Нам горькие выпали дни...
Фото: Елизаветы Рожковой

Нам горькие выпали дни...

6 июля 2016 09:40 / Общество

Оставшись без медали в год 70-летия Победы, блокадница пытается получить награду через суд.

«Вот моя трудовая книжка, досталась от мамы. Тогда, до войны, на всю семью один документ. – В ее руках старинная книжица буквально рассыпается. – Маргарита-Гертруда Франк, родилась 24 декабря 1928 года в Ленинграде. Это я».

Она снимает очки, чтобы вытереть слезы. Грета Франк пережила в Ленинграде самое тяжелое время – 1941 и 1942 год. По отцовской линии у нее немецкие корни, которые сегодня оказались препятствием к получению медали «За оборону Ленинграда» – за нее пожилая женщина борется в суде уже полтора года.

Товарищ Иванова

Когда началась блокада, официально работать Гертруда не могла – ей было 13 лет (по закону трудовой стаж начинался с 14, что важно для сегодняшнего судебного разбирательства). Первую блокадную зиму девочка помогала матери в поликлинике. «В регистратуре стояли круглые вращающиеся шкафы-барабаны с карточками больных – я должна была находить справки каждого пациента, – рассказывает пожилая женщина. – Иногда я настолько уставала, что падала без сознания. Поднимусь, и опять барабан крутится – Петрова, Коврижных, Зеленина… Я не могла уже различать эти фамилии, все сливалось». Позже Гертруда стала кем-то вроде медицинского почтальона: разносила по домам справки. Официальное рабочее место у девочки появилось только летом.

В июне 1942 года всех учеников ленинградской школы № 46 повезли на прополку свекольных полей в Щемиловку (сегодня – округ Рыбацкое). Здесь для детей построили сараи, в одном из которых Грета жила с двумя подругами, Антониной и Верочкой. Верочка вела отчеты о работе школьников.


«Имя Грета Франк должно было остаться в трудовых списках, – продолжает женщина. – Но Верочка тогда сказала: «Нет уж, вот придут немцы, тебя они к себе заберут как свою, а нас всех убьют».


Так Гертруда Франк стала Риммой Ивановой.

Главное – работать

Решение о вручении медали «За оборону Ленинграда» принимает президент РФ – после ходатайства муниципальной и городской администрации и утверждения полномочным представителем в федеральном округе. Если ни на одном из этапов не возникло сомнений в представленных документах, ветерану остается только ждать извещение о награде.

Как правило, ходатайства инициированы муниципалитетами либо общественными организациями, реже предприятиями, где в годы войны работал человек. Но у ветерана есть возможность и самостоятельно обратиться в инстанции. Главное – документально подтвержденный факт работы на объектах жизнеобеспечения. Эти данные хранятся в архивах предприятий, где в годы войны официально был трудоустроен ветеран, либо в Государственном архиве.

Только через суд

Маргарита Эмильевна Могучая (фамилия после замужества) ждала извещения о медали несколько десятилетий, но так его и не получила. Не дождавшись награды и к 70-летию Победы, в сентябре 2015-го она подала иск против отдела социальной защиты Выборгского района, причем сделать это вынудили сами соцработники: блокаднице предложили юбилейную награду, которая, в отличие от знаковой «За оборону Ленинграда», не предполагает никаких льгот. «Мне сказали: «Ха, медаль она хочет! Только через суд», – рассказывает Маргарита Могучая. – Суд – это дорого и страшно, но я решилась. Пошла в общество «Жителей блокадного Ленинграда», юрист подсказал, какие документы нужно собрать. И мы оформили иск».

Проблемы с документами у Маргариты Могучей обнаружились именно в архиве. После войны она самостоятельно восстанавливала некоторые бумаги, и уже тогда поняла, что ее настоящая фамилия в документах, подтверждающих начало трудового стажа, не зафиксирована: «Архивариус показал мне бумагу в крупную клетку: мой отряд, Верочка, 46-я школа. Но Греты Франк нет. Я прочитала еще раз. И поняла: вот же я, Римма Иванова!» Через общественные организации удалось найти Верочку, которая согласилась прийти в архив и засвидетельствовать изменения в документах, но, к сожалению, не успела – умерла.

Шансов нет?

В Санкт-Петербургской общественной организации ветеранов «Новой» объяснили, что подобные неточности в документах, как правило, становятся непреодолимым препятствием.


«Редкий случай, когда наши старики пытаются самостоятельно добиться награды, особенно через суд, – говорит председатель комитета участников обороны Ленинграда и жителей блокадного Ленинграда Людмила Смирнова. – За последние десять лет было два-три случая, когда блокадник пытался собрать бумаги и доказать свое право на награду. Все эти попытки не заканчивались успехом».


На первом судебном заседании Маргарите-Гертруде отказали, но пообещали сделать еще один запрос в архив. На 27 декабря 2015 г. было назначено второе слушание, но оно не состоялось – пришло извещение о переносе даты суда. Очередную повестку ветеран получила только через полгода. Но 30 июня 2016 г. в награде 88-летней женщине снова было отказано.

«Я измучилась за полтора года, – признается Маргарита Эмильевна, но сдаваться на этом не планирует. – Поймите правильно, льготы здесь ни при чем. Я это делаю ради своей чести. Обидно, что мою жизнь, мою работу не оценили».

Елизавета РОЖКОВА