Парк Победы терпит поражение

Парк Победы терпит поражение

23 марта 2016 12:47 / Культура

Осуществленную КГИОП «корректировку» границ ландшафтного памятника специалисты приравнивают к ликвидации произведения садового искусства

В тот же день, когда наши депутаты вынесли благодарность Законодательного собрания председателю КГИОП, Сергей Макаров подписал распоряжение об утверждении новых границ памятника «Приморский парк Победы» – с уменьшением его территории почти на 40%. Градозащитники сомневаются в обоснованности принятого решения и намерены его оспорить.

«В честь вашу, герои Великой Отечественной войны, заложили этот парк мы – трудящиеся Ленинграда, осенью 1945 года. Да будет он вечно живым, вечно цветущим памятником народного мужества и славы». Слова эти, высеченные в камне, можно прочесть и сегодня. Вот только горечи и стыда испытываешь при этом больше, нежели гордости.

Изначально парк охватывал почти 200 из 365 га Крестовского острова. В пору «новых экономических отношений» от парка принялись отгрызать кусок за куском, с годами этот процесс принял катастрофические масштабы: к 1990 году площадь парка сократилась до 140 га, а к 2007 году осталось чуть более 120.

Границы объекта как земельного участка не были определены, да и весь остров в целом не имел единой планировочной документации – что вкупе с несовершенством законодательства позволяло чиновникам на протяжении десятилетий перекраивать Крестовский. Преуспели в этом и губернатор Владимир Яковлев, и Валентина Матвиенко – которая в 2005 г. наложила вето на закон «О градостроительной деятельности на территориях Крестовского и Каменного островов» (запрещавший застройку парка и серьезно ограничивавший ее на островах в целом), а спустя четыре года возопившая: «Хватит строить на Крестовском! Остановитесь! И так уже в 90-е годы все, что можно, застроили». Не остановились. Ни при ней, ни при губернаторе Полтавченко.

Так, при Яковлеве компания Группы ЛСР получила под строительство апарт-отеля на наб. Мартынова участок, захватывавший почти 2,5 га Приморского парка Победы. А при Матвиенко 1,3 га продали под баскетбольный комплекс (с гостиницей, рестораном, магазинами, spa-комплексом и прочая) – это новое строительство шло под маркой «приспособления памятника». Под таким же соусом согласовали и «культурно-развлекательный центр», выросший на месте сгоревшего ресторана на Южной дороге.

Часть Приморского парка Победы вырубили ради газпромовского легкоатлетического манежа (Теннисная аллея, 3) – строительство стартовало уже при Полтавченко. Другую принялись застраивать в 2014-м – заложив на месте теннисного корта четырехэтажный гостиничный комплекс с рестораном и фитнес-клубом (ул. Рюхина, 9).

Охранное ведомство, вплоть до прошлого года одобрявшее такие проекты и заключавшее, что предмет охраны памятника при этом не нарушается, теперь пришло к выводу: сберегать тут нечего. Эти «освоенные» с согласия КГИОП территории нынче, по его же мнению, «характеризуются как отсутствием ценного древостоя, так и утратой исторического объемно-пространственного и планировочного решения территории, утратой связи непосредственно с ландшафтной частью Приморского парка Победы». И вообще «искажают облик ансамбля».

И комитет утверждает новые границы – вычитая из территории памятника почти 40% (50 га). При этом изымаемая, например, часть Южной дороги относится – как элемент объемно-планировочной композиции – к предмету охраны, который по закону должен оставаться в неизменном виде.

В качестве компенсации плюсуют несколько кусочков: в том числе те, где стоят незаконно построенные апарт-комплекс «Пятый элемент» и ресторан на Южной аллее, а также территории, оцениваемые сотрудниками парка как «настоящая помойка».

Когда на сайте КГИОП появился проект этого распоряжения, член президиума СПб ВООПИиК Людмила Семыкина направила в комитет юридически обоснованные возражения.

Указывалось, что проект распоряжения не содержит никаких обосновывающих материалов и противоречит требованиям законодательства. В подтверждение этого тезиса госпожа Семыкина напоминала о содержании ФЗ-73 (п. 6 ст. 3) и приказа Минкульта от 04.06.2015 № 1745, согласно которым изменение границ территории объекта культурного наследия осуществляется в случаях выявления отсутствовавших на момент их утверждения документов или результатов историко-архитектурных, историко-градостроительных, архивных и археологических исследований. Но таковые предъявлены не были.

Кроме того, территория Приморского парка Победы в границах 2014 года находится в составе петербургского объекта всемирного наследия. А согласно ст. 4 Конвенции ЮНЕСКО по охране всемирного культурного и природного наследия, каждое государство – Сторона Конвенции (в том числе и Российская Федерация) – приняло на себя обязательство обеспечивать его охрану, сохранение и передачу будущим поколениям.

Выполнение этих международных обязательств является одной из задач территориального планирования при осуществлении градостроительной деятельности – что прописано в Законе Санкт-Петербурга «О Генеральном плане…».

Руководством по выполнению Конвенции (ст. 172) предусмотрено, что принявшая ее сторона обязана информировать Центр всемирного наследия ЮНЕСКО о своих намерениях предпринять или разрешить в отношении охраняемой Конвенцией территории масштабные изменения. Предоставляемая в ЮНЕСКО документация должна содержать подробную оценку воздействия планируемых работ, подготовленную по результатам государственной экспертизы, организация которой входит в компетенцию Минкультуры России как федерального органа, отвечающего за выполнение наших обязательств по Конвенции.

«Документация не содержит согласования с ЮНЕСКО или информации о направлении ее для рассмотрения в эту организацию. Таким образом, проект правового акта не отвечает требованиям Конвенции ЮНЕСКО, Конвенции об охране архитектурного наследия Европы и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, действующему законодательству РФ», – резюмировал эксперт ВООПИиК, предлагая отклонить проект распоряжения КГИОП.

Однако все эти доводы были проигнорированы.

Специалисты секции ландшафтной архитектуры Петербургского союза архитекторов оценивают новую редакцию границ Приморского парка Победы как катастрофу. Ведь не только кардинально сокращается территория памятника, но с изъятием главных планировочных элементов на стрелке острова разрушается весь композиционный замысел обращенного к морю парка, фактически убивается произведение садового искусства – остается «огрызок непонятно чего». Эксперты убеждены, что даже с учетом понесенных из-за застройки последних лет потерь Приморский парк Победы все еще сохраняет первоначальный замысел, и его планировочные элементы поддерживают композиционные (визуальные) связи отдельных частей ансамбля.

В соответствии с замыслом архитектора Никольского, здесь решалась задача по организации «парка с единым архитектурным ансамблем строений, гармонирующим своим характером и пропорциями с загородным островным ландшафтом».

Виделось это так: «Песчаная часть острова должна быть покрыта зеленью, доминирующей над всем строительством. Зеленые партеры, гущи кустарников, ковры цветов с разбросанными среди них фонтанами и скульптурами должны создать природные красоты, резко отличные от каменного и пыльного города. Вот почему под зеленые насаждения отводится 65% всей площади, а под постройки – всего лишь 5%» (Цит. по: Центральный парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова. Управление дворцами и парками Ленсовета, 1934).

Архитектор В. В. Степанов развил ландшафтную тему более детально.

«В условиях парковой среды посетитель с каждой точки «обозревает»… находящиеся перед ним пространства… Эти пространства, содержащие в себе один-два-три вида, смотря по композиции определенного участка, образуют «ландшафтную картину». Таким образом «виды» представляют законченное построение композиции парка, воспринимаемое при сосредоточенном взгляде в сторону», – пояснял Степанов в своей записке 1948 года.

Записка эта содержит и представленный архитектором разбор конкретных примеров: «Южная береговая дорога. Средняя часть большого пляжа. Картина состоит из трех видов, раскрывающихся при подходе к району стадиона с востока. Левый вид представляет песчаный берег реки Малой Невки, просматривающийся через полосу прибрежных ив (сейчас тут многочисленные временные постройки и питейно-едальные заведения, которые Георгий Полтавченко грозился убрать.Прим. ред.). Главный или прямой вид представляет морской берег, в который постепенно переходит берег Малой Невки. Вдали морской горизонт (ныне уже частично перекрыт Западным скоростным диаметром.Прим. ред.). Вид направо представляет берег протоки южного пруда; вдали виден холм стадиона им. С. М. Кирова (снесен в 2006 г.)».

Никольским стадион рассматривался именно как парковое сооружение, в этом была его принципиальная позиция. Утвержденная теперь КГИОП корректировка оставляет вблизи стадиона статус зеленого памятника лишь для небольшого островка с памятником Кирову.

Градозащитники намерены побороться за «вечно цветущий памятник народного мужества» и оспорить решение КГИОП.

2 комментария:

С какой болью читаю эту статью... 7 октября 1945 года я будучи четырнадцатилетней школьноцей принимала участие в закладке парка Победыы. Погода была отличная. Мы трудились с таким энтузиазмом! Это удар уже второй для меня и моих сврстников, кто ещё остался в живых.Первый удар был, когда нас выселили из родных домов и разбросали по всему городу. Я знаю, кому это было надо.. Жаль уходить из жизни с такими негативными мыслями. Как мы верили и как ошибались в надежде на светлое будущее.

С какой болью читаю эту статью... 7 октября 1945 года я будучи четырнадцатилетней школьноцей принимала участие в закладке парка Победыы. Погода была отличная. Мы трудились с таким энтузиазмом! Это удар уже второй для меня и моих сврстников, кто ещё остался в живых.Первый удар был, когда нас выселили из родных домов и разбросали по всему городу. Я знаю, кому это было надо.. Жаль уходить из жизни с такими негативными мыслями. Как мы верили и как ошибались в надежде на светлое будущее.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.