Цугцванг следственного комитета

Цугцванг следственного комитета

7 сентября 2015 10:52 / Общество

Если закрыть уголовное дело против начальника охраны стройфирмы, придется наказывать полицейских оперативников

Одно из худших следствий корпоративной солидарности в правоохранительных органах – безнаказанность. Скрепленные круговой порукой не хуже коза ностры, они крайне редко «сдают» своих проштрафившихся сотрудников – до тех пор, пока сами сотрудники остаются лояльными силовой корпорации.

В результате безнаказанность оборачивается ощущением вседозволенности, неумением нести ответственность за свои поступки и нежеланием просчитывать даже элементарные последствия своих действий: ведь все равно свои прикроют!

Весной этого года было возбуждено уголовное дело против начальника охраны строительной фирмы Владимира Грязнова за то, что он напал на двух оперативников. И хотя дело шито белыми нитками и разваливается на ходу, органы продолжают его тянуть, ведь в противном случае разрабатывать придется якобы пострадавших оперов!

Владимир Грязнов отдал службе в милиции большую и лучшую часть своей жизни. В основном боролся с экономическими преступлениями, а с 1991-го по 1994-й, в самые острые для Питера годы, служил в региональном управлении по организованной преступности и даже арестовывал авторитетныхбратьев Шевченко.

В 2002 году ушел на пенсию и, как многие его сослуживцы, подался в охранный бизнес. В 2010-м Владимир Юрьевич нашел, как ему казалось, тихую гавань: устроился директором департамента по обеспечению безопасности ООО «Строительное управление». Работа действительно была относительно спокойной – до 2 апреля 2015 года, когда в ООО пришли с обыском из Следственного комитета.

Длинный день

В постановлении о возбуждении уголовного дела против Грязнова сказано, что он, «противодействуя законной деятельности оперуполномоченных отдела экономической безопасности УМВД по Красногвардейскому району Ласкина и Черкасова, действуя умышленно на почве неприязненного отношения, возникшего у него к Ласкину и Черкасову в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, применил в отношении них насилие». А именно: «толкнул руками в область груди Черкасова» и «ударил не менее одного раза рукой в область головы Ласкина».

В результате оперуполномоченные пострадали от физической боли, а у Ласкина также обнаружился ушиб мягких тканей правого височно-челюстного сустава.

С точки зрения Владимира Грязнова, все было несколько иначе. Около половины второго дня он вышел в холл «Строительного управления» и увидел нескольких человек, среди которых были двое пожилых непрезентабельного вида, от которых пахло алкоголем.

«Я попробовал выяснить, что они здесь делают, – вспоминает Владимир Юрьевич. – Тут подошел администратор зала и сказал, что они прошли через турникет на входе без разрешения, дотянувшись до кнопки на посту. Я подумал, что какие-то хулиганы ворвались в помещение, и потребовал, чтобы они удалились!»

Впоследствии оказалось, что немолодые люди были понятыми, которых привели для проведения обыска.

Когда Грязнов попытался вывести непонятных визитеров, к нему подскочили Ласкин и Черкасов – до этого они разговаривали с другими сотрудниками компании, так что Грязнов поначалу принял их за клиентов.

«Эти двое молодых людей не представились, хотя я несколько раз просил их назваться, не предъявили документов, даже не сообщили, что пришли для проведения обыска, – рассказывает Владимир Грязнов. – Вместо этого они вывернули мне руки и повалили на пол».

Вскоре после этого конфликт вроде бы исчерпался: подошли другие сотрудники компании и следователь СК. Грязнова отпустили, он поднялся с пола, а проверяющие наконец представились и предъявили постановление об обыске.

Оказалось, что оно выписано не на само ООО «Строительное управление», а на иную организацию, арендующую у него помещения. Грязнов направился в свой кабинет, чтобы найти подтверждающие это документы, когда появились новые сотрудники полиции, надели на него наручники и доставили в 26-й отдел.

«У меня проблемы с сердцем, а задержали меня так неожиданно, что я даже не успел захватить лекарства, – поясняет Владимир Юрьевич. – Поэтому, когда меня вводили в отделение, я крикнул стоявшим поблизости людям, чтобы вызывали скорую. Они, видимо, это сделали, потому что скорая приезжала. Я просил допустить врачей, чтобы они меня осмотрели, но полицейские так и не позволили медикам войти».

Через некоторое время Грязнова отвезли в следственный комитет, где его опрашивала следователь Екатерина Нужная. Задержали его в 14.00, а выпустилив 21.30. Через полчаса после этого в отношении Владимира Юрьевича возбудили уголовное дело – за якобы нападение на Ласкина и Черкасова.

Ночью его состояние ухудшилось, утром он поехал в травму, откуда его госпитализировали в Александровскую больницу. Выписали только через десять дней с диагнозом «многочисленные ушибы, в том числе головного мозга».

Бил – не бил, но был заломан

На этом острая фаза истории закончилась и началась долгая позиционная борьба.

Владимир Грязнов пишет бесконечные ходатайства и жалобы, чтобы доказать, что дело против него сфальсифицировано. А следственный комитет расследует… уже почти полгода.

Первое серьезное достижение, которого добился Грязнов, – приобщение к материалам дела фотографий видеонаблюдения (в «Строительном управлении» камера не записывает видео, а делает фотографии каждую секунду). На фотографиях прекрасно видно, как двое сотрудников в штатском заламывают и опрокидывают Владимира Грязнова. Есть один снимок, глядя на который можно предположить, что сам Грязнов поднял руку на своего оппонента. Однако при внимательном рассмотрении заметно, что рука Грязнова поднята не по его собственной воле – ее начинает заламывать оперативник Ласкин.

Проводить экспертизу этих фотоматериалов, несмотря на многочисленные ходатайства Грязнова, следствие не торопится. Тогда сам подозреваемый заказал их исследование за свой счет. Выводы специалистов подтверждают, во-первых, что Черкасов и Ласкин не представились и не показали документов, во-вторых, что они заламывают Грязнову руки и опускают его на пол. Наносил ли Грязнов удары Черкасову и Ласкину, невозможно однозначно установить. Зато это позволяют установить показания многочисленных свидетелей происшедшего, которые утверждают, что никого Грязнов не бил. Следователи пыталась их опрашивать: и вызывая к себе в комитет – но те приходили с адвокатами; и неожиданно приезжая на место работы, чтобы застать их без адвокатов. Но свидетели все равно стоят на своем: ничего противоправного Грязнов не делал.

Завяла «Незабудка»

С большим трудом удалось доказать подозреваемому, что скорая в 26-й отдел приезжала. Но когда этот факт все-таки стал фактом, Главное следственное управление все равно не нашло нарушений в действиях сотрудников полиции, которые не пустили врачей к больному: «В 26-й отдел полиции в период Вашего нахождения там действительно пребывали сотрудники скорой помощи, вызванные неустановленным лицом для оказания медицинской помощи мужчине 62 лет, без указания анкетных данных». Владимиру Грязнову – 60. Действительно, кто бы мог подумать, что это к нему приехала скорая?

Полицейские утверждают, что Грязнов о необходимости медпомощи не заявлял. Сам подозреваемый клянется, что делал это неоднократно. Расставить точки над «ё» могла бы система «Незабудка», но… «проверить записи многоканальной системы регистрации телефонных вызовов и речевых сообщений «Незабудка» в 26-м отделе полиции не представилось возможным ввиду того, что, согласно сведениям, представленным 26-м отделомполиции, система находилась в неисправном техническом состоянии».

Следственные действия ведутся ни шатко ни валко, притом что срок расследования продлялся уже трижды, в последний раз – 2 сентября. Понятно, что при таких доказательствах писать обвинительное заключение – решение самоубийственное. Дело в суде развалится почти наверняка. Но и закрыть его тоже невозможно – ведь тогда уже Ласкину и Черкасову придется ответить за насилие, примененное к Грязнову (пока что все его жалобы на их противоправные действия просто приобщались к данному уголовному делу).

Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, Грязнов не устает понукать следствие ходатайствами об экспертизах, очных ставках, опросе свидетелей и т. п. Также Владимир Юрьевич обжаловал в суде действия следователей в той части, что ходатайства со стороны подозреваемого удовлетворяются лишь частично. На заседании 4 сентября он просил суд отменить постановление следователя об отказе в ознакомлении с рапортами Ласкина и Черкасова – первичными документами, на основании которых возбуждено уголовное дело. Судья в требовании Грязнова отказал, ссылаясь на УПК. Теперь подозреваемый будет обжаловать в суде законность возбуждения самого уголовного дела.

«Я не видел возможности сразу подавать такую жалобу, так как не видел рапортов – первичных документов, – рассуждает Владимир Юрьевич. – Теперь, когда в ознакомлении с рапортами мне официально отказано, иных препятствий для обжалования законности возбуждения дела нет».

«Новая» будет следить за развитием событий.

1 комментарий:

КЛИЕНТСКИЕ БАЗЫ http://xurl.es/PR0DAWEZ УЗНАЙТЕ ПОДРОБНЕЕ! KLIENTSKIE BAZY http://xurl.es/PR0DAWEZ Uznajte podrobnee!

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.