Горит! Или не горит? Ну горит же!

Горит! Или не горит? Ну горит же!

6 июня 2016 11:13 / Общество / Теги: гринпис

Добровольным и профессиональным пожарным никак не удается наладить взаимодействие

С наступлением теплых дней опять появились сообщения о торфяных пожарах в Ленобласти. В начале мая добровольные пожарные обнаружили на снимках из космоса термоточки в районе Назии (Кировский район ЛО). Выехали на место, нашли очаги загоревшегося торфа. Вызвали МЧС в помощь, работали вместе с пожарными и совместными усилиями добились хорошего результата. Оставалось немного дотушить и проконтролировать.

Перетягивание брандспойта

22 мая активисты Гринпис выехали проверить, что происходит в районе Назии, и убедились, что «дотушивали и контролировали» плохо.

«В этом году воды в канавах мало, – рассказывает Наталья Максимова, координатор противопожарной программы Гринпис по Северо-Западу. – Очаги разрослись, стали не менее 1,5–2,5 метров в ширину. В основном торф горит по поверхности, но есть и более глубокие, на буртах до полутора метров в глубину. Все очаги при тушении требуют дополнительного перекапывания и тщательной проверки».

Добровольцы что могли потушили своими силами, снова вызвали МЧС и снова же передали информацию об оставшихся очагах: отметили их на «Гугл-картах» и сопроводили координатами GPS.

27 мая «Новая» попросила прокомментировать ситуацию в Назии заместителя начальника управления организации пожаротушения и проведения аварийно-спасательных работ ГУ МЧС России по Ленинградской области Валерия Леоненкова. «Ситуации в Назии никакой нет – там вообще ничего нет, – сказал он. – Гринпис обнаружила задымление торфа, мы выезжали. Работала пожарная часть, пожар был ликвидирован. Сейчас Гринпис повторно поднимает вопрос и вызывает МЧС. На самом деле там ничего не горит, я отслеживаю ситуацию. Максимова постоянно пишет, на эмоциях, что ничего не делается. Но такого же быть не может – у нас серьезная организация, все держится под контролем, ежедневно туда высылаем оперативную группу. В последний раз туда сразу вызвали группу – впустую сгоняли: прибыли на место, где была заявка о торфяном пожаре, ничего не обнаружено. Только старые очаги, которые даже не дымят. Тем более сейчас дождь – это все пролило, залило».


К слову, подобная история повторяется из года в год. Например, в 2014-м Максимовой МЧС даже угрожало прокуратурой за распространение ложных сведений. Но дальше угроз дело не пошло, значит, сведения Гринпис подтвердились.


31 мая добровольцы снова поехали в Назию убедиться, что все потушено. Торфяной пожар оказался на месте. 6 июня они собираются снова туда поехать, захватив с собой представителя прокуратуры.

Как показывает опыт прошлых лет, все равно все потушат. Но зачем каждый раз доводить до скандала? Вроде бы начинают работать вместе, но стоит добровольцам уехать, профессионалы почему-то бросают торфяник на произвол судьбы. Неужели МЧС может тушить торф только под присмотром Гринпис?

Профилактика возможна

Причиной ежегодных торфяных пожаров являются традиционные весенние поджоги травы. «Контроля за травяными палами на территории торфяника, очевидно, никакого нет», – полагает Наталья Максимова. Притом что с нынешнего года такой контроль вполне возможен. В ноябре 2015 г. вступило в силу постановление правительства РФ, по которому «запрещается выжигание сухой травянистой растительности, стерни, пожнивных остатков на землях сельскохозяйственного назначения и землях запаса, разведение костров на полях». Штраф для частных лиц от 1 до 1,5 тысяч, для организаций – до 100 тысяч или более тяжелое наказание, в зависимости от последствий поджога. Стоимость всех выездов МЧС можно взыскать с поджигателей, если бы удалось их поймать.

В последнее время лесные пожары в области тушатся лучше, чем несколько лет назад: в этом году их до сих пор удавалось победить практически в зародыше. Но на сельхозземли, находящиеся исключительно в ведении МЧС, у пожарных просто не хватает мощностей: в первую очередь они обеспечивают безопасность жилья и промышленных объектов, а трава и торф для них – дело вторичное.

«Проведенный анализ причин возникновения возгораний в лесу в текущем году уже показал, что 40% лесных пожаров произошло по вине граждан, 21% – это переход огня с земель сельхозназначения», – доложил начальник департамента лесного хозяйства по СЗФО Алексей Эглит на совещании у полпреда Президента РФ на Северо-Западе Владимира Булавина.


То есть каждый пятый лесной пожар возник в результате поджога травы! А если не тушить загоревшийся по той же причине торф, как происходит в Назии, это еще одна угроза областным лесам.


Кстати, в Сибири, где травяные поджоги, опять же традиционно, привели к серьезным пожарам, поджигателей нынешней весной таки ловили и привлекали к ответственности. Возможно, Ленобласти пора перенять у коллег опыт.

«Пожарную охрану все еще нужно принуждать к тушению торфяников на ранней стадии развития пожаров, – считает Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России. – Сейчас это сделать проще, чем в прошлые годы, и добиться некоторых результатов можно уже на областном уровне, без обязательного привлечения федеральных органов власти и общероссийских СМИ. Но тушение пока по-прежнему ведется не очень эффективно, с применением техники, предназначенной для работы в городах и поселках, и не обученными для работы на торфяниках людьми. При этом учиться у добровольцев, обладающих многократно большим опытом обнаружения и тушения торфяных пожаров, ни пожарные, ни представители органов местного самоуправления не хотят, и даже информацией о найденных в зоне их ответственности очагах тления торфа не особенно интересуются».