В запонках и с иконой
Фото: Life.ru

В запонках и с иконой

1 августа 2016 09:50 / Общество

Погорелый директор покинет театр?

Личное банкротство бывшего бананового короля и миллиардера, экс-главы компании JFC Владимира Кехмана по закону лишает его права занимать пост генерального директора Новосибирского театра оперы и балета. Кроме того, кредиторы отнимают у Кехмана последнее имущество – запонки и икону – и вдобавок претендуют на зарплату должника в Михайловском театре, где он по-прежнему считается художественным руководителем.

Решение о личном банкротстве предпринимателя Владимира Кехмана вынес 28 июля Арбитражный суд Петербурга. Бывший глава группы JFC признан несостоятельным. В отношении него введена процедура реализации имущества сроком на полгода.


Однако все, что осталось у основателя некогда крупнейшей в стране фруктовой империи, – запонки и икона, оцененные совместно в 685 тыс. руб. Между тем кредиторам Кехман задолжал более девяти миллиардов.


Напомним, Кехман был поручителем по невозвращенному кредиту, выданному JFC, и оказался должен Сбербанку около 4,5 млрд руб. Сбербанк подал иск к Кехману в первый день действия нового закона о банкротстве частных лиц – 1 октября 2015 г. В декабре долг уменьшился до 4,3 млрд за счет продажи имущества Кехмана (жилых и нежилых помещений, автомобиля и трех икон), а также списания средств со счета компании и выплат банку из зарплаты должника. Но в марте 2016-го возвращения долгов JFC от главы компании потребовали Райффайзенбанк – это еще 420,1 млн руб. Промсвязьбанк – 1,7 млрд руб., Юникредит банк – 434,3 млн руб. ООО «Аквамарин» – 1,4 млрд руб. и ООО «Пулковская торговая компания» – 904 млн руб. Итого – более 9 млрд руб.

Неоднократно в ходе судебного заседания представитель ответчика предлагала приостановить или отложить рассмотрение дела.

Сначала она настаивала на привлечении к слушанию органов опеки и попечительства для защиты интересов несовершеннолетнего сына Кехмана – 14-летнего Михаила (другие дети ответчика старше). «Права мальчика будут затрагиваться в процессе банкротства, – заявила представитель Кехмана, отказавшаяся представиться прессе), – поэтому необходимо участие органов опеки и попечительства. Согласно имеющейся практике, суды отменяют решения, принятые без их участия». Судья на это возразил: «Несовершеннолетний ребенок проживает с матерью на ее жилплощади. Обязательства перед ним у отца только финансовые, они учитываются при вычете долга из зарплаты попечителя».

В следующем ходатайстве представитель ответчика сослалась на то, что Владимир Кехман в настоящее время пытается опротестовать решение собрания кредиторов о признании его банкротом. На собрании, прошедшем в Петербурге в начале июля, кредиторы единогласно решили не принимать план реструктуризации, предложенный должником, а вместо этого обратиться в суд с ходатайством о введении в отношении него процедуры реализации имущества. Тем не менее на заседании представитель ответчика передала просьбу Кехмана принять его план реструктуризации без одобрения кредиторов. В пользу этого должник привел такие доводы: все его имущество – икона и запонки – оценивается в 685 тыс. руб. а предложенный план предусматривает погашение долгов из ежемесячной зарплаты Кехмана 1,3 млн руб. (при условии совмещения работы в Михайловском и Новосибирском театрах).

Однако представитель Сбербанка выступил против удовлетворения этого ходатайства, заодно напомнив, что личное банкротство лишит Кехмана директорской должности в Новосибирском театре. По закону о банкротстве физических лиц гражданин, признанный несостоятельным, в течение трех лет не имеет права занимать руководящие должности каких-либо организаций – директора, президента, председателя и т. п. Эта новость, скорее всего, порадует культурное сообщество.

Напомним, что около года назад (в апреле 2015-го) назначение бизнесмена директором Новосибирского государственного академического театра оперы и балета сопровождалось скандалом и негодованием культурной общественности. Ситуация была идентична той, что сложилась в 2007 году в Петербурге, когда Кехман пришел в Михайловский театр, встретив сопротивление коллектива и абсолютное неприятие со стороны петербургской интеллигенции. К тому же в Новосибирске фруктовый предприниматель занял место талантливого театрального деятеля Бориса Мездрича, уволенного министром культуры РФ Владимиром Мединским за постановку оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер». Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон увидел в спектакле осквернение религиозных символов. Прокуратура мгновенно завела административные дела против Бориса Мездрича и режиссера-постановщика Тимофея Кулябина. И хотя уже 10.03.2015 мировой суд Новосибирска постановил прекратить производство в отношении Мездрича и Кулябина за отсутствием состава правонарушения, в кресло Мездрича сел Кехман.

Еще одно ходатайство Кехмана – о признании Россией решения британского суда, назвавшего основателя группы JFC банкротом еще в 2012 году, – петербургский арбитраж тоже отклонил (такое признание позволило бы Кехману снять с себя обязательства перед кредиторами). Но суд сослался на то, что решения иностранных судов признаются на территории России только в случае взаимного согласия участников спора. А Сбербанк как инициатор банкротства Кехмана не согласился с английским решением, заявив, что в этом случае российские кредиторы теряют право собственности.

В конечном счете суд поддержал все доводы истцов и ни одного – со стороны ответчика. Это решение может быть обжаловано в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде в течение месяца. Представитель Кехмана отказалась комментировать, будет ли ее доверитель это делать.

«Новая» решила выяснить лично у Кехмана, как он относится к судебному вердикту и готов ли сложить полномочия директора Новосибирского театра. В телефонном интервью Владимир Абрамович показался очень уставшим и ответил обреченно: «Что вы еще хотите от меня? Я не хочу это комментировать…»

Досье «Новой»

Владимир Абрамович Кехман родился в 1968 г. в Куйбышеве (Самара). С начала 90-х годов работал в должности заместителя генерального директора самарского Росоптпродторга, руководил брокерской компанией «Град» (Самара), затем стал вице-президентом компании «Олби-джаз» (Петербург). С 1994 г. – основатель и президент группы JFC. В мае 2007 г. по решению правительства Петербурга возглавил Михайловский театр, а с апреля 2015 г. является его художественным руководителем. В марте 2015 г. министр культуры РФ Владимир Мединский назначил Кехмана директором Новосибирского государственного академического театра оперы и балета.

Группа JFC, основанная в 1994 г. предпринимателем Владимиром Кехманом, являлась одним из крупнейших в России импортеров фруктов. Компания понесла значительные убытки в 2011 г. в ходе Арабской весны, связанные с разрывом деловых связей, потерей рынков и невозвратом кредитов. 20 февраля 2012 г. JFC подала заявление с требованием признать себя банкротом в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти. В сентябре 2015 г. арбитраж признал JFC банкротом из-за долгов перед банками на общую сумму 18 млрд руб. Крупнейшие кредиторы компании: Сбербанк, Банк Москвы, Промсвязьбанк, «Уралсиб» и Райффайзенбанк.