Полигон Красный Бор: точка невозврата пройдена

Полигон Красный Бор: точка невозврата пройдена

6 августа 2015 09:14 / Общество / Теги: красный бор, экология

Ситуация с крупнейшем на Северо-Западе хранилищем химических отходов не становится лучше

О том, как крупнейшее на Северо-Западе хранилище химических отходов угрожает Петербургу и области, «Новая» рассказала полгода назад в материале «Полигон Красный Бор: химический Чернобыль стартовал». С тех пор ситуация на предприятии только ухудшилась. 1 июля руководство уволило около 90% работников. А суд признал, что полигон реально опасен для здоровья населения.

В режиме автопилота

В апреле, за два месяца до увольнений, коллектив полигона Красный Бор ознакомили с соответствующим приказом директора Сергея Мацукова: под сокращение попали почти 100% сотрудников предприятия. Потом руководство передумало, оставив 12 человек из 59. (По информации нашего источника, продолжают трудиться семь человек.) Так что с 1 июля па полигоне нет главного инженера, главного энергетика, инженеров-химиков, аппаратчиков переработки химических отходов, инженера-эколога и т. д.

В Комитете по природопользованию администрации Санкт-Петербурга это объяснили тем, что «с 28 января 2014 г. предприятие не осуществляет основной вид коммерческой деятельности – приемку и размещение опасных отходов, поскольку сначала полигон был лишен лицензии, а после ее получения 9 декабря 2014 г. не был включен в государственный реестр объектов размещения отходов».

Нет приемки отходов, нет прибыли, а значит – и зарплаты персоналу. Формально все логично. Но как же быть с круглосуточным контролем за электрооборудованием для предупреждения короткого замыкания и самовозгораний? (Несколько раз на полигоне случались катастрофические пожары.) Что с обеспечением безопасности гидротехнических сооружений? (Дамбы, ограждающие наполненные ядами котлованы, периодически дают трещины.) Что с контролем за уровнем самих карт-котлованов, находящихся под открытым небом? (Особенно в период проливных дождей.) Оставлять такое предприятие без персонала – примерно как доверить паре-тройке сотрудников управление реактором атомной станции! Допустимо ли предприятие первого класса опасности оставлять в режиме автопилота?

Свои люди

Здесь требуется пояснить: в сентябре 2013 г. в Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности администрации Петербурга пришло новое руководство. Предыдущего главу Дмитрия Голубева сменил Валерий Матвеев. Причем новый руководитель пришел со своей командой, занявшей на полигоне основные административные должности.

Сам Валерий Николаевич до сентября 2013 г. возглавлял региональную структуру Транснефти – Балтнефтепровод. Так вот генеральным директором полигона стал топ-менеджер компании Сергей Мацуков; заместителем директора по общим вопросам – работавший в охранном предприятии «Спецтранснефтепродукт Северо-Запад», «дочке» Балттранснефтепродукта, Сергей Презент; главным инженером – Олег Васильев, трудившийся до этого замдиректора по строительству в Балттранснефтепродукте...

По данным Фонтанки.ру, каждый из них получил солидные «подъемные»: по липовому договору подряда с предприятием «Полигон Красный Бор» от 176 до 300 тысяч рублей на нос.

Из военных – в экологи

Валерий Матвеев профессиональный военный. После увольнения в запас работал в коммерческих и государственных предприятиях, в том числе заместителем генерального директора ОАО «Зарубежнефть», где курировал вопросы строительства крупных объектов нефтехимической промышленности. С 2011 г. генеральный директор ООО «Балтнефтепровод». То есть к делу природоохраны отношения не имел.

Как попал в экологию? По некоторым данным, он является креатурой вице-губернатора Петербурга Игоря Дивинского, с которым его может связывать военное братство. В феврале 2014 г. командующий войсками Западного военного округа вручил обоим медаль, учрежденную Министерством обороны в честь 25-летия вывода советских войск из Афганистана.

Однако боевые навыки и охрана окружающей среды – суть разные понятия. Методы стремительной атаки, уверенность в собственной непогрешимости в сочетании с отсутствием профессиональных знаний в области экологии не только неприемлемы, но и опасны.

Спецоперация провалилась

Увольнение коллектива – не первый кульбит команды нефтяников. С «креативностью» нового руководства многие связывают скандалы с ядовитыми бочками, прогремевшие в марте в Петербурге. Дело в том, что с 1 января 2014 г. за системные нарушения в технологиях обращения с отходами полигону Красный Бор Росприроднадзором не была продлена лицензия на прием опасных отходов. В декабре 2014-го лицензию предприятие все-таки получило, однако надзорное ведомство не внесло его в федеральный список объектов размещения опасной химии. Причина – неустраняемые администрацией Красного Бора нарушения. Поэтому вот уже больше полутора лет полигон закрыт для поставщиков отходов.

Казалось бы, новому руководству нужно взяться за наведение на полигоне фундаментального порядка. Однако оно пошло другим, весьма специфическим путем.

21 марта 2015 г. в поселке Понтонный «вдруг» обнаруживаются 50 бочек с химикатами. СМИ об этом факте сообщил гендиректор полигона Красный Бор Сергей Мацуков. Он же заверил журналистов, что его специалисты обезвредят химическую мину. 26 марта происходит еще одно ЧП: теперь уже в Лисьем Носу найдены пять 20-литровых бутылей с серной кислотой. И вновь положение спасает полигон Красный Бор.

Заметим, оба ЧП произошли сразу же после обращения Росприроднадзора по СЗФО в Тосненский городской суд Ленобласти по фактам систематического несоблюдения СПб ГУПП «Полигон Красный Бор» экологических и санитарно-эпидемиологических требований. Кроме того, оба раза бочки и бутыли случайно находила компания «Экострой», близкая чиновникам природоохранного комитета. Совпадения?

«Росприроднадзор усмотрел в размещении ядовитых отходов в п. Понтонный возможную попытку давления на ход судебного разбирательства по полигону Красный Бор», – заявила пресс-служба МПР РФ. И Департамент Росприроднадзора обратился в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а также в природоохранную прокуратуру для выяснения всех обстоятельств обнаружения бочек и их незаконного размещения на полигоне.

Дело о бочках закончилось штрафом для полигона, который не имел права размещать их на своей территории. Кто их подбросил, так и не выяснилось. А топорно сработанная спецоперация «химические мины в городе» провалилась.

Взрывоопасный микс

Осенью 2013 г. Матвеев предъявил на рассмотрение депутатов ЗакСа и губернатора города план по развитию полигона на 2014 год. В это же время за полигоном стала внимательно наблюдать общественность. Жители ближайших поселений, задыхающиеся от химической свалки, начали борьбу по всем фронтам. В том числе вошли в рабочую группу по проблемам полигона Красный Бор, созданную при департаменте Росприроднадзора по СЗФО.

«Нас насторожил пункт плана о строительстве двух новых карт для отходов I и II–III классов опасности на территории 7 га, – рассказывает глава муниципального образования Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша. – Полигон нуждается не в расширении мощностей, а в строительстве современного завода, способного быстро обезвредить по сути этот склад химического оружия рядом с городом. На заседании комиссии по экологии ЗакСа Петербурга в декабре 2013 г. Матвеев уверял, что план развития согласован с Ростехнадзором и Росприроднадзором. Как потом оказалось, Росприроднадзор, наоборот, направил в комитет свои возражения... Словом, законодатели пятимиллионного города, видимо, с закрытыми глазами одобрили план развития полигона Красный Бор, подписанный губернатором Полтавченко».

Две новые карты в 2014 г. были вырыты. В нарушение российского законодательства, без проекта, объемно-планировочных решений, гидрогеологических и геодезических исследований. А также без составления сметной документации. По существу, стоимость работ – 34 млн 217 тыс. руб. – была взята с потолка. При этом фирма-подрядчик ООО «ЭкоГрадСтрой», по информации нашего источника, использовала в качестве рабсилы сотрудников полигона, а также его технику и топливо.

Как следствие, официально включить не имеющие документов карты в декларацию гидротехнических сооружений предприятия теперь невозможно. Разрешить их использование не могут ни Ростехнадзор, ни Росприроднадзор. Тем более что вырыты они были в слое песчаника, а не кембрийских глин, цементный же слой, покрывающий стенки котлованов, растрескался... И тридцати четырех миллионов как не бывало.

Суд да дело

Пока чиновники под руководством Валерия Матвеева изобретают новые способы спасения «бюджетной дыры», Тосненский городской суд, состоявшийся по иску Департамента Росприроднадзора по СЗФО, в мае вынес решение.

«…В нарушение ст. 12 Федерального закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» [ГУПП «Полигон Касный Бор»] не проводит мониторинг состояния и загрязнения окружающей среды, не осуществляет анализ наблюдений за состоянием окружающей среды, не изучает динамику изменений компонентов окружающей среды, не изучает причин наблюдаемых и прогнозируемых изменений состояния окружающей среды, не выявляет превышения установленных концентраций, не проводит мероприятий по минимизации влияния деятельности предприятия на окружающей среду, что привело к эксплуатации объекта… опасным для окружающей среды, жизни и здоровья человека способом». Вывод – все это создает реальную угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Суд высказал свое мнение и по поводу невозможности вести штатные работы из-за отсутствия финансовых средств. Это утверждение «является несостоятельным, – констатирует суд, – поскольку предприятие осуществляет коммерческую деятельность, оказывая услуги сторонним организациям».

Далее суд опроверг еще один излюбленный аргумент защитников «бюджетной дыры»: мол, если полигон закрыть, отходы будут вываливать в ближайших лесах. «Единственным в своем роде в России предприятие также не является, анализ проводимых конкурсных процедур показывает, что в РФ и на территории СЗФО, ЦФО существуют предприятия, имеющие соответствующие технологии и разрешения (лицензии), которые могут размещать и обезвреживать отходы, образуемые на территории СПб и Ленобласти, поэтому в случае приостановления деятельности СПб ГУПП «Красный Бор» экстремальной ситуации не возникнет, в связи с чем действия полигона нельзя расценить как совершенные в состоянии крайней необходимости».

Точка невозврата

В решении суда есть информация, о которой «Новая» еще не писала. И она шокирующая. Эксплуатацией полигона нанесен вред «…недрам и подземным водам в части загрязнения недр и подземных вод специфическими загрязняющими веществами, такими как фенол и формальдегид, в концентрациях, превышающих фоновые в 11 111 раз по фенолу и в 139 раз по формальдегиду, а также тяжелых металлов, таких как кадмий, никель, превышения ПДК по которым составляют 3,6 раз и 6 раз соответственно; наличием канцерогенного вещества – бензопирена, превышающего ПДК в 9 раз; …что свидетельствует о негерметичности находящихся на территории предприятия сооружений (карт-котлованов), о дренировании загрязняющих веществ через пласт водонасыщенного мелко-среднезернистого кварцевого песка в недра, а также об изменении состава и свойств кембрийских глин при их длительном взаимодействии с жидкими отходами, размещенными в картах-котлованах».

Другими словами, свалка химических отходов, ставшая предметом игр коррумпированных чиновников, протекает в подземные горизонты. При загрязнении подземных вод «токсические элементы попадают в организм человека не только с питьевой водой, но и через растительную и животную пищу. Даже если население не пьет загрязненную воду, а только использует ее для приготовления пищи, водопоя скота и полива растений, это может отразиться на здоровье не только нынешнего, но и последующих поколений».

Доигрались. Точка невозврата пройдена. При этом все, что может сделать суд, – приостановить деятельность предприятия на 90 суток, до устранения выявленных нарушений. Это самая суровая мера, предусмотренная статьей 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которая никак не соответствует тяжести преступления.

Выход есть!

Вскрывшиеся обстоятельства, безусловно, требуют чрезвычайных мер. Прежде всего исследований масштабов катастрофы. Мер по предотвращению использования населением загрязненной питьевой воды. Мер по оперативной изоляции накопленной на полигоне химии. В работу должны включиться ученые, эксперты как Петербурга, так и других российских городов и регионов.

«Есть недорогие технологии по переработке содержимого карт, – говорит Юрий Кваша. – Например, система с использованием фотохимического реактора, которая уже проработала в течение двух лет на полигоне ТБО в городе Советске Калининградской области и по которой имеется вся документация. С помощью данного метода химотходы разлагаются на углекислый газ и воду, а в осадке остаются отходы IV класса опасности, которые можно безопасно размещать в картах. Десять таких установок могут переработать все накопленные 2 млн тонн за 5,5 лет. Затраты на установку составят порядка 40 млн руб., срок монтажа и запуска – 6 месяцев, производительность – до 100 тонн в сутки химических отходов. Материалы по данной технологии давно имеются в Комитете по природопользованию СПб. Требуется только политическая воля».

Свою озабоченность высказывает и глава соседнего региона. «Полигон Красный Бор» – бомба замедленного действия, – заявил «Новой» губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. – Мы готовы выделить на территории Ленобласти два-три гектара (а по современным технологиям больше и не требуется) для строительства современного предприятия по переработке химических отходов. В настоящее время идет выбор места для его строительства».

Правительству Петербурга пора оценить истинные масштабы экологической катастрофы. Десятилетия коррупционного стиля правления на полигоне не могли пройти бесследно. Химический Чернобыль действительно стартовал. Да, Красноборская драма, в отличие от Чернобыльской, разворачивается по-тихому. Яды уходят под землю, а также с поверхностными стоками стекают в Неву.

Тем временем…

Как заявил членам общественного совета при Росприроднадзоре Валерий Матвеев, в ближайших планах у комитета – передача полигона Красный Бор в аутсорсинг компании, которая выиграет соответствующий тендер. (По данным нашего источника, это будет известное нам ООО «Экострой».) Валерий Николаевич уже определился и с ценой: 70 миллионов бюджетных рублей в год.

P. S. Мы не смогли получить комментарий Валерия Матвеева (он находится в отпуске) и направили в Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности администрации Санкт-Петербурга официальный запрос. Как только мы получим ответ, сразу вернемся к этой теме.

Коротко

Два миллиона тонн токсичных отходов в 6 км от границы с Петербургом, а также от реки питьевого значения Невы хранится с системными нарушениями.

Из-за природных осадков переполняются наполненные ядами карты-котлованы, построенные без какого-либо укрытия. По технологии жидкие отходы должны выпариваться, а ливневые стоки очищаться на местных очистных. Ни то ни другое в Красном Бору не работает. В результате содержимое переполняющихся карт персонал предприятия периодически сбрасывает «за забор», в ручей Большой Ижорец. Оттуда яды попадают в Неву.

На строительство экспериментального перерабатывающего завода на территории полигона с 1996 по 2011 г. потрачено около трех миллиардов рублей. Завод до сих пор так и не построен.