Центр Петербурга под грифом "Секретно"
Фото: Архитектурная концепция "Судебного квартала" – студия Максима Атаянца

Центр Петербурга под грифом "Секретно"

11 января 2016 12:53 / Общество

Облик будущего "Судебного квартала" окутала гостайна

Петербуржцев лишили возможности знать, что именно построят в самом сердце их города, у Стрелки Васильевского острова. Тендер на проектирование прошел в закрытом режиме, к участию допустили только обладателей лицензии ФСБ. Концепцию мастерской Максима Атаянца (победившую ранее в международном конкурсе) обещают "взять за основу". При этом сам автор прав на нее никому не передавал, а о тендере узнал из публикаций СМИ.

Международный конкурс на архитектурную концепцию строительства зданий высших судов России, судебного департамента и Академии танца Бориса Эйфмана завершился осенью 2013-го. Творческому состязанию сопутствовала бурная публичная дискуссия и не менее ожесточенная подковерная борьба. Выбор жюри – подавляющим большинством (11 из 19 голосовавших) поддержавшего наиболее деликатный по отношению к историческому окружению проект Максима Атаянца – вызвал шквал негодования в "сплоченном серпентарии" питерского сообщества практикующих зодчих, склонных воспринимать панораму классического Петербурга скорее как фон для самовыражения и фактор, определяющий цену на недвижимость их заказчиков.

Почти год ушел на доработку концепции с учетом пожеланий жюри и рекомендаций, высказанных независимыми экспертами при дальнейшем общественном обсуждении – на Совете по сохранению культурного наследия (также одобрившем работу Атаянца), встречах с участием градозащитников. Последние в большинстве своем продолжают считать лучшим использованием территории бывшего ГИПХа создание здесь городской парковой зоны, отдавая при этом должное тому редкому уважению к историческому контексту, что было проявлено победителем конкурса, и его неизменной готовности к диалогу.

Итоговая версия была принята возглавляемой управделами президента Владимиром Кожиным комиссией (по составу почти тождественной жюри международного конкурса). Глава Союза архитекторов России Андрей Боков похвалил коллегу Атаянца за грамотную корректировку, благодаря которой "планировочное решение стало более мягким, пространство перед театром увеличилось, а здания более органично вошли в городскую ткань". Работа получила все необходимые согласования профильных комитетов Смольного.

В мае прошлого года Владимира Кожина сменил на посту "кремлевского завхоза" Александр Колпаков – выходец из ФСО. Специфика прежней службы сказалась на усилении закрытости всей информации, касающейся деятельности управления вообще и судьбы "Судебного квартала" в частности.

В июне волевым порядком в проект была возвращена жилая функция: вопреки ранее объявленному отказу от нее в пользу увеличения общественного зеленого пространства Управление делами президента вернулось к идее поселить судейских здесь же, построив у Тучкова буяна дома на 837 квартир. Справедливости ради нельзя не отметить, что во многом такое решение было обусловлено позицией городских властей. Смольный, пообещав подобрать подходящие альтернативные варианты для судейского житья-бытья, так ничего адекватного и не предложил. Во всяком случае трудно назвать серьезным такой, например, вариант, как реконструкция расселяемого "неликвида", где невозможно было соблюсти даже требования по инсоляции и прочим нормам.

И пока мастерская Атаянца корпела над очередной корректировкой проекта, кое-кто из аутсайдеров конкурса 2013 года не щадил сил в плетении интриг – надеясь убедить "новую метлу" вымести не только игроков из старой команды управления, но и саму победившую концепцию "Судебного квартала", услужливо предложив спешно доработанную собственную. Насколько успешны оказались эти попытки, предпринятые с использованием отвергаемых в приличном обществе методов, покажет ближайшее будущее: когда найдут свое подтверждение или будут развеяны слухи о том, что архитектуру судебных зданий препоручат Евгению Герасимову.

Парадоксально, но факт: с победителем конкурса-2013 никаких контрактов заключено до сих пор не было (все разработки и последующие корректировки мастерская Атаянца выполняла за свой счет). В чем Максим Борисович теперь, впрочем, видит больше пользы, нежели ущерба. Прежде всего потому, что самым серьезным из возможных видов ущерба полагает не материальный, но тот, что может быть нанесен профессиональной репутации – в случае использования авторской концепции в извращенной форме. Но поскольку концепция остается собственностью Атаянца, реализовать ее можно лишь с привлечением его мастерской в качестве разработчиков проекта.

Затянувшийся информационный вакуум нарушило недавнее сообщение РБК о проведенном Управлением делами президента РФ закрытом конкурсе на выбор генерального проектировщика строительства "Судебного квартала". Победителем стала компания ОАО "Сатурн", с которой и заключен контракт на проектно-изыскательские работы.

Причем, согласно инсайдерской информации, из условий конкурса следует, что надлежит фактически все выполнить с нуля – от концепции до стадии проекта, экспертизы и согласований.

В профессиональной среде "Сатурн" известен своим опытом и высоким уровнем исполнения в области инженерных работ, но собственно к архитектуре никакого отношения не имеет. Зато имеет допуск к работам на спецобъектах, где действует режим особой секретности. А как следует из ответа первого заместителя управделами президента РФ Николая Аброськина, конкурс по выбору генпроектировщика "Судебного квартала" проводился в закрытом режиме и только среди организаций, имеющих соответствующую лицензию ФСБ России, поскольку "работы по проектированию указанного комплекса зданий связаны с использованием сведений, составляющих государственную тайну".

Тот факт, что мастерская Атаянца не принимала участия в конкурсе, в управлении объясняют именно отсутствием у нее лицензии ФСБ. Однако при этом в официальном ответе УД отмечается, что разработанная студией Максима Атаянца архитектурно-стилистическая концепция будет принята за основу при разработке конкурсной документации, а "вопрос участия самой студии в разработке разделов проекта находится в компетенции генеральной проектной организации" (то есть ОАО "Сатурн"). "Теперь, – говорит Максим Атаянц, – я жду, когда нашу студию привлекут, в какой форме будет определено наше взаимодействие".

В градозащитной среде сообщения СМИ о "тайном решении Кремля" и фактическом придании грифа "Секретно" на строительство в историческом центре Петербурга вызвало крайне негативную реакцию.

"Это уже не первый случай, когда под предлогом гостайны петербуржцев отсекают от информации по проектам, затрагивающим чрезвычайно ответственные территории и выдающиеся объекты наследия, – отмечает зампред петербургского ВООПИиК Александр Кононов. – Так, например, ничего не известно о проекте "приспособления" Адмиралтейства под нужды главного командования ВМФ России. Только из сообщений СМИ нам известно, что проект был одобрен министром обороны Шойгу – притом что на тот момент проект еще не был представлен в КГИОП, что очень возмутило тогдашнего председателя комитета Александра Макарова. Неоднократно члены Совета по сохранению культурного наследия ставили вопрос о необходимости вынести на его рассмотрение проектные предложения, но этого так до сих пор и не сделано".

Между тем, согласно заключенному по итогам прошлогоднего конкурса контракту (на сумму 3,66 млрд руб.), работы на Адмиралтействе должны быть уже завершены до декабря 2016 года.

"Почему подобные решения, будь то Адмиралтейство или "Судебный квартал", принимаются в закрытом режиме, а мнением петербуржцев никто не интересуется? Разве под грифом "Секретно" может проходить строительство в самом центре Петербурга?" – негодуют и в общественном движении "Живой город".

Своеобразной реакцией на этот опасный тренд стал инициированный в соцсетях соцопрос под названием "А нас не спросили". Участникам опроса предлагается оценить ситуацию с закрытым конкурсом по "Судебному кварталу", выбрав один из четырех возможных вариантов: "Враг не дремлет, Родина в опасности. Надо строить, но тихо!", "Это неуважение по отношению к петербуржцам! Необходимо обнародовать проект", "Мое мнение – здесь должен быть парк" и "Спасибо, что не бомбоубежище". Пока превалирует третий вариант (48,1%), с небольшим отрывом за ним следует второй (35,6%), ироничные оптимисты на третьей позиции (10,4%), в замыкающих – ревнители бдительности по первому варианту (5,9%).

Мир, говорят, выжил потому, что смеялся. Но нашему городу известны и другие способы. Как не устает напоминать историк Лев Лурье, в таком городе, как Петербург, "всякая градостроительная ошибка является политическим вопросом, здесь советская власть пала из-за гостиницы "Англетер".

"Новая" будет следить за дальнейшим развитием событий. Доступ к информации о судьбе ключевых для объекта всемирного наследия территорий и памятников должен быть обеспечен.

2 комментария:

Тов. Ленин учил: массы должны всё знать. На всё идти сознательно. Доколе?!
Доколе головка СПб будет похеривать заветы Ильича и скрывать?

Чтобы строить значимые объекты, необходимы волевые решения. А тут, ах ах какой кошмар, градозащитную секту не спросили, по сути- указав им нишу, реально занимаемую в обществе.
Аналогичная ситуация была решена при утверждении строительства новых зданий ВМА. Ах ах, ГЗшникам снова указали на место, как невоспитанной собаке- которая подавала голос без команды.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.