Реконструкцию Русского музея оценит Генпрокуратура

Реконструкцию Русского музея оценит Генпрокуратура

6 июня 2016 10:43 / Экономика / Теги: архитектура

Проект застройки дворов Михайловского дворца согласован с нарушением законодательства, установила прокуратура Санкт-Петербурга.

Собранные ею материалы направлены в федеральное надзорное ведомство «для решения вопроса о применении мер прокурорского реагирования к Министерству культуры РФ».

Исследовав документацию, связанную с проектом реконструкции дворов Михайловского дворца, «Новая» еще в марте обращала внимание на ряд нарушений действующего законодательства (см. «Новую» № 17 и 24 за 2016 г.).

В частности, нами было выявлено, что государственная историко-культурная экспертиза выполнялась и была согласована Минкультом в отсутствие утвержденного предмета охраны памятника, а затеваемые преобразования противоречат требованиям федерального закона № 73 о неизменности объемно-пространственных характеристик объекта культурного наследия.

Прокурорскую проверку инициировали градозащитник Павел Шапчиц и депутат Алексей Ковалев, каждый из которых направил соответствующее обращение в Москву. Генеральная прокуратура спустила их на городской уровень. В ответе, поступившем за подписью прокурора Санкт-Петербурга Сергея Литвиненко, сообщается: Министерство культуры, согласовав проектную документацию по Михайловскому дворцу, нарушило ФЗ-73. По тем самым причинам, на которые указывала «Новая» в своих публикациях.


Кроме того, как установила проверка, Минкульт вообще не имел на то полномочий – он выдал согласование 29.10.2015, хотя с 17.10.2015 такие полномочия распоряжением правительства РФ были переданы петербургскому КГИОП


Теперь свою оценку предстоит дать Генеральной прокуратуре, куда прокуратура Петербурга направила собранные ею материалы.

На своем уровне ведомство Сергея Литвиненко не усматривает поводов для применения мер прокурорского реагирования: поскольку в настоящее время никакие работы на объекте не ведутся, а по информации ФГБУК «Русский музей», оспариваемый проект не будет реализован «в согласованном Министерством культуры виде, поскольку принято решение о его разделении на два этапа в связи с нецелесообразностью закрытия дворца для посетителей и вывоза из него фондов».

Алексей Ковалев в этой связи выражает надежду, что будут остановлены «безумные, затратные и коррупциогенные действия Минкульта», предполагавшие передислоцирование свыше 330 тысяч предметов, включая 130 тысяч экспонатов основной музейной коллекции. «Такие данные, – напоминает Ковалев, – приводились в докладной записке главного хранителя ГРМ Ивана Карлова, опубликованной в конце марта в СМИ. Расходы на эту идиотскую и чрезвычайно опасную операцию оценивались в 400 млн рублей, которые к тому же не были заложены в смету проекта».


В руководстве музея пытаются сохранить хорошую мину при плохой игре, акцентируя внимание на том, что выводы прокуратуры касаются не актуального больше проекта, от которого «давно отказались»


У каждого, конечно, свои представления о времени. Между тем еще в марте директор музея Владимир Гусев, его заместитель Владимир Баженов и глава Фонда инвестиционных строительных проектов Алексей Васильев в один голос заверяли, что «проект остался тот же», каким его еще в 2002 г. одобрили Совет по сохранению культурного наследия и эксперты Всемирного банка.

Такая настойчивость, надо полагать, объяснялась выдвинутым ВБ условием: пролонгировать свое решение об участии в софинансировании проекта (в размере около 20% от его ориентировочной стоимости 800 млн руб.), только если будет реализован именно прежний проект.

Российская сторона активно уверяла банк в том, что принципиально ничего и не изменилось, несмотря на смену архитектора и целого ряда проектных решений. Такое жонглирование фактами и обеспокоенность за судьбу выдающегося памятника вынудило нескольких членов Совета по сохранению культурного наследия напрямую обратиться к руководству ВБ. В своем письме на имя президента ВБ Джим Ен Кима эксперты указывали не только на принципиальные отличия новой версии проекта от изначальной, но и на содержащиеся противоречия действующему законодательству.

В середине апреля директор и постоянный представитель Всемирного банка в РФ господин Андраш Хорваи обратился в Минкульт, Минфин и ФИСП (выступает заказчиком проектов ВБ в России) с просьбой ознакомиться с письмом петербургских экспертов и предоставить разъяснения по поднятым ими вопросам. Ответ российской стороны содержал заверения в том, что никаких нарушений действующего законодательства РФ при подготовке и согласовании проекта допущено не было. И что планируемая реконструкция с изменением параметров памятника дозволяется законом, если такие работы направлены на его сохранение, что-де и подтвердила согласованная Минкультом историко-культурная экспертиза.

Теперь, когда эти действия признала незаконными прокуратура, Всемирному банку предстоит по-новому оценить как добросовестность своих высоких российских партнеров, так и перспективы собственного участия в этой сомнительной затее.

На разработку проектной документации, которую руководство Русского музея сейчас объявляет «не актуальной», из бюджета было потрачено 73,3 млн рублей. В конце апреля, когда журналистам представляли новую концепцию (с реконструкцией лишь одного, левого двора), Владимир Гусев все еще упирал на то, что это никакая не новация, а лишь часть уже согласованного проекта, который-де просто решили разбить на этапы. Ну и немного подкорректировать – оцениваемую в 5–7 млн руб. корректировку предполагалось осуществить за свои (не лично Гусева, а музея, разумеется) средства. Хотя и признавалось, что при этом придется сызнова проводить историко-культурную экспертизу, предварительно утвердив предметы охраны памятника. А к ним, как, забегая вперед, обнадеживал директор ГРМ, будут отнесены лишь «конфигурация двора и стен».

Согласно последним сообщениям пресс-службы музея, сейчас согласованный Минкультом проект «вообще не рассматривается», новый же еще только «в стадии разработки» – ожидается, что лишь к декабрю его будут готовы запустить по всей цепочке инстанций для получения нового полного пакета согласований.

Поглядим, согласится ли Генеральная прокуратура «вообще не рассматривать», в какую трубу улетели 73,3 миллиона и кто несет персональную ответственность за незаконные согласования.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close