Почему Светогорск несравним с Готландом
Фото: фото автора

Почему Светогорск несравним с Готландом

25 февраля 2016 13:14 / Общество

В Светогорске, что под Выборгом, заканчивается строительство полигона бытовых и промышленных отходов – идет стадия оформления лицензии. Десять лет, пока полигон планировали и строили, местные активисты пытались узнать, что у них строят. И, не получая достаточной информации, протестовали против кота в мешке.

Светогорск хоть и расположен среди лесов Карельского перешейка на границе с Финляндией, в экологическом отношении совсем не благополучен. Расположенные здесь вредные производства, в первую очередь целлюлозно-бумажный комбинат ЗАО «Интернешнл Пейпер», отрицательно сказываются на качестве воздуха.

Экологические активисты, годами слушая истории о «непрерывном мониторинге» и «полном соответствии нормам», неоднократно пытались добыть реальные цифры того, что намониторил ЦБК.

«Фактических данных нам не дают, – утверждает Зинаида Чеперегина, председатель общественной организации «Центр ЭНСО». – Я пыталась получить их у финской организации в Иматре, которая ведет мониторинг по договору с ЦБК, но и они отказались их предоставить, ссылаясь на условия договора».

Информационная стена

Стоит ли удивляться, что в таких условиях скупые сообщения о появлении в Светогорске свалки вызвали волну протеста. Особенно учитывая, что грядущий полигон захватилчасть территории планируемого заказника «Карельский лес».

Чиновники ограничиваются маловразумительными мантрами о том же «непрерывном мониторинге» и никак не обоснованными утверждениями, что «концентрации по всем загрязняющим веществам будут менее 0,1 ПДК». Но даже тут они умудряются противоречить друг другу!

Например, глава администрации Выборгского района Патраев пишет в 2011 году: «Полигон предназначен для отходов 4–5-го классов опасности. Опасные отходы 1–3-го классов размещались и будут размещаться на специализированных полигонах (Красный Бор) или утилизироваться на специализированных предприятиях».

При этом в ответе вице-губернатора Ленобласти Григория Дваса в 2010 г. написано, что «планируемый полигон предназначен для размещения собственных отходов 3, 4 и 5-го классов опасности». Кому верить?

«Мы неоднократно запрашивали реальные проектные документы, но нам отказываются их предоставлять, – поясняет Зинаида Чеперегина. – Например, вместо письменных ответов из самого ЦБК приходили предложения о встрече с его директором. Мы несколько раз так встречались – абсолютно бесплодно: только пустые заверения и обещания. На слушаниях по оценке воздействия на окружающую среду были выставлены документы – без печатей и подписей».

В том же ответе Двас утверждал, что на полигоне будут размещать только отходы ЦБК и коммунальные отходы Светогорска: «Размещение каких-либо иных отходов, в том числе из других районов Ленобласти, не предполагается». Хотя еще в 2007-м он запрашивал у правительства РФ перевод 13 гектаров лесного фонда в земли специального назначения, доказывая, что строительство полигона в Выборгском районе решит проблему утилизации отходов не только ЦБК и Светогорска, но и других населенных пунктов северо-западной части области.

О пользе закулисья

О борьбе светогорских активистов Зинаида Чеперегина рассказала на форуме «Сохранение природного наследия: возможности общественного участия». Отвечая ей, директор фонда ЭКОМ Александр Карпов посоветовал в первую очередь разобраться, как работает административная система в России. По его словам, контролирующие инстанции, а их несть числа, всегда готовы выставить запрет застройщику, а потом устроить закулисный торг, чтобы этот запрет отозвать. Задача активистов – понимать, кто в таком торге может участвовать, и пытаться работать с этими ведомствами. Определить, на кого можно и нужно давить, непросто: спектр контролеров очень широк. «Имеют ли отношение к вашей ситуации охрана культурного наследия? имущественные отношения? госграница? вопросы авиационной безопасности? По истории с полигоном в Светогорске, как я понимаю, это водотоки», – заключил эксперт. Действительно, задержать строительство полигона на несколько лет «смогли» ручьи, в которых еще недавно водились раки.

Экологи согласились, что остановить строительство полигона, когда он уже вот-вот начнет действовать, практически невозможно. Однако надо добиваться настоящего, публичного мониторинга его эксплуатации.

Когда даже рубщики против

Активисты шведской организации «Защитим лес» Виктор Севе и Роберт Свенсон рассказали участникам форума о том, как они действовали в похожей ситуации и победили: им удалось отбиться от строительства карьера на острове Готланд.

В 2009 году в Швеции был принят закон, расширяющий возможности добывающих компаний. В итоге в 2012 году финская компания Nordkalk разработала проект добычи известняка на территории реликтового леса, планируемого под заказник.

Шведские экологические активисты организовали на Готланде лагерь, чтобы помешать разработчикам. В итоге это вылилось в противостояние с полицией 1–3 сентября 2012 года. Правда, противостояние было «шведское», цивилизованное: полицейские по очереди уводили активистов с дороги, где те сидели, перекрывая движение техники, и увозили километров за двадцать от места конфликта. Активисты на попутках возвращались и снова садились посреди дороги. Десятки полицейских не справились с несколькими сотнями протестующих – и отступились.

Во время противостояния активисты вели разъяснительную работу среди рубщиков шведской компании Mellanskog (они были подряжены добывающей компанией срубить реликтовый лес на месте карьера). В результате Mellanskog отказались работать с Nordkalk. Через месяц Верховный суд Швеции запретил работы, а спустя три года противостояние закончилось решением сделать в спорном лесу национальный парк.

К сожалению, зарубежный опыт вряд ли широко применим в России – дело не в том, что нам не хватит активистов, а в том, что шведских полицейских взять неоткуда.