Особо опасная вменяемость

6 ноября 2003 10:00

Они встречались не так уж часто: врач-психиатр с двадцатилетним стажем и недавний зэк, теперь представлявшийся агентом по недвижимости. После беседы доктор всякий раз находил в кармане своего халата две-три купюры по сто долларов. Таков был гонорар за справку о вменяемости. Скромный медицинский документ, впрочем, дающий пациентам право совершать крупные сделки. В том числе с домами и квартирами...




Прощай, зеленая Пряжка!..


Что примечательно, сами больные далеко не всегда догадывались о своем чудесном исцелении. Хотя и были «приписаны» к больнице Святого Николая Чудотворца (в просторечии - Пряжке). Некоторые из них на момент получения справки о своем психическом здоровье были уже в могиле...
В минувший вторник, спустя четыре года после серии таких встреч, врача Анатолия Веденеева признали виновным в мошенничестве и приговорили к семи годам колонии. Да еще и с отстранением от врачебной практики аж на три года. Его сообщник, тот самый «агент по недвижимости» Эдуард Задорожный, до приговора не дожил: он был найден мертвым в своей камере предварительного заключения (следователи установили, что это самоубийство). Серьезные сроки получили и три отморозка, помогавшие Эдику устранять владельцев квартир после заключения сделок. Один из «замов» Задорожного был приговорен к семи годам лишения свободы, второй - к 15, третий, признанный особо опасным рецидивистом, - к 22. Так закончилась громкая история, потрясшая даже повидавший виды риелторский Петербург и вызвавшая настоящий шок у Петербурга медицинского.
Заведующего 15-м отделением психиатрической больницы на Пряжке подозревали не только в изготовлении липовых справок. Оперативники не без оснований считали, что именно он наводил Задорожного на квартиры своих социально неблагополучных пациентов, обработать которых для получения подписи на договоре купли-продажи не составляло никакого труда. Группе Задорожного инкриминировалось два убийства, хотя в действительности людей, погибших вскоре после встречи с ним, было гораздо больше.
Первой жертвой эскулапа и лжериелтора стал гражданин Комиссаров, попеременно живущий то в стационаре, то в собственной квартире на улице Красуцкого. Задорожный отрядил «потолковать» с ним трех на тот момент экс-уголовников, завербованных у метро «Лиговский проспект», где те торговали спиртом. Братья Игорь и Евгений Бедлюки приехали в Питер с Украины, а третий - Владислав Оськин - недавно освободился и никак не мог устроиться на работу. Предполагалось, что бедолагу Комиссарова легонько придержат, чтоб не сбежал, и будут дожидаться прихода Задорожного. Но «братки» переусердствовали: связали больного человека «ласточкой», затянув веревку на шее, и спустя полчаса Комиссаров - попытавшийся было самостоятельно снять путы - скончался от удушья. Гибель его впоследствии признали несчастным случаем: доказать преступный умысел в действиях убийц не удалось.
Узнав о смерти «клиента», Задорожный принес лопаты и велел братьям закопать тело в подвале, а сам стал искать какого-нибудь бомжа, внешне похожего на Комиссарова. Таким оказался местный алкоголик Ляпков. Доктор Веденеев оформил его на свое отделение под видом Комиссарова и выписал через две недели со справкой, подтверждающей вменяемость. Ляпков вместе с Задорожным отправился к нотариусу, где и был составлен договор о продаже комиссаровского жилья. Квадратные метры покойного продали за шесть тысяч долларов (раза в три дешевле реальной цены).
Второй на тот свет отправилась подруга Ляпкова Минкина, которая была в курсе этой истории и оказалась опасной свидетельницей. А третьей жертвой едва не стал еще один местный алкаш, ночевавший в квартире Ляпковых в день убийства и проснувшийся с ножом в руках и перемазанный кровью. Накануне изобретательный Оськин пришел к Минкиной в гости, напоил всех до беспамятства, а затем зарезал спящую женщину, вложил нож в руки ее собутыльнику и стер со стола отпечатки своих пальцев. Как потом выяснилось - не все, и только благодаря этому милиция установила в конце концов истинного виновника преступления. (Несмотря на то, что адепт Бахуса, выбранный в качестве козла отпущения, уже вовсю давал признательные показания - бедняга был уверен, что и правда по пьяному делу зарезал человека.)
Еще одного пациента Пряжки - некоего Бибикова - прикончили спустя несколько дней по аналогичному сценарию: попойка, убийство во сне, нож в руках случайного знакомого. Этому знакомому невероятно повезло: он проснулся раньше всех, вымыл руки и одежду и незаметно ушел, так что никто не узнал даже его имени. Зато настоящих исполнителей после смерти Бибикова задержали почти сразу, ибо тогда «риелтором» уже активно заинтересовалась прокуратура. Облегчить свою участь тот мог лишь одним способом: сдав милиции всех подельников.
А выйти на Эдика невольно помог последний его потенциальный клиент - некий гражданин Осадчий, тоже спорадический постоялец Пряжки. Он согласился было на сделку и даже получил от доктора Веденеева необходимую справку о вменяемости, но потом, напуганный чем-то, повесился у себя дома. Эксперты нашли в его крови большую дозу алкоголя, и смерть признали не криминальной (ведь он еще ничего не продал, а значит, убивать его было на тот момент невыгодно). Но при обыске в квартире сыщики обнаружили то самое заключение, подписанное врачом Веденеевым. Сопоставили все факты, и вскоре Веденеева с Задорожным наконец задержали.
Приказ на устранение Минкиной и Бибикова Задорожный отдал уже будучи «под колпаком», но это его не спасло... В марте 1999 года под стражей оказались все пятеро участников группировки. Уже в ходе допросов выяснилось, что Эдик платил своим наймитам по... полторы тысячи рублей за убийство, обещая добавить после удачной продажи квартир. Правда, ни один из киллеров этих денег так и не дождался.

Мария ЮРЧЕНКО
фото Алексея ВЫСОЦКОГО