Большой банковский видеосекрет

Большой банковский видеосекрет

30 июля 2015 09:04 / Экономика

Полиция и Сбербанк по очереди отфутболивают ограбленного пенсионера

Про электронное мошенничество знают многие: не сообщайте чужим номер своей банковской карты, никому не говорите ПИН-код и т. п. – иначе обкрадут, и спасибо не скажут. Но одно дело, когда доверчивостью картодержателей пользуются сторонние мошенники, и совсем другое – когда есть основание подозревать в этом самих сотрудников банка! У пенсионера Адлана Исмаилова дважды украли деньги из банкомата Сбербанка, после чего он отказался от услуг последнего.

Адлан Японович Исмаилов, этнический чеченец, был насильно переселен в 1944 г. под Караганду вместе со своим народом. Ему тогда было четыре года. За два года до этого его отец Япон (такое необычное имя дал ему дед Адлана в память о Русско-японской войне, с которой счастливо вернулся живым) погиб под Сталинградом. В депортации Адлан чудом выжил – благодаря 18-летнему русскому лейтенанту, помогавшему едой.

В 1997 году Адлан Исмаилов, замдиректора питерской строительной компании, заслуженный строитель России, участвовал в восстановлении Грозного. В это время бандиты, оказавшиеся впоследствии сотрудниками местной милиции, взяли в заложники троих петербуржцев. Адлан Японович, человек ни разу не военный, был назначен начальником штаба по их освобождению и в итоге добился того, что все трое были вызволены из плена без выкупа. Исмаилов был официально признан участником боевых действий и награжден государственной наградой «За спасение погибавших».

Благодаря столь сложной судьбе в итоге Адлану Японовичу набежала вполне приличная пенсия: 20 тысяч рублей в месяц.

В 2013 году он оформил карту в Сбербанке, на которую перечислялись деньги. А в декабре 2014-го с нее украли месячную пенсию.

В январе 2015-го Исмаилов выяснил, что деньги были украдены не электронным способом, а сняты с банкомата. Значит, мошенник имел в руках карту (или ее дубликат) и знал ПИН-код.

Адлан Японович сразу же потребовал перевыпуститькарту, получил новый ПИН-код и принялся хранить его как зеницу ока. Не помогло: в феврале уже с новой карты опять были украдены еще 17 700 рублей.

«В отделении Сбербанка, куда я пришел жаловаться, мне заявили, что это либо я сам снимал деньги, либо кто-то из моих родственников, втайне от меня, – рассказывает «Новой» пострадавший пенсионер. – Но ведь в каждом банкомате стоит видеокамера! Что проще – показали бы мне, кто снимал деньги. Я бы увидел самого себя и пошел лечиться от провалов в памяти. Но в просмотре видеозаписи мне отказали».

Исмаилов написал в Сбербанк письменную жалобу с требованием показать видеозапись. В ответ написали: «По запросу правоохранительных органов, оформленному в соответствии с действующим законодательством, Банк готов предоставить всю необходимую информацию об операции, в том числе материалы видеонаблюдения».

Понимая, что по-хорошему с ним сотрудничать не хотят, Адлан Японович написал заявление в полицию. И получил – вы уже догадались? – отказ в возбуждении уголовного дела. За отсутствием события преступления: никто, мол, ничего у вас не воровал, сами сняли или кто-то из ваших родственников-знакомых, и людей зря беспокоите.

А как же видеозаписи с банкоматов, спросите вы? Удалось их наконец-то проверить и установить истину? Не тут-то было! «В ходе проверки в 8-й отдел полиции УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга поступил ответ из ОАО «Сбербанк России», в котором представителями ОАО «Сбербанк России» отказано в предоставлении данных на основании Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

Попробуем разобраться в логике правоохранителей. У пострадавшего дважды украли деньги с разных карт с разными ПИН-кодами. То есть подозревать можно либо тех, кто лично связан с жертвой, либо сотрудников банка, которые могли бы получить данную информацию нечестным путем.

Лицо похитителя почти наверняка должно быть видно на видеозаписи камеры банкомата. Банк отказывается предоставить эту запись даже правоохранительным органам по официальному запросу. Итак, какой вывод напрашивается?.. Ну правильно: никакого преступления вообще не было!

Адлан Японович, видимо, плохо знакомый с логикой работы правоохранительных органов, сделал другой вывод. И обратился в прокуратуру: «Вместо того, чтобы выявить преступника и пресечь его противоправную деятельность, и служба безопасности банка, и сотрудники отдела полиции, занимаются со мной перепиской. Очень надеюсь, что записи с банкомата, где осуществлялось снятие денег, еще сохранились в Сбербанке, а правоохранительные органы будут действовать более наступательно в рамках законаи изымут эти записи, возбудив хотя бы для этого уголовное дело».

Прокуратура провела проверку и установила, что действительно отказ в возбуждении дела был незаконным и необоснованным: «Начальнику 8-го отдела полиции даны указания о проведении конкретных проверочных мероприятий, в том числе об изъятии видеозаписей». Этот ответ пришел в апреле.

В июне полиция провела дополнительное «расследование» и в очередной раз отказала в возбуждении дела. По поводу изъятия видеозаписей в очередном отказе все слово в слово, как и раньше. Добавился, правда, новый абзац, в котором написано, что Исмаилов в момент снятия 20 тысяч рублей с его карты в декабре 2014 года в качестве председателя вел собрание гаражного кооператива. А значит, снять эти деньги сам не мог. Вывод, который делает из этого факта участковый уполномоченный 8-го отдела полиции Рожков, все так же чудесен: «Таким образом, по данному факту отсутствуют объективные данные, указывающие на событие преступления».

Адлан Японович категорически не хочет бросать это дело на полпути. Само собой, придется дальше жаловаться в прокуратуру. А кроме того, правоохранители просто напрашиваются на то, чтобы оспорить их действия в суде.