Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Исаакиевский собор должен остаться музеем
Фото: Елена Лукьянова

Исаакиевский собор должен остаться музеем

11 августа 2015 10:18 / Культура

Кандидат исторических наук - о том, почему уникальный памятник нельзя отдавать церкви

Обозначенное в обращении к губернатору Георгию Полтавченко стремление митрополита Варсонофия получить в ведение петербургской епархии Русской православной церкви Московского патриархата Исаакиевский собор, вызвав широкое общественное обсуждение, до сих пор, однако, не нашло какого бы то ни было отклика в музейной среде города и всей страны.

Многие средства массовой информации, рассказывая о сложившейся ситуации, представляют дело как спор двух хозяйствующих субъектов за здание храма, в то время как на самом деле реализация идеи главы епархии станет означать ликвидацию одного из субъектов – уничтожение музея.

Сама постановка такого вопроса в XXI веке и отсутствие внятной и однозначной реакции со стороны отечественного и международного музейного сообщества не только удивительны сами по себе, но свидетельствуют о необходимости дать ясное представление об истории управления Исаакиевским собором в XIX – начале XX вв., тем самым показав необоснованность претензий митрополита, и рассказать о причинах и путях музеефикации памятника в 1920–1930-е годы, подчеркнув значение музея для всего культурного пространства Ленинграда – Петербурга. Это попытка прорвать странную тишину, сковавшую музейный мир сегодня.

После освящения Исаакия в 1858 году управление им продолжала осуществлять ведавшая возведением храма комиссия о построении Исаакиевского собора, которая получала средства на поддержание здания из Государственного казначейства. С 1864 года заведование собором перешло Главному управляющему путями сообщения и публичными зданиями, а с 1878 года – Министерству внутренних дел. Образованное для управления храмом техническо-художественное совещание под председательством специального инспектора получало финансирование за счет средств министерства, и лишь причт собора содержался из ассигнований по смете Синода. Таким образом, содержание и надзор за состоянием храма в имперской России входили в круг обязанностей государственных гражданских, а не религиозных институтов, здание рассматривалось как общенародное достояние, как памятник, требующий государственной опеки, а не только как церковь.

Революционные события привнесли изменения и в жизнь Исаакиевского собора. На рубеже 1917–1918 гг. управление храмом формально перешло к Народному комиссариату государственных имуществ РСФСР (с июля 1918 года – к Наркомпросу), в реальности здание оказалось в ведении приходской общины, не имевшей достаточных денежных средств для его поддержания.

В то же время охватившая страну после публикации Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви череда мероприятий по национализации церковного имущества поставила перед научной общественностью вопрос о необходимости скорейшей музеефикации церковных памятников.

В 1919 – начале 1920-х гг. создаются первые музеи-монастыри (в Троице-Сергиевой лавре, в Тихвинском и Симоновом монастырях) и музеи-храмы (Петропавловский собор-музей в Петрограде). Члены общества "Старый Петербург", стремясь сохранить выдающиеся памятники прошлого, в 1923–1924 гг. в переписке с руководителями городских ведомств сформулировали основной принцип музеефикации культовой архитектуры – музеефицировать "не отдельные, случайно сохранившиеся части памятника, но сохранять его целиком, как полноценный ансамбль, каким он был задуман и осуществлен и каким только и сохраняет свое художественное и историческое значение…" Необходимость сберечь церковные памятники в их целостности ясно осознавал начальник Ленинградского отделения Центральных государственных реставрационных мастерских А. П. Удаленков. Именно он в 1925 году, обратив внимание на аварийное состояние, в которое пришел Исаакиевский собор (протечки, плесень на стенах и т. п.) под руководством сменявших друг друга настоятелей из числа так называемых обновленцев (представителей православной церкви, горячо приветствовавших советскую власть и активно сотрудничавших с органами), выступил идеологом музеефикации храма. Подчеркивая, что церковная община "не способствует сохранению здания собора", ровно 90 лет назад Удаленков писал: "Ремонт и поддержание таких художественно-исторических архитектурных памятников мирового значения, как Исаакиевский и Смольный соборы, посильны только государству".

В соответствии с  постановлением ВЦИК от 18 июня 1928 г. здание Исаакиевского собора было передано в исключительное пользование Главного управления научными, научно-художественными и музейными учреждениями (Главнауки) Народного комиссариата просвещения "в качестве музейного памятника". Подготовить экспозицию для открытия будущего музея в здании должны были сотрудники Ленинградских государственных реставрационных мастерских во главе с Удаленковым. Из нескольких ленинградских музеев в Исаакий были переданы экспонаты, связанные с историей строительства храма и именами его создателей. Они и сегодня составляют фонды музея-памятника (одних только чертежей – 96, а еще скульптурные портреты, макеты, мозаики). Начались и неотложные реставрационные работы, руководство которыми взял на себя архитектор Н. П. Никитин, в 1939 г. опубликовавший блестящее исследование по истории проектирования и строительства храма. В 1931 г. в здании стал действовать "Государственный антирелигиозный музей (бывший Исаакиевский собор)", гвоздем экспозиции которого являлась демонстрация маятника Фуко, что, без сомнения, способствовало росту общего уровня культуры населения.

Но основная заслуга созданного музея – в сохранении самого здания собора, в проведении научно-исследовательских и реставрационных работ. Так, в 1934 г. директор музея Н. Н. Глебов привлек к реставрации малахитовых колонн главного иконостаса собора брата своей жены, выдающегося русского художника-авангардиста П. Н. Филонова, остро нуждавшегося в тот период. Художник делал гипсовые вставки в местах утрат малахитовых пластин и закрашивал их зеленой краской. Филонов умрет в блокадном Ленинграде, Глебова арестуют в 1938-м, через десять лет он погибнет в лагере – судьба музейщиков, пытавшихся хоть как-то сохранить величественный памятник архитектуры в то непростое время.

Поистине героические усилия для того, чтобы сберечь убранство Исаакия, пришлось приложить сотрудникам разместившегося в здании в июле 1941 г. Объединенного хозяйства музеев, созданного для сохранения во время начавшейся Великой Отечественной войны произведений искусства из пригородных дворцов-музеев. В зале собора в дощатых и фанерных ящиках были сложены вывезенные из-под Ленинграда музейные ценности, а в подвалах жили научные сотрудники и хранители – из Петергофа, Павловска, Гатчины – Е. И. Лединкина, М. И. Тихомирова, А. И. Зеленова, С. Н. Балаева. "Громадное неотапливаемое здание собора зимой промерзало насквозь, а к весне отпотевало так, что вода каплями выступала на внутренних стенах и колоннах, струйками сбегала вниз, образуя на каменном полу непросыхающие лужи. В этой сырости должны были пережить войну ткани, мебель, ковры, живопись и многое другое, не переносящее влаги. Так мощные стены Исаакия, оберегавшие произведения искусства, одновременно несли в себе и угрозу их гибели. С этой угрозой обязаны были бороться музейные сотрудники". Они вскрывали ящики, распаковывали и проветривали, просушивали экспонаты, упаковывали обратно, сверяя содержание каждого ящика с имевшимися описями. Это был тяжелый труд, обеспечивший в конечном итоге само существование пригородных музеев-заповедников. И тем страннее сегодня, когда угроза уничтожения нависла над музеем "Исаакиевский собор", молчание представителей пригородных дворцов-музеев.

В послевоенный период профиль и статус музея в Исаакиевском соборе, потребовавшем почти 20 лет на кропотливую реставрацию, были пересмотрены. С 1970 года в здании действует как самостоятельная единица государственный музей-памятник "Исаакиевский собор". Этот статус позволяет проводить дорогостоящие реставрационные работы на основе архивных документов с привлечением максимально широкого круга специалистов; вести научно-исследовательскую и, главное, просветительскую работу, подчеркивая в ходе обзорных и тематических экскурсий значение собора для развития архитектуры Петербурга и русского искусства в целом; обеспечивать свободный доступ для всех категорий посетителей, вне зависимости от их религиозной принадлежности, для ознакомления с подлинной жемчужиной отечественного искусства XIX столетия. Предметы и коллекции музея "Исаакиевский собор" включены в состав Музейного фонда Российской  Федерации, действие федерального закона о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения на такого рода имущество не  распространяется.

Роль музея "Исаакиевский собор", спасшего величественное здание от гибели после краткого периода церковного ("обновленческого") управления и сохраняющего его сегодня, трудно переоценить. Ликвидация музея недопустима, нечто подобное произошло прежде только в 1948 году, когда был уничтожен Государственный музей нового западного искусства, это было мрачное время сталинщины. Повторения пройденного допускать нельзя. 

О. А. Любезников,

 кандидат исторических наук, 

ГБУК ГМП "Исаакиевский собор"