Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Галина Полищук: "Никто не хочет быть забаненным"

Галина Полищук: "Никто не хочет быть забаненным"

23 сентября 2015 15:09 / Культура

1 октября на Большой сцене ТЮЗа пройдет показ нашумевшей постановки модного латвийского режиссера Галины Полищук "Facebook. Life". Участие остросоциального спектакля в фестивале «Радужный мост» в Крыму прибавило ему российских поклонников, но на родине вызвало волну недовольства.

– Галина, из чего выросла идея спектакля?

– Идея взята из жизни, которая для многих сейчас перешла в ее виртуальную плоскость, в том числе и моя собственная. Никак не могу, просыпаясь, научиться сначала смотреть в окно, а уже потом в айфон. Туда перетекло всё и вся: и обсуждение спектаклей, и политика с ее непростой сегодняшней ситуацией (тоже, кстати, тема для спектакля). Кто за кого, и где она правда? Кулинарные рецепты, путешествия в картинках… Показалось, что ты можешь жить заочно, фейсбук дает такую возможность – все зависит от твоих интересов и круга друзей. Как жаль, что из жизни нельзя некоторых людей просто удалить так же, как чей-то статус из фейсбука. Но никто не хочет быть забаненным. Такое полное замещение реальной жизни виртуальным существованием и подвигло меня к созданию спектакля.

Я рассказала об этом актеру своего театра и, как мне казалось, безусловному единомышленнику Андрису Булису, но поначалу натолкнулась на полное непонимание. "Зачем? В соцсетях сидят одни дебилы. А я хочу нормально жить в реальности", – ответил мне актер, с которым мы создали вместе почти все спектакли. Так родилось противостояние, которое и сейчас есть в фейсбуке: с одной стороны, это ирония, такое поверхностное восприятие социальных сетей, где зрители смеются зачастую сами над собой, с другой стороны – серьезное исследование тотального проникновения в нашу жизнь этого явления, от которого не уйдешь. Это как прогресс: он наступает – и всё. Конечно, ты можешь не летать на самолетах, но они все равно будут летать над тобой…

– Не случайно питерский ТЮЗ пригласил вашу постановку на Международный театральный фестиваль "Радуга": тема одиночества в сети стала остроактуальной, в том числе и для нового поколения пользователей интернета.

–Да, в ТЮЗе работают замечательные люди с острым чутьем на все важное, сегодняшнее. Ведь главный адресат театра – молодежь, а в России проблема компьютерной зависимости проявляется острее, чем где бы то ни было. Может, из-за размеров страны или особой русской ментальности: у всех на слуху истории о самоубийствах из-за недостаточного количества френдов или о расстройствах психики, к которым привела безудержная погоня за популярностью в соцсетях. Особая опасность тут таится для подростков, ведь они еще многому в виртуальном пространстве не умеют противостоять, воспринимая его слишком реально, и "непродвинутые" родители порой даже не догадываются, что с их детьми происходит. А эта растущая селфомания! Я слышала, что в российских школах уже ввели уроки, предостерегающие от того и другого. И вот когда мы говорили об этом с директором ТЮЗа Светланой Лаврецовой, по-хорошему одержимым человеком, она сказала: "Этот спектакль должны увидеть наши зрители". Хотя это было совсем не просто – так быстро организоваться, найти площадку, оформить визы… Но на фестивале "Радуга" работает уникальная команда, способная оперативно решить все проблемы.

– Однако после участия спектакля в фестивале "Радужный мост" в Крыму вас в Латвии реально пытались забанить…

– Это я убедила Андриса все-таки поехать на фестиваль, хотя нас пугали последствиями. И правда, после нашего возвращения не было ни одного ТВ- или радиоканала, ни одной газеты или интернет-портала в Латвии, который бы нас не заклеймил. В попытке добиться нашего официального осуждения активисты "движения" дошли до министра культуры и председателя союза театральных деятелей, но те заняли нейтральную позицию. А вот пресса как с цепи сорвалась. И были случаи, когда на улице к Андрису подходили люди и называли в лицо предателем. Он это тяжело переживал. Что до меня, то после закрытия театра мне пришлось много работать в других странах, в том числе в России, за что спасибо ей огромное. Ситуация была тупиковой, и постановки в России просто помогли мне выжить и физически, и духовно.

– Чем вы сейчас заняты и какие творческие планы связываете с Петербургом?

– В Петербурге я уже ставила в театре "Балтийский дом", бывала на фестивалях. Это чудесный город, куда хочется возвращаться. Питер долго был флагманом театрального авангарда, где взрывали художественное пространство мои учителя Борис Юхананов и Клим… Но в этом году планирую работать в Латвии и Эстонии: честно говоря, соскучилась по латышскому зрителю. Театр в Лиепае сейчас на подъеме, зрители из Риги и из соседней Литвы прорываются туда на премьеры. Тут престижно работать, театр с изумительной творческой атмосферой, где, кстати, много ставит российский режиссер Константин Богомолов. Работать в Риге еще не могу: больно. Тут я понимаю нынешнего руководителя художественных проектов питерского ТЮЗа, три десятилетия руководившего знаменитым рижским ТЮЗом, постановщика с мировым именем Адольфа Шапиро, который не может вернуться в Латвию. Наш новый социально острый спектакль по известной пьесе Уайлдера "Наш городок" будет о Лиепае и лиепайчанах. В его основу лягут реальные истории конкретных людей, в том числе и трагедия Лиепаи – закрывшийся завод, где работала большая половина горожан. Актерам я дала задание искать персонажей на улицах. Кажется, процесс будет интересным.

– И все-таки вам не кажется, что отчуждение между русскими и прибалтами – явление временное и во многом искусственное?

– Недавно вышла статья, где латвийские деятели искусства обсуждали, с одной стороны, нашу поездку на фестиваль "Радужный мост" в Крыму и выступление группы "Брайн шторм" на российском фестивале "Нашествие", с другой – отказ режиссера Алвиса Херманиса принимать участие в любых художественных проектах на территории России, равно как и отказ латышской актрисы Гуны Зарини участвовать в спектакле "Гоголь-центра". Многие нас осуждали, заявляя, что как граждане своей страны мы должны активно бойкотировать Россию, а среди тех, кто нас поддержал, были Лайма Вайкуле и Раймонд Паулс. Статья называлась "Музы молчат. До встречи после войны". Но ведь наша страна ни с кем не воюет, и уж тем более со зрителем. Мы все, как в нашем спектакле, стали жертвами войны виртуальной, массмедийной. Она никак не связана с искусством, но почему-то нас ужасно хотят использовать в этой войне, и это раздражает. Потому что противоречит самой миссии художника. Мы против того, чтобы артистов делили по принципу, кто куда поехал, кто кого поддержал и кого в какие списки внесли. Ведь мы, по словам великого Арто, – просто "музыканты", мы хотим только понимания и мира.

Справка "Новой"

Галина Полищук с отличием окончила ГИТИС (режиссерский курс Бориса Юхананова), работала в Новом рижском театре, затем в Национальном театре. Позже основала "Театральную обсерваторию" с целью творить независимый интеллектуальный театр, но после отмены госфинансирования театр закрыли. Осуществила более 20 успешных постановок в России и других странах Европы.