Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Кому достанется Исаакий?
Фото: Елена Лукьянова

Кому достанется Исаакий?

30 июля 2015 12:42 / Общество

Письмо Петербургской епархии губернатору Георгию Полтавченко с просьбой передать ей Исаакиевский собор вызвало бурные споры

Возможная передача епархии соборов, находящихся в историческом центре Петербурга, – давний и болезненный вопрос, обсуждение которого проходит уже не первый год и всегда вызывает горячие споры. Кто-то радуется, что с передачей храмов епархии вход туда станет абсолютно бесплатным. Но большинство – историки культуры, градозащитники, музейщики – уверены, что после этой передачи доступ к нашему общему культурному наследию будет серьезно ограничен для всех. К тому же большая часть этих соборов никогда не принадлежала епархии, церковным приходам: Исаакиевский, Смольный соборы, Спас на Крови и некоторые другие строились и содержались за счет государственной казны. Так что ни о каком «возвращении церкви» речь идти не может.

Письмо из Петербургской епархии на имя губернатора вызвало активную реакцию общественности. А со стороны питерских чиновников – приступ «бюрократического футбола»: Андрей Кибитов, пресс-секретарь губернатора Полтавченко, всю неделю объяснялся со СМИ, уверяя, что решение вопроса находится в ведении отдела по связям с религиозными организациями администрации города. Ольга Васильева, и. о. руководителя этого отдела, заявила «Новой», что у них «нет полномочий принимать подобные решения, это может сделать только Комитет имущественных отношений по специально оформленной заявке». В КИО сообщили, что никакой заявки не получали, знают только о письме.

«Но мы рассматриваем письмо не единолично, а в составе с другими структурами, – сказала Оксана Шульга, пресс-секретарь КИО. – Пока это обращение детально не проработает большая группа специалистов, никаких решений не будет».

Исаакиевский собор, крупнейший православный храм Петербурга, строился в 1818–1858 годы по проекту Огюста Монферрана под личным контролем Николая I и на средства государства. В советский период, с апреля 1931 года, в соборе находился один из первых антирелигиозных музеев: до перестройки под куполом Исаакия раскачивался маятник Фуко, наглядно демонстрируя всем, что Земля вращается вокруг Солнца, и опровергая тем самым церковные догматы о сотворении мира. В октябре 2012 года правительство РФ передало Исаакиевский собор в собственность Санкт-Петербурга.

Официально в музейный комплекс «Государственный музей-памятник Исаакиевский собор» входит четыре собора: Исаакий, Спас на Крови, Сампсониевский и Смольный. Все они исторически строились на средства государства и никогда не принадлежали церкви. Исаакий – третий по посещаемости музей России, уступает только Эрмитажу и Петергофу: в прошлом году сам собор и его колоннаду посетили 3 млн 200 тысяч туристов, что всего на 50 тысяч меньше, чем принял Эрмитаж. Четверть века назад музей заключил первое соглашение с церковью о совместном использовании соборов. Первые службы начались в Исаакии – четыре раза в год, по самым крупным праздникам. Потом в Сампсониевском соборе. С 2010-го стали служить в Смольном, а с 2011-го – в Спасе на Крови, тоже по большим праздникам. Последние несколько лет в Исаакиевском соборе служба проходит ежедневно в приделе Александра Невского, который с лихвой вмещает всех желающих. Во время службы в собор бесплатно может войти любой. А за свои образовательные и благотворительные программы Исаакий не раз получал признание профессионального сообщества: в прошлом году он был назван Музеем года по версии Союза музеев России, в течение последних нескольких лет получил полдюжины престижных европейских и российских премий.

Как рассказал «Новой» директор музея Николай Буров, Исаакий – единственный государственный музей, который вообще не получает денег из бюджета, сам себя содержит и даже реставрацию проводит за счет заработанных средств. Ежегодно Исаакиевский собор получает около 600 млн рублей от продажи билетов и регулярно перечисляет в бюджет города от 50 до 70 миллионов.

В ближайшее время только на реставрацию собора потребуется около 750 миллионов рублей. Все работы по капитальному ремонту также проводятся здесь за свой счет: обновление вентиляции в этом году обошлось Исаакию в 48 млн рублей. Церковь, освобожденная от уплаты налогов, вероятно, найдет средства на содержание служителей и отправление культа. А вот возьмет ли она на себя полное содержание этого гигантского здания (коммунальные услуги, текущий ремонт), к тому же находящегося под охраной ЮНЕСКО и требующего особо бережного отношения, – большой вопрос. И за чей счет там будет проводиться реставрация? Со стороны епархии раздаются щедрые обещания, что реставрацию церковь возьмет на себя. Но будет ли церковь столь же щедра на выполнение своих обязательств, когда потребуется выложить сотни миллионов рублей? И уж во всяком случае бюджет Петербурга потеряет десятки миллионов рублей, которые сейчас приносят в казну налоговые отчисления музея.

«Как быть с предметами музейного фонда России, если речь пойдет о закрытии музея? – возмущается Николай Буров. – Я всегда был государственником, меня интересы государства в первую очередь волнуют! Что будет с нашими образовательными программами для детей, школьников, инвалидов? Ведь все это музей делает за свой счет!»

Историк Александр Марголис, председатель петербургского отделения ВООПИиК, член Совета по охране культурного наследия при правительстве СПб, назвал происходящее с Исаакием «скандалом и наглостью со стороны церкви»: «Как может епархия требовать безвозмездно отдать то, что никогда ей не принадлежало?» Известный петербургский историк, журналист и общественный деятель Лев Лурье высказался не так остро. «В принципе я бы и не возражал против передачи Исаакиевского собора православной церкви, но – не в нынешнем ее состоянии, – сказал «Новой» Лев Лурье. – Судя по тому, что мне рассказывают мои православные родственники и друзья, нередко священники не пускают в соборы людей, не так одетых, часто грубят, далеко не во всех соборах вообще разрешают проводить экскурсии. Просто Исаакий и подобные ему соборы для церкви – золотое дно. Посмотрите на храм Христа Спасителя в Москве – он же облеплен коммерческими предприятиями! И, может, для начала надо решить вопрос с церковными садиками? Почти все церковные сады, которые до революции были общественными, открытыми, сейчас закрыты. Федор Михайлович Достоевский, например, любил сиживать в садике при Владимирской церкви – а сейчас это совершенно невозможно».

Петербургский депутат Борис Вишневский направил в юридическое управление ЗакСа проект изменений в ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Ссылаясь на ст. 14 и ст. 44 Конституции РФ, депутат предлагает установить, что объекты культурного наследия федерального значения религиозным организациям не передаются. И что не подлежит передаче религиозным организациям имущество религиозного назначения, которое принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственным или муниципальным учреждениям культуры в течение более чем двадцати пяти лет.

«Церковь для своих богослужений и сейчас спокойно пользуется собором, и передавать его нет никаких оснований, потому что он никогда не принадлежал епархии, – считает Борис Вишневский. – Думаю, у моего законопроекта отличная перспектива – та политика захвата, которую сейчас ведет церковь, ее жадность – лучшая агитация за этот законопроект. Почему церковь не обращает внимания на разрушенные храмы, но пытается отобрать процветающие здания? Очевидно, дело не в заботе о верующих, а в коммерческих интересах».