Хостелам здесь не место
Фото: Елена Лукьянова

Хостелам здесь не место

29 июля 2015 13:36 / Общество

В середине июня в РЖД заявили о создании сети из 200 привокзальных хостелов "Город". Хостельеры Санкт-Петербурга рассказали "Новой газете" о том, что еще, кроме монополии РЖД, может угрожать их бизнесу.

1 июля на Казанском вокзале в Москве открылся третий хостел сети "Город", принадлежащей компании "Отель менеджмент", давнему партнеру РЖД. К началу чемпионата мира по футболу 2018 года РЖД планирует открыть 20 привокзальных хостелов по всей России. Всего же, согласно газете "Коммерсант", проект предполагает открытие 200 хостелов в крупных городах страны в течение 20 лет. На его реализацию планируется потратить 400 млн руб.

Появлению новости предшествовала целая череда скандалов, связанных с деятельностью хостелов.

Первые громкие атаки на хостелы пришлись на середину прошлого года. Тогда депутат Госдумы от КПРФ Сергей Катасонов разработал законопроект, запрещавший предоставление гостиничных услуг в жилых домах. В феврале этого года законопроект был отклонен, но угроза сохранилась.

В апреле СМИ растиражировали сообщение председателя комитета Госдумы по ЖКХ Галины Хованской ("Справедливая Россия"), призвавшей МВД к борьбе с источниками наркомании, алкоголизма и хулиганства в многоквартирных домах, несущих к тому же террористическую угрозу. Хованская настаивала на том, что постояльцы находятся там без регистрации и договора на аренду "нар", а жильцы дома вынуждены оплачивать коммунальные услуги, потребляемые жильцами хостелов. Тогда ее позицию поддержал министр внутренних дел Владимир Колокольцев, пообещав помочь в "выявлении этих притонов". Позже свое содействие в этой борьбе предложил замглавы Минстроя Андрей Чибис.

Первым документом, регулирующим деятельность хостелов в России, стал ГОСТ, разработанный Министерством культуры совместно с Лигой хостелов. Минкультом же разрабатывается государственный реестр хостелов, в который внесут малые средства размещения, прошедшие процедуру классификации до 1 июля 2016 года. Все остальные хостелы будут ликвидированы.

О том, как эти события могут отразиться на работе хостелов, "Новой" рассказали хостельеры топовых мини-отелей в Петербурге.

Дмитрий Барсов, "1912", работает 1 год, 12 мест:

Законы у нас достаточно противоречивые – понятие "хостел" в них не прописано, а бороться против того, чего нет, я считаю бессмысленным делом. Тем более жестокость законов у нас компенсируется необязательностью их исполнения. Если сегодня закрыть все хостелы, то они откроются завтра с новой вывеской типа "Дома у бабушки".

Проверяющие органы часто не знают законов, которые принимаются законодательными органами, нет и стандартов, по которым нас оценивают, в результате проверки проводятся поверхностно. То же самое касается и классификации хостелов. Нужно ввести четкое определение хостелов на законодательном уровне. Пока этого не сделано, классификацию будут проводить по нормам гостиничного бизнеса. Классифицировать хостелы по таким принципам – все равно что классифицировать арендодателей, которые сдают квартиры. Каким образом мы должны проходить классификацию на данном этапе? Я считаю, что сейчас нам ее проходить не нужно. Но если этот процесс будет отрегулирован, мы будем смотреть законы и стараться им следовать. Пока что мы ничего не нарушаем.

Со стороны жильцов появляются иногда обвинения, что предприниматели не платят налогов, не регистрируют посетителей, не делают отчислений, но у большинства хостелов с этим все в порядке. Всех своих соседей мы знаем в лицо, но некоторые из них не очень воспитанные: гадят в лифте, мусорят, оставляют банки, окурки. Я часто убираюсь в подъезде собственноручно. Жилконтора у нас не очень хорошо работает. Считаю, что делаю больше них для этого дома.

Если политики всерьез собираются придавить хостелы к ногтю и избавиться от них, то нужно менять законодательство, не только один закон, а всю структурную базу нужно перелопатить. Но это слишком глобальная задача, которая неразрешима в ближайшее время. Законодателям надо решать насущные проблемы, а не бороться с хостелами.

Любовь Петерс, "МАМА, Я ДОМА", работает 1 год, 12 мест:

Возможно, что такие законодательные инициативы появляются потому, что нет еще ни одного законодательного акта, который бы как-то регулировал деятельность хостелов. В этом случае депутаты мыслят в позитивном русле, желая стать первыми, кто разработает подобный закон. Конечно, такие законы должны быть, потому что до сих пор бывают казусы, когда люди, не обладая информацией, путают хостел и хоспис и думают, что сюда будут привозить больных.

К тому же есть такие "хостелы", которые вешают объявление на столбы, захламляя центр города бумажками. Как правило, за этими объявлениями скрываются общежития или ночлежки для гастарбайтеров, либо квартира, где стоят десять тысяч кроватей, без регулярной смены постельного белья и других услуг. Но такие заведения нельзя назвать хостелами, и мне кажется, что они уже вымирают: очень незначительный процент людей будет откликаться на эти объявления, потому что все прекрасно понимают, где могут оказаться.

У нормальных хостелов, как правило, оформлено юридическое лицо, есть собственный сайт и профиль на международных платформах для бронирования мест. Они заботятся о гостях, выдают чек и предоставляют полную информацию о своей деятельности. Главное преимущество хостелов – индивидуальный подход. У каждого гостя могут быть какие-то особенные просьбы: встретить в аэропорту, оставить вещи в хостеле, заселиться сразу после приезда. Гостиница не будет присоединять к постояльцу, потерявшему документы, сотрудника, чтобы он ходил по инстанциям и помогал их восстанавливать, а мы можем это сделать, потому что гость незнаком с городом и находится в панике, особенно если это иностранец. При этом органы содействуют тебе как представителю хостелов более активно, нежели если бы к ним обратилось обычное физическое лицо.

Мне кажется, что путем проведения классификации хостелов государство хочет понять, как они ведут свою деятельность, и вычислить тех, кто работает, не соблюдая правил. Другой вопрос – как именно будет проводиться эта процедура, насколько придирчиво. Мы до сих пор ждем какой-то точной информации по этому поводу. Хотя возможно такими мерами правительство пытается закрыть существующие хостелы и открыть собственные под эгидой государственных предприятий, чтобы вся выручка шла в бюджет напрямую.

Елена Козлова, "МАМА, Я ДОМА":

Если без разбора начать закрывать все хостелы, которые находятся в жилых домах, то свободных мест для пребывания в городе вообще не останется, не будет альтернативы, соответственно, будет меньший поток туристов в Санкт-Петербург, которые оставляют здесь деньги, а значит, доход от туристической сферы сократится. К тому же исчезнет огромное количество рабочих мест и бюджет останется без налогов от этой сферы бизнеса. Очевидно, что необдуманно закрывать все хостелы нельзя.

С другой стороны, понятно, почему некоторые соседи тех домов, в которых открываются хостелы, обеспокоены и воспринимают это очень озлобленно: до сих пор не все понимают, что такое хостел. Есть плохие хостелы, те самые ночлежки. Там не соблюдаются никакие санитарные нормы. Но чтобы понять, какой хостел хороший, а какой плохой, достаточно зайти на любой сайт бронирования и посмотреть отзывы и рейтинг. Если у хостела рейтинг низкий, то очевидно, что это плохой хостел, досаждающий соседям. Такие хостелы как раз и портят все представление об этой сфере, и с ними должна вестись борьба.

ГОСТ, призванный регулировать деятельность хостелов, не является узаконенным, а лишь рекомендован к ознакомлению. Он появился тогда, когда в Питере уже было открыто большинство работающих сейчас хостелов, которые были сделаны на усмотрение хозяина. Из-за этого в дальнейшем могут появиться придирки проверяющих органов, например, к планировке помещений.

Отличительная черта хостелов – это атмосфера и доступная цена. В отеле тебе выдадут ключ и на этом все общение заканчивается. Высокий уровень конкуренции среди хостелов в Петербурге создает условия для появления необычных хостелов: например, хостелов для вегетарианцев, или с уклоном в тему кино, или в скандинавском стиле. Сомневаюсь, что в РЖД будет придумывать какие-то фишечки для своих хостелов, а сделают все так, как указано в ГОСТе: будут выдавать белье в пакетах и разносить чай и кофе в подстаканниках.

Жильцы должны понимать, что когда качественные хостелы открываются в жилых домах, особенно там, где есть коммунальные квартиры, это должно восприниматься как благо, потому что хостелы убирают парадные, вешают камеры наблюдения, пытаются как-то облагородить помещения. Ведь гости смотрят не только на состояние хостела, но и на состояние дома.

Законодатели должны работать совместно с хостелами, потому что у хостельеров есть опыт и они понимают, как в этой сфере все происходит. Если законы будут честно, прозрачно и адекватно разрабатываться совместно с хостелами, то все адекватные хорошие хостелы будут только за содействие в этом вопросе. Потому что никто не хочет, чтобы некачественные проекты портили всем потом жизнь.

Тигран Айрапетян, BABY LEMONADE работает 4 года, 56 мест:

Мнение о том, что хостелы – это бордели и наркопритоны с алкоголиками, свойственно людям с устаревшим стереотипным представлением об этой сфере бизнеса. Российские хостелы находятся сегодня на очень высоком европейском уровне. Петербург уже признан столицей хостелов наравне с Берлином, Нью-Йорком, Барселоной, Парижем, Лондоном... Если бы эти законодательные предложения, которые поддерживаются в том числе Минкультом, рассматривались всерьез, то Питер лишился бы 90 процентов всех существующих в городе хостелов, потому что многие из владельцев открывают их как раз в жилых домах. Если не станет хостелов, то город очень сильно пострадает в культурном плане, потому что Питер знаменит своими коммунами и тусовками.

Нам повезло в каком-то смысле, потому что Baby Lemonade находится в нежилом помещении, но и к нам иногда приходят с проверками. Один раз нас проверяли пожарные, а с полицией приходится сталкиваться только в самых экстренных случаях. Однажды я всю ночь провел в отделении, давая показания, когда обокрали нашу гостью из Северной Африки, но такие происшествия случаются крайне редко. В последнее время мне иногда звонят иностранные гости и на полном серьезе спрашивают: "А у вас там безопасно? Не стреляют?" Мне постоянно приходится объяснять: "Ну, ребята, это же Питер. Здесь все в порядке, все мирно: никто не стреляет, медведи по улицам не ходят".

Хостелы дают возможность окунуться в реальную питерскую культуру, почувствовать атмосферу города. Петербург находится на первом месте среди российских городов по количеству туристов, ищущих культурный отдых. В прошлом году Эрмитаж был признан лучшим музеем Европы, а Спас на Крови недавно назвали лучшей достопримечательностью России. Я получаю реальный кайф, когда могу рассказать о городе иностранцам, погулять с ними по лучшим местам на Рубинштейна и Петроградке.

Питер, кстати, в большей степени интересен для гостей, ищущих экономный отдых, нежели Москва. Москве сейчас особенно тяжко с хостелами: аренда помещения стоит огромных денег, а значит, гости вынуждены больше платить за проживание. Петербург в этом плане – лучший выбор для туристов, поэтому закрывать хостелы глупо.

Максим Енов, MOZAIKA, работает 2 года, 50 мест:

Мы владеем двумя хостелами. "Тайга" работает уже четыре года, Mozaika – молодой проект, ему всего два месяца.

Надо спросить, имеются ли у инициаторов таких законодательных предложений в собственности отели, которые закрылись в декабре? Очевидно, что хостелы забрали отельную публику и гостиницам сейчас не очень хорошо живется. Хотя, возможно, это просто больная тема депутатов: может, в их в подъезде расположен не очень качественный хостел, из-за чего сложилось такое впечатление по отношению ко всем остальным.

Какой бы ни был закон, всегда можно найти лазейку. Наш хостел Mozaika расположен в нежилом помещении, а вот "Тайга" находится в жилом доме, но мы подстраховались и можем при необходимости перевести это помещение в нежилой фонд. Мы, конечно, выйдем из этой ситуации, но большинство игроков на рынке пострадают.

Алена Енова, "ТАЙГА" работает 4 года, 27 мест:

Сейчас понятие "хостелы" все трактуют как хотят. Поэтому хостельеров, не знающих законов и своих прав, откровенно говоря, разводят, начиная от Роспотребнадзора и заканчивая местными участковыми.

Если представить, что в Петербурге закроется большинство из 400 существующих хостелов, находящихся в жилом фонде, может подняться серьезная волна возмущений. Поэтому мы обращаемся к СМИ, своими силами пытаемся на своих сайтах, в социальных сетях рассказать о том, что мы не ночлежки. Потому что позиция Госдумы – зачесать все средства размещения под одну гребенку. Это как взять вообще все виды общепита – и шавермы, и рестораны – и сложить их в одну корзину.

Появление этих законопроектов – отличное средство попиариться: сейчас близятся выборы, и депутаты пытаются работать на свой электорат. Сначала это был депутат Катасонов, потом Хованская. И то, что Катасонов не смог сделать за полгода, Хованская сделала за месяц. Она высказывалась настолько резко, что в Москве начались повальные рейды и многим хостелам пришлось закрыться.

Сложность заключается в том, что многие хостельеры не знают, что надо делать в проблемных ситуациях. Бывает, например, что приезжают иностранцы с просроченными миграционными картами. Тогда хостел по закону не может их заселить, но что делать, если это вечер или выходные, когда миграционные службы не работают? В итоге гости вынуждены идти в ночлежку, где документы не нужны, тем самым поддерживая нелегальный бизнес, или ночевать на вокзалах. Кому в таком случае помогают эти законы? Нужно, чтобы эти механизмы были нормально выработаны.

Часто мы сами являемся инициаторами общения с различными проверяющими службами. Большинство хостельеров боится приходить, например, в ФМС с вопросами, зная, что за нарушения им грозят штрафы от 400 до 800 тысяч. Потом уже мы делаем информационные рассылки по нашим знакомым о том, что удалось узнать. У меня, например, всегда есть пачка выжимок из ГОСТа и законов, чтобы я могла при проверке их предъявить.

Мы за сотрудничество. Мы за руки возьмемся с Хованской против этих ночлежек, из которых бегут гости. Мы за здоровую конкуренцию. Можно было бы создать какую-то инициативную группу, которая состояла бы из чиновников и хостельеров.

Если мы не будем высказывать свое мнение, то все эти законы создадут без нас. Те, кто занимается этим наверху, теоретики, они сами никогда не бывали в хостелах, они не знают, что это такое. Должен быть союз таких теоретиков и практиков. Когда мы придем к консенсусу, законы будут хороши не только на бумаге.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.