Глухие все еще не слышат

Глухие все еще не слышат

24 сентября 2015 12:03 / Общество

25 сентября Тринадцатый Арбитражный апелляционный суд Петербурга получит результаты новой экспертизы и, может быть, поставит точку в тяжбе между Клинической больницей № 122 и петербургскими производителями медицинского оборудования.

Не исключено, что это в очередной раз будет точка с запятой. Спор сторон, о котором рассказывала «Новая», затянулся.

Если бы не он, 25 абсолютно глухих людей уже могли бы вернуть слух. Импланты, предназначенные для них, пропадают – в октябре у них истекают сроки стерилизации. Между тем еще в декабре НПК «Азимут» выиграл тендер на поставку имплантов больнице, а в мае – суд (дело уже рассматривал Арбитражный суд СПб и ЛО). Почему же врачи по-прежнему противятся принять данных производителей как поставщиков?

Напомним: Клиническая больница 122 (далее – КБ) – медицинское учреждение, где с 2009 года не слышащим людям возвращают слух. Для этого пациента оперируют и устанавливают ему кохлеарный имплант (внутри головы), а снаружи – речевой процессор с микрофоном. В целом это называется система кохлеарной имплантации.

В сентябре 2014 г. КБ объявила очередной тендер на поставку 25 систем кохлеарной имплантации. Его выиграл НПК «Азимут». Эта победа далась нелегко: то конкуренты пытались не допустить компанию до аукциона, то врачи опротестовывали результаты конкурса. «Азимут» преодолел эти препятствия. В декабре прошлого года стороны заключили контракт на 24,5 млн руб. (стоимость каждой системы – около 1 млн руб.). Поставщики привезли в больницу импланты. Однако медики отказались их принимать под предлогами: «речевой процессор не имеет направленного физиологично расположенного микрофона», а «у импланта нет перимодиолярной электродной решетки».

Напомним, что эти претензии и ФАС (куда еще прошлой осенью была подана жалоба), и Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти (который вынес решение 7.05.2015) сочли необоснованными: «Системы кохлеарной имплантации НПК «Азимут» полностью соответствуют требованиям заказчика: и микрофон физиологично расположен, и решетка есть». По мнению арбитражного суда, «заказчик на стадии приемки продукции незаконно предъявил новые требования к имплантам, изначально непредусмотренные контрактом и технической документацией, а главное – ориентированные под продукцию конкретного производителя – AdvancedBionics (США), а это есть не что иное, как «препятствие деятельности НПК “Азимут”».

Арбитражный суд СПб и ЛО решил: «Признать недействительным односторонний отказ КБ № 122 от выполнения контракта и от имплантов петербургских производителей». Врачи обжаловали это решение. С начала июля Тринадцатый Арбитражный апелляционный суд Петербурга по второму кругу разбирается в конфликте.

Еще в суде первой инстанции медики настояли на экспертизе. Тогда специалисты Европейского центра судебных экспертов подтвердили: «Импланты НПК «Азимут» соответствуют требованиям контракта, технического задания и спецификации». Больница с этими результатами не согласилась, но арбитражный суд на их основании вынес свое решение.

Новые судьи, едва приступив к слушанию, опять завели речь о специальном исследовании. Адвокаты, представляющие в процессе НПК «Азимут», возражали: «Никаких оснований для повторной проверки качества не было и нет, результаты первой экспертизы никто не опорочил, не опроверг».

Тем не менее суд подыскал пять учреждений, которые могли бы провести подобное исследование: Всероссийский НИИ медицинской техники Росздравнадзора, Федеральный научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России, ООО «Бюро технической экспертизы», ООО «Независимая экспертная организация «Истина» и Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт уха, горла, носа и речи.

Юристы, отстаивающие интересы истца, заявили отвод Федеральному научно-клиническому центру (НКЦ) оториноларингологии ФМБА России.

«Во-первых, – объясняет адвокат Денис Иванищев, представляющий в процессе НПК «Азимут», – для проведения таких экспертиз нужна лицензия, у НКЦ оториноларингологии ФМБА ее нет. Проводить экспертизу без лицензии, когда она обязательна, преступление (ст. 171 УК РФ). Во-вторых, и НКЦ оториноларингологии, и Клиническая больница № 122 являются структурными подразделениями Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России, что свидетельствует о заинтересованности данных специалистов. Однако суд без объяснения причин наш отвод отклонил. Хотя по закону обязан вынести специальное определение с мотивировкой, почему отвод не принят. Молча игнорируя эти требования, суд выбрал в качестве экспертного учреждения именно НКЦ оториноларингологии ФМБА».

15 сентября адвокаты истцов подали в Арбитражный суд СЗФО кассационную жалобу с просьбой отменить назначение экспертизы в НКЦ оториноларингологии ФМБА. Пока она не рассмотрена. К 25 сентября эксперты НКЦ должны сделать свое заключение об имплантах НПК «Азимут» и представить в суд. Не исключено, что, руководствуясь этими выводами специалистов, Тринадцатый Арбитражный апелляционный суд примет решение. Но прекратится ли на этом спор – неизвестно.

Комментарий

Яков НАКАТИС, главный врач Клинической больницы № 122 им. Л. Г. Соколова ФМБА России, главный оториноларинголог ФМБА, д. м. н., профессор:

– В мире всего четыре производителя систем кохлеарной имплантации. Раньше мы закупали импланты у всех четырех, сейчас закупаем у трех. В том числе в 2014 г. мы закупили 45 имплантов у НПК «Азимут». Но они посчитали, что мы у них купили мало. Им это не понравилось. В конце 2014 года пришли деньги из бюджета, мы объявили тендер на 25 имплантов. Техзадание на эти 25 имплантов – другое. Они отличаются от тех 45, что нам уже поставил «Азимут». Тем не менее «Азимут» подставил свою модель под это ТЗ и вышел на конкурс. Мы спрашивали у НПК «Азимут»: вы нам поставите те импланты, которые мы заказывали? Ответ: да, поставим. Но они нам поставили импланты из той же серии, что и предыдущие 45. Я дал другое ТЗ, а они мне поставили ту же модель, мотивируя тем, что она подходит, потому что универсальная.

– Однако экспертиза, которая была проведена в суде первой инстанции, подтвердила обратное?

– Суд  не может заставить нас согласиться, потому что экспертиза нас не удовлетворила. Экспертам, которых тогда привлекли, мы не доверяем. Именно поэтому мы настояли сейчас на новой экспертизе и хотим четко всё определить: что за импланты в больницу поставлены и какая модель нам требовалась. Право выбора – это право покупателя, право заказчика. Ведь все люди разные. Мы не можем ставить всем пациентам одинаковые импланты, каждому нужен определенный, свой, который ему подходит.