Градошибка "высокой степени готовности"
Фото: Это собственно проект МФК на Ушаковской наб., 3 в исполнении ООО «Интерколумниум» Евгения Подгорнова

Градошибка "высокой степени готовности"

14 декабря 2015 09:44 / Культура

Многофункциональный комплекс, возводимый на Ушаковской набережной, бьет рекорды по количеству нарушений. Прокуратура их признает, но оснований для реагирования не видит

Своя рука владыка  

Участок в восемь гектаров на мысу, омываемый Черной речкой и Малой Невкой, с видом на стрелку Каменного острова и Лопухинский сад был продан в 2006-м холдингу «Кловер групп». Предложенный им проект застройки градсовет зарубил, охарактеризовав как «акт градостроительного вандализма»: при разрешенных 28 м по линии фронта и 48 для внутриквартальных объектов собственник хотел 48 и 91 соответственно.

Двумя годами позже проект с правом аренды участка перешел к группе компаний Setl Group (впоследствии оформившей землю в собственность на одну из своих «дочек»).

С появлением нового игрока дело пошло споро: чему, как можно предположить, поспособствовало назначение на пост главы Комитета по строительству Вячеслава Семененко – который до 2009 года был членом совета директоров SetlGroup и обладал долей в 18% (став чиновником, передал ее в оперативное управление). За время его работы в Смольном оборот девелоперского подразделения этой компании, согласно данным СПАРК, вырос с 702,6 млн до 5,6 млрд руб.

Проект для Ушаковской набережной был переделан ООО «Интерколумниум» Евгения Подгорнова. Теперь он включал в себя шесть жилых зданий до 20 этажей, восьмиэтажную гостиницу, пятиэтажный офисный центр. И по-прежнему никак не пролезал в рамки, определенные для этой территории законом. При заданной проектом высоте новый комплекс превышал окружающую застройку в 2,5 раза, нарушая восприятие водного пространства и окружающего ландшафта.

Полное собрание нарушений

«Наиболее серьезным нарушением требований режима установленной здесь зоны «ЗРЗ-2» является очевидное превышение внутриквартальной застройки над уличным фронтом, так как по закону 820-7 она не должна быть видна с открытых городских пространств, – комментирует член президиума петербургского ВООПИиК Людмила Семыкина. – При этом в качестве уличного фронта неправомерно признается только застройка по Ушаковской набережной, а застройка вдоль Черной речки не признается, хотя законом определено, что все набережные относятся к открытому городскому пространству».

В июне 2010-го КГА распоряжением за № 1837 утверждает новую редакцию градплана для участка на Ушаковской набережной, 3. Где в соответствии с законом о Правилах землепользования и застройки установлена предельная высота 28/33 м и есть три локальных доминанты – до 48 м. Но такие параметры грубо противоречат требованиям режимов, утвержденных законом № 820-7 и приведенных в том же градплане. Еще в октябре 2009 г. Росохранкультура направляла в правительство Петербурга заключение о недопустимости применения установленных ПЗЗ регламентов в зонах охраны культурного наследия. В декабре 2010-го решением суда эти регламенты будут признаны недействующими в границах зон охраны и не подлежащими применению.

Людмила Семыкина указывает также на то, что КГИОП безосновательно согласовал акт историко-культурной экспертизы, обосновавшей приемлемость заданных застройщиком высот, значительно превышающих определенные законом пределы. Экспертизу эту провело ООО «ДевРос» (эксперт Е. И. Богданова). Согласно ее выводам, допустимыми признавались такие параметры: для уличного фронта – 27,56 м, для центральной части участка и линии вдоль Черной речки – 60,56 м. Что обуславливалось признанием особой социальной значимости объекта, якобы подтвержденной письмом Комитета по строительству от 6 сентября 2011 г. Не иначе как провидческий дар позволил госпоже Богдановой ссылаться на него в своей экспертизе, подписанной ею днем раньше, 5 сентября. Кроме того, письмо комитета вовсе не содержало утверждения об «особом значении для социального, экономического, культурного и иного развития Санкт-Петербурга», как того требует закон.

Столь же безосновательны были и выводы Богдановой о «признании видимости оцениваемого объекта не оказывающей влияния» на охраняемые панорамы и визуальные направления – что противоречило не только материалам ее же исследования, но и уже имевшемуся к тому времени заключению ГУ «НИПЦ генплана Санкт-Петербурга», выполненному по поручению КГА в 2010 году. В этой работе на основе трехмерной базовой модели анализировалось влияние запрашиваемых отклонений (до 69 м) на формирование композиционно-средовых характеристик городской среды. Заключение было отрицательным. Впоследствии (в июле 2012 г.), опираясь на этот анализ, Министерство культуры РФ также придет к выводу, что при таких испрашиваемых параметрах «панорамы и виды города изменяются существенным образом», и откажет в согласовании.

Но КГИОП 23 сентября 2011 г. согласовывает акт по результатам экспертизы «ДевРоса» (исполнитель – поныне работающий в комитете А. В. Михайлов, завизировано первым зампредом А. В. Комлевым).

Отрицательное заключение НИПЦ генплана не принимается во внимание и КГА, когда тот 30 декабря 2010 г. выпускает распоряжение о предоставлении разрешения на отклонение. Более того, комитет обходится без обязательных в таких случаях согласований Минкульта и ЗакСа Петербурга.

Как будто не замечая их отсутствия, ГАУ «Центр государственной экспертизы» в июне 2012 г. подмахивает положительное заключение по проектной документации. В том же месяце застройщик получает разрешение на строительство (хотя на тот момент и выданный ему ранее градплан фактически утратил силу).

И только после этого КГА обращается в Минкульт с просьбой согласовать отклонения. Получив официальный отказ, комитет вынужден отменить свое распоряжение от 30 декабря 2010 г. Что, впрочем, не возымеет никаких правовых последствий, как и отказ Минкульта: в 2014 году Служба госстройнадзора продлевает действие разрешения на строительство до 2016 года.

КГИОП – которому бы впору вступиться за охраняемые виды и напомнить об отсутствии необходимых согласований – бездействует.

В конце 2014-го и в 2015 году заново проводятся две негосударственные экспертизы проектной документации. И хотя обе беззастенчиво ссылаются на утратившее силу распоряжение КГА (факт его отмены отражен в общедоступной Региональной геоинформационной системе), застройщику выдаются новые разрешения на строительство.

Цепная реакция

Депутат Алексей Ковалев уже который месяц ведет переписку с Министерством культуры и прокуратурой в надежде положить предел незаконному строительству. Прокуратура Петербурга признает, что распоряжение КГА 2010 года выпущено с нарушением закона, что отсутствуют необходимые для отклонения от допустимых параметров согласования ЗакСа и Минкульта, но… не видит достаточных оснований для принятия мер прокурорского реагирования. Ссылаясь при этом на то, что «строительство объекта находится в высокой степени готовности», а «сведений об угрозе безопасности граждан в связи с указанным строительством… не имеется». И цитирует приказ чрезвычайно популярного нынче генпрокурора Чайки (от 07.12.2007), распорядившегося при осуществлении прокурорского надзора «исключить факты приостановления деятельности производств и строительства объектов по инициативе прокуроров, кроме случаев угрозы безопасности граждан».

Минкульт перенаправляет обращение депутата в Генпрокуратуру. Ну а та ожидаемо спускает его вниз – отсылает в прокуратуру Санкт-Петербурга. В общем, круг замкнулся.

Хотя Алексей Ковалев убежден, что у правительства города достаточно оснований для приостановки работ на Ушаковской набережной и приведения проектной документации в соответствие с требованиями законодательства. Депутат полагает, что в рассматриваемом случае также может быть применен запрет на использование земельного участка и объектов капитального строительства (ч. 8 и 10 ст. 36 ГрК РФ), так как предельные параметры не соответствуют градрегламенту и составляют угрозу петербургскому объекту всемирного наследия.

SetlGroup уже изрядно вложился в коллекцию признанных градостроительных ошибок. Такими своими объектами, как увенчанный стеклянной шайбой «Статский советник» на углу Загородного и Гороховой или выскочивший на месте сквера «Эгоист» (угол Восстания и Рылеева). Печальный перечень обещает пополнить и проект 9-этажного «Мироздания» – стартовавший на улице Мира с членовредительства в отношении исторического дома № 35 (по заключению ЛенжилНИИпроекта и «Геореконструкции», он получил серьезные повреждения вследствие «работ по устройству подземного объема соседнего строящегося здания») и поставивший обитателей 19 квартир перед необходимостью перебираться в маневренный фонд.

Набухающий на Ушаковской набережной очередной архитектурный фурункул страшен не только сам по себе. Уродство притягивает подобное, приумножает его и даже берет на себя на роль ориентира.

Когда Татьяна Славина мастерила экспертизу, призванную обосновать допустимость сооружения высотки в Лопухинском саду, одним из аргументов было то, что панорамы и так уже испорчены и ответственные визуальные связи порушены «с появлением крупногабаритных построек неопределенного стилевого качества на Ушаковской, Выборгской набережных и левом берегу Большой Невки».

В те годы такая логика охотно принималась ответственными ведомствами – одна градостроительная ошибка подтягивалась в качестве оправдания для появления другой, третьей и далее везде. «Там и так уже все испорчено» – такой аргумент приходится слышать и от членов градсовета из числа практикующих архитекторов, оправдывающих появление очередного монстра рядом с градошибками прошлых лет. Убийственная логика, стремительно приближающая нас к точке невозврата.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close