из каких-то политических соображений, – сказала журналист. – Я вывозила женщину, у меня с ней замечательные отношения до сих пор, но оказалось, что она совершеннейшая сталинистка, при этом не старый человек. Я об этом узнала уже потом, когда она вернулась в освобожденный Славянск. Ну и что, я бы ее не вывезла, если бы знала ее взгляды? Когда пройдет последний блокпост, испытываешь такое счастье, по сравнению с которым любые политические взгляды не важны".

Больше сорока человек Виктория Ивлева лично вывезла из зоны боевых действий и многие десятки – в составе волонтерских бригад. "Вообще это ощущение, что ты кому-то помогаешь и видишь результат своей помощи, просто фантастическое. Я мало с чем это ощущение могу сравнить".