Георгий Вилинбахов: «Геральдика – это тоже язык, только язык знаков»
Фото: Пресс-служба Государственного Эрмитажа

Георгий Вилинбахов: «Геральдика – это тоже язык, только язык знаков»

3 июня 2016 12:03 / Культура

Искажение истории начинается с подделки медали или ордена, считает главный герольдмейстер России, председатель Геральдического совета при Президенте РФ, заместитель директора Государственного Эрмитажа Георгий Вилинбахов. Он рассказал «Новой» об узурпации символов и ее последствиях, а также об изменении отношения людей к различным знакам отличия.

– В последнее время репутация казаков изрядно испорчена псевдоказаками, которые выступают от их имени: нападки на Музей Набокова, срыв спектакля «Лолита» в «Эрарте», письма с угрозами, из-за которых отменялись спектакли и концерты, недавнее нападение в Анапе… «Казаки», которые так агрессивно себя ведут, как елки, украшены наградами. Отчасти поэтому и возник вопрос: что за награды носят казаки? Кто и за что им их дает?

– В 2009 году возник Совет по делам казачества при Президенте РФ, и при нем создали геральдическую комиссию. Одно из первых ее поручений – разобраться с наградами. Мы запросили все реестровые казачьи сообщества, какие у них существуют награды. Потому что все их награды были ими самими придуманные. Когда материал был собран, обобщен, геральдическая комиссия разработала положение о наградах для казаков. Его представили на Совет по делам казачества, утвердили, и все казачьи сообщества получили документы о том, какие награды у них могут быть. Под эгидой совета разработали систему знамен, флагов, форменного костюма и т. д.

Официальных казачьих сообществ, входящих в реестр, утвержденный указом президента, много: Донское, Кубанское, Волжское, Терское, Сибирское, Астраханское и т. д. Кроме того, существует много самопальных организаций, которые себя называют «казачьими», однако в какой степени они имеют отношение к казачеству, сказать трудно. Неофициальные казачьи организации – очень сложная тема, потому что они самоорганизованные объединения. Некоторые когда-то где-то были зарегистрированы, некоторые – нигде и никогда.

Реестровые казаки носят только те награды, которые официально приняты. Что касается остальных, поскольку это общественные организации, то на них наша власть не распространяется. Поэтому что они себе придумывают и носят – частное дело этих людей. Никто им это запретить не может.

– Но в Административном кодексе РФ есть статья «Незаконное ношение форменной одежды со знаками различия, с символикой государственных военизированных организаций, правоохранительных или контролирующих органов», за нарушение которой полагается штраф.

– Все зависит от того, о ношении каких наград идет речь. Нарушение – если незаконно носят официальные награды. Если, например, я возьму и сделаю награду, похожую на орден за участие в Великой Отечественной войне, и вам ее вручу, а удостоверения на такую награду у вас нет. А если я просто сам нарисую какой-нибудь значок и вам его вручу – вы можете его носить.

Другое дело, что эти самодельные награды – по здравому смыслу, по логике – не должны напоминать государственные награды ни Российской империи, ни Советского Союза, ни Российской Федерации. Они не должны использовать официальную символику Российской Федерации. Не должны быть на лентах государственных цветов, с изображениями двуглавых орлов. Они не могут включать символику министерств и ведомств, которая официально введена для этих министерств и ведомств: МВД, Минобороны и т. д. Но это должны отслеживать правоохранительные органы. Если они видят подозрительного человека в какой-то форме с наградами, они вполне могут его остановить и попросить предъявить документы на ношение этих наград. Если у него есть документы о том, что он является членом такого-то реестрового казачьего сообщества, значит, он имеет право на эту форму одежды, на эти ордена и награды, раз они официальные и у него есть удостоверения. Если у него никаких документов нет, тогда полиция должна смотреть, в какой степени то, что он носит, противоречит действующему законодательству о государственных символах и о государственных наградах РФ.

– Происходит ли так на практике? Зачастую на разных митингах и акциях казаки выступают в связке с правоохранительными органами, помогают полиции.

– Надо различать казаков и лжеказаков. В Петербурге официального реестрового казачьего войска нет, поэтому все казаки, которые у нас есть, не реестровые.

– Сейчас в интернете и не только там легко можно купить любые казачьи награды, да и многие другие, но все, похоже, фальшивые. Продают по цене от 200 до 1500 рублей за штуку. Актуальна ли сегодня проблема суррогатности наград?

– Понимаете, если я сижу дома и мне очень хочется видеть себя украшенным наградами так, как в свое время был украшен Леонид Ильич Брежнев, то я не нарушу никакого закона, если сошью себе мундир, на него повешу всякие награды и буду гордо по квартире ходить или у себя на даче. Другое дело, если я прицеплю звезду Героя России и с ней пойду и буду требовать для себя каких-то привилегий, ссылаясь на то, что я Герой России. Это уже в чистом виде мошенничество. Но это тоже дело правоохранительных органов – разложить по полочкам: где действия, которые подпадают под статью о мошенничестве, а где просто человеческие слабости.

– Кто и за что награждает военных, сотрудников полиции и ФСБ – обычно понятно. С казаками – нет.

– Казакам официально разрешено иметь три вида наград и почетные знаки. Ими они могут награждать членов казачьих сообществ по своему усмотрению. Это уже их внутренние решения, за какие заслуги, у них в документах они прописаны. Проблема есть с нереестровым казачеством – что они носят, что учреждают, как друг друга награждают.

– Но, судя по всему, наши власти она не волнует?

– Иногда торопиться с решениями не то что невозможно, но и не следует. Здесь стоит, как советовал один литературный герой, сохранять спокойствие, только спокойствие. Нужно смотреть, что происходит, все, что можно, подправлять, исходя из того, как это должно быть с точки зрения законодательства или с точки зрения геральдической науки. Все остальное надо воспринимать как некую данность.

Здесь скорые действия и решения («ах, давайте мы сейчас кого-то быстро поймаем, привлечем к административной ответственности, оштрафуем» и прочее) не нужны. Нужно анализировать, а потом уже принимать решение. Сейчас идет процесс восстановления казачьих сообществ, возрождение казачества. Ведь по историческим меркам это сравнительно недавнее явление. Поэтому считать, что сразу все будет так, как надо, нельзя.

Пример для сравнения простой и понятный: русский язык. Послушайте, как сейчас говорят. Я даже не беру в расчет ненормативную лексику. Обычная речь – сколько отклонений, сколько мусора, сколько всего, что наполняет язык, причем не какой-то шпаны, а вполне образованных людей, занимающих важные посты.

– Язык очень подвижен.

– А геральдика тоже. Геральдика – тоже язык, только язык знаков, и, соответственно, законы языка здесь тоже действуют. Нельзя привлечь к уголовной ответственности человека, который через слово говорит что-нибудь модное, но выходящее за рамки нормы, какие-то слова-паразиты. Точно так же мы не можем запретить все награды и знаки. Тут только воспитание, только культура могут привести к чему-то. То же самое, что с языком, происходит с геральдикой.

…В конце 90-х, когда у нас начало развиваться фанатское движение, стали популярны всякие объединения. Они не только использовали свою символику и символику клубов, за которые болели, но на трибунах всегда присутствовал государственный флаг России. Некоторые даже надевали флаг на себя. Возник вопрос: как это расценивать? Это оскорбление флага или нет? Непонятно, потому что раньше такого не было. Правоохранительным органам казалось, что, наверное, в этом есть оскорбление. Мы специально рассматривали этот вопрос и сочли, что оскорбления флага нет. Человек ощущает себя под государственным флагом. Нормальная вещь так же (хотя сравнение несколько шокирующее), когда государственный флаг кладут на гроб, провожая человека в последний путь. Он – под флагом, и живой человек – под флагом. Так же чувствовали себя и рыцари, которые когда-то носили соответствующие мантии тех орденов, к которым принадлежали.

– Об оскорблении флага и других наград. Георгиевскую ленточку сейчас очень активно и не всегда разумно используют как символ Победы. Насколько она вообще имеет отношение к Великой Отечественной войне?

– Безусловно имеет, потому что это лента ордена Святого Георгия, которая во время Великой Отечественной войны стала лентой ордена Славы и медали «За победу над Германией». Она действительно в большой степени символизирует Победу. Кроме того, георгиевская ленточка была атрибутом появившихся во время Великой Отечественной гвардейских частей, гвардейских экипажей и т. д. Другое дело, что исторически она восходит к ленте ордена Святого Георгия.


Теоретически, когда эту ленточку 9 Мая носят на своей одежде люди, не являющиеся кавалерами ордена Святого Георгия, можно к этому отнестись отрицательно. Они как бы узурпируют ленту ордена, которого не имеют


С другой стороны, они являются потомками людей, участвовавших в Великой Отечественной войне и имевших медаль «За победу над Германией» или орден Славы, и, таким образом, здесь возникает определенная связь поколений, осуществляется связь времен.

– Однако люди старшего поколения говорят, что символом Великой Отечественной была гвардейская ленточка. Куда она делась?

– Гвардейской ленточки как таковой не было. Была та же георгиевская ленточка. Но у нас в советское время, когда эту ленту стали широко использовать, естественно, не было ордена Святого Георгия, и в нашем атеистическом государстве сказать, что эта ленточка георгиевская, не получалось. Другого короткого и подходящего названия не придумали. А раз она в гвардии была, ее стали называть гвардейской. В принципе это одно и то же. Оранжево-черные ленты жаловали для частей и экипажей, которые являлись гвардейскими. Допустим, если какой-то корабль был гвардейским, то на бескозырке матросы носили название корабля не на черной ленточке, как все остальные, а на георгиевской.

– Георгий Вадимович, занимаясь геральдикой столько лет, наблюдали ли вы, как менялось отношение к наградам в нашей стране? Как относились к наградам в дореволюционной России, после войны, сейчас?

– Это очень сложный вопрос. Всегда относились по-разному. Попытаться как-то сформулировать, простроить график, вывести какое-то общее правило или закономерность в отношении к наградам невозможно. В советское время происходила девальвация наград. Отношение к советской наградной системе, не очень точной и корректной, у многих было соответствующее. Вспомните, сколько советских наград, особенно в 90-е годы, продавалось на толкучках, сколько их лежало в антикварных магазинах в нашей стране и за рубежом.


Я всегда с интересом рассматриваю ветеранов, когда они идут со всеми наградами на груди, которые у них есть. Боже мой! У ветерана действительно есть медаль «За отвагу», а вокруг 10–15 непонятных значков


Ветеранские не ветеранские, похожие на ордена и не похожие, и прочее и прочее. Это тоже отношение к награде. Потому как, если ты награду уважаешь, то не будешь вокруг нее вешать весь этот – назовем строго по-научному – информационный шум. Потому что он закрывает суть. Перестаешь понимать, кто перед тобой – реальный ветеран или он на себя навесил значки разных организаций. Мне всегда очень больно, когда я вижу людей, имеющих настоящие боевые награды за войну и медаль «За победу над Германией», но в то же время увешанных всеми остальными бесконечными ветеранскими значками.

– Да, военнослужащие в 70–80-е годы, чуть ли не каждый праздник получавшие какие-то новые, придуманные по разным случаям медали, на парадах были украшены не хуже Брежнева. Леонид Филатов хорошо сыронизировал по этому поводу: «Ишь, медаль!.. Большая честь!.. У меня наград не счесть: весь обвешанный, как елка, на спине – и то их шесть!..»

– Про елку, кстати, в чьих-то дореволюционных воспоминаниях я читал. Под Новый год в семью пришел знакомый в парадном мундире, со всеми орденами и прочими наградами, и маленького мальчика спросили: «Ты знаешь, кто это?» Мальчик ответил: «Знаю! Это елка». У Леонида Филатова образ, который вполне существовал в России и до революции. Отношение к наградам всегда было разным в разных кругах. Некоторые их и хотели, и добивались, и ценили, и гордились – вспомните героев романов «Анна Каренина» и «Анна на шее». А иные складывали имевшиеся награды в коробочку, на полочку и никогда не надевали.