Смотр пропавших лесов

Смотр пропавших лесов

5 августа 2015 17:16 / Расследование / Теги: экология

Представители двух природоохранных организаций – «Новый экологический проект» и «Открытый берег» – решили на практике выяснить, что обычно происходит с лесами, переданными Комитетом по природным ресурсам Ленобласти в аренду под рекреацию.

Заранее хотим предупредить – мы не относимся к т. н. «экошизе». Мы хорошо понимаем, что бесхозные природные территории становятся прибежищем варваров-шашлычников и быстро превращаются в помойки. Мы понимаем это лучше, чем кто бы то ни было, потому что сами регулярно участвуем и организуем экоуборки.

Поэтому мы согласны с тем, что ответственное и, главное, заинтересованное в своей ответственности за лесной участок лицо должно существовать. Лесничество с этой функцией самостоятельно не справляется. Однако передача леса под чуткое управление этого арендатора возможна только в том случае, если арендодатель способен его деятельность эффективно контролировать. И если арендодатель вообще хочет его контролировать. А если не хочет и не может, как в случае с Ленобластью – значит, пусть лучше не передает.

Скажем сразу, что из восьми отсмотренных арендованных участков был лишь один, где видимых нарушений не было. К нарушениям мы относим прежде всего классику жанра – заборы и капитальную застройку. То есть превращение участка лесного фонда в частную дачу.

Можно в аренду, а можно и так

Для осмотра мы выбрали южную и центральную части Выборгского района Ленинградской области – самую инвестиционно привлекательную и, соответственно, наиболее соблазнительную для захватчиков. За лес здесь отвечает Рощинское лесничество. Начали с озера Нахимовского, известного своими берегозахватами и застройкой лесных территорий. Большая часть дач, окольцевавших береговую полосу по периметру, тоже де-юре находится в лесном фонде. Но их хозяева, обычно богатые и влиятельные, не стали мучиться со сложным оформлением рекреационной аренды. Богатые дачники окрестностей Цвелодубово, Овсяного и Ганино просто сделали на государственные лесные участки параллельный кадастровый учет в качестве земель сельхозназначения и оформили на них параллельную частную собственность. Однако кое-какие из особняков за трехметровыми заборами, как ни странно, де-юре остаются в гослесфонде. Как, например, участок более 7 га на берегу озера в некотором отдалении от основной коттеджной застройки Ганино, вдоль дороги на Кирпичное.

За забором – шесть больших домов. Судя по виду – это даже не база отдыха, а просто частные дачи. Похоже, что несколько семей решили по дешевке получить огромный элитный участок. Они, вероятно, объединились, оформили юрлицо под названием ООО «Невастар» и получили под него лакомый кусок леса в аренду. Кроме того, два участка, также закрытых общим забором, арендованы физлицами – Сергеем Алимовичем Тихомировым и Светланой Аркадьевной Смирновой. По сравнению с обычной покупкой земли аренда леса стоит копейки – не более 150 тысяч рублей за гектар в год. Причем близость к водоему на цену не влияет.

Далее, в нарушение ст. 11 (запрет огораживания лесных участков) и ст. 41 (допускающей возведение в лесах только временных сооружений) хитрые дачники построили там свои капитальные коттеджи. Что интересно, они прибили к одному из домов табличку с вымышленным номером дома по Хвойной улице, хотя эта улица заканчивается за два километра отсюда, а дома стоят посреди леса. Участники инспекции предположили, что табличка – один из инструментов дальнейшей легализации домовладений и включения их в границы населенного пункта. Мол, посмотрите, здесь же исторически поселковая улица была! Можно предположить, что дома, в нарушение закона, уже приватизированы. Интересно, бывал ли здесь глава Победовского участка Рощинского лесничества? Знает ли о том, что вверенная ему территория фактически уменьшилась на 7 га?

Величественные захваты Глубокого

Чем дальше в лес – тем толще партизаны, выше заборы и наглее захваты. От Нахимовского мы двинулись прямо на север, вглубь Выборгского района. Здесь с почти вуоксинским масштабом раскинулось огромное озеро Глубокое. Масштаб огораживаний берега, впрочем, вполне адекватен его размерам. На восточном берегу мы долго искали живописный мыс с арендованным участком лесного фонда (59-й квартал Красносельского участка Рощинского лесничества, арендатор – ООО «Кадис». Нашли с трудом, так как мыс полностью скрыт за сплошным глухим забором. Забор спущен по урез воды (нарушение ст. 6 Водного кодекса).

 Впрочем, кого это здесь интересует? Вон рядом порядка 5 га берега огорожены под т. н. коттеджный поселок Усадьба Глубокое. А здесь, на мысу, забор у самой воды для убедительности снабжен грозными табличками «Проход запрещен» и «Охраняется собаками». Попробуй, мол, ступить на общедоступный берег и лес – наши собаки тебя разорвут. За забором все как всегда: капитальные коттеджи, стриженые газоны, тротуарная плитка и дорогие авто.

Так получается, что сотрудники Рощинского лесничества, к которому относится мыс, ничего не знают об этом наглом хапке? Они ни разу за все три года здесь не появились, не составили ни одного акта о лесонарушении? Если это так – значит, безобразная работа лесничества, халтура. А если составляли и отправляли своему начальству, в Комитет по природным ресурсам ЛО – значит, комитет нарочно саботирует контроль над лесом.

Частные берега в псевдо-Грибном

Дальше мы уже ничему не удивлялись. Миновав свободный участок берега, называемого Золотым пляжем, мы поехали по восточному берегу вдоль почти сплошного забора. Один поселок плавно переходил в другой, и все стояли на месте бывших полей. Наконец мы достигли северной части озера. Здесь, в районе пункта, который на карте обозначен как Грибное, мы обнаружили еще два участка леса за забором. Один, арендованный в 2010 г. неким ООО «Маршал-Авто», заявлял о себе как о пейнтбол-клубе (хотя за забором были обычные коттеджи), а второй, арендованный ООО «Муола», вообще никак и ничего не заявлял, а просто являл огороженную коттеджную застройку – и все.

В обоих случаях весь лес на участках был вырублен, почвенный слой снят. Почти сразу за забором «Муолы» началась сплошная полоса роскошных участков, захвативших и лес, и берег. Между ними, разумеется, никаких проходов. Нам пришлось пройти не менее километра (!), прежде чем мы снова увидели озеро. Похоже, что под видом населенного пункта Грибное (от которого на деле ничего почти не осталось) в течение последних пятнадцати лет происходила планомерная прирезка леса вдоль линии воды. Ибо по данным лесоустройства 1992 года эта территория относилась к лесному фонду.

Хронологию этого гигантского хапка наглядно иллюстрирует последовательная смена архитектурных стилей. Если самые первые дома явственно отсылают к краснокирпичным 90-м, то далее шли 2000-е с их кичевым сочетанием дворцовых балясин и навесов из поликарбоната. Наконец, в конце линии захватов размашисто расположились особняки 2010-х. Особенно впечатляет последний (пока) участок в ряду. Это настоящая барская усадьба с циклопических размеров домом и многочисленными дополнительными постройками типа дома для прислуги, гостевого дома и т. д. Все это мы успели разглядеть в открытые ворота, пока узбек-дворецкий поливал из шланга окрестный лес (!). Видимо, чтоб потешить взгляд барина, когда тот будет подъезжать к своим воротам.

В этом поместье даже узбеки ведут себя высокомерно – очевидно, сообразно масштабу владельца. Дойдя до берега вдоль боковой секции забора (поместье занимало не меньше гектара), мы обнаружили, что хозяин дополнительно намыл себе большой участок песчаного берега. У нас нет сведений о хозяине этого наглого лесо- и берегозахвата, однако имеется любопытная деталь: на дороге, идущей вдоль берега и вдоль заборов, в момент нашей инспекции как раз шли ремонтные работы. Масштаб работ был сопоставим с ремонтами на КАДе – примерно десяток больших грузовиков и столько же асфальтовых катков, 40–50 рабочих. Все это вкупе с непомерной наглостью захватов позволяет сделать предположение, что за заборами проживают лица уровня членов правительства Ленинградской области.

Добавим, что в пору строительства большинства особняков в так называемом Грибном главой администрации Красносельского МО (куда относится этот берег) был нынешний глава администрации Рощинского МО Валерий Савинов. Неизвестно, предпринимал ли он какие-либо действия для борьбы с захватом Глубокого. Но очевидно, что без лояльности администрации осуществить такой хапок было бы сложнее.

Вывод, который мы сделали по итогам инспекции, таков. Берега и леса захватывают как через процедуру аренды, так и без нее, внахалку. В обоих случаях администрация, лесничество и Комитет по природным ресурсам Ленобласти оказываются бессильны перед захватчиком. Но если это так, то зачем усугублять ситуацию своими руками, добавляя к обычным захватам еще и захваты через аренду лесного фонда? Повторимся: из восьми арендных участков мы нашли только один, где хотя бы на первый взгляд не к чему было придраться: озеро Высоцкое.

На одном из озер – Марченково (оно же Голубое) к югу от Нахимовского – видимых нарушений тоже пока нет, но они не заставят себя долго ждать. Арендатор, заключивший договор аренды еще в 2008 г., сейчас выставил свой участок на переуступку прав за 25 миллионов. Да не просто так, а с проектом строительства (!) базы отдыха, уже согласованным Комитетом по природным ресурсам. Этот последний случай особенно красноречиво показывает, что в большинстве случаев рекреационная аренда леса и берега означает застройку и забор. По-другому арендаторам просто неинтересно (за редкими исключениями). А контрольные органы дружно закрывают глаза на этот очевидный факт.

Будь мы конспирологами, мы наверняка усмотрели бы здесь глобальный заговор чиновников с целью распродать все леса региона. Но так как мы не конспирологи, мы просто скажем: имеет место опасная системная ошибка. И ее надо немедленно исправлять, иначе свободных лесов скоро не останется.