Ученым отказали в крыше
Фото: Артем Александров

Ученым отказали в крыше

3 августа 2016 10:28 / Общество

Начальник вахтеров уверена, что в заброшенном общежитии Российской академии наук живут вовсе не ученые.

Чтобы войти во второй корпус дома 32 по проспекту Тореза, нужно перешагнуть через куски крыши, которые валяются с обеих сторон здания. У некоторых окон на последнем этаже этого дома нет стекол. Кое-где нет и самих окон – вместо них пустые кирпичные глазницы. На последнем этаже – поврежденные двери балкона и грязь, на полу куски стен, мебели и штукатурки. Дом не был обстрелян артиллерией, в нем живут ученые Российской академии наук (РАН) и их семьи. Так здание стало выглядеть после того, как от жильцов решили избавиться новые управляющие – руководство Санкт-Петербургского академического университета, ректор которого – нобелевский лауреат по физике Жорес Алферов.

Психушка вместо комнаты

Общежитие практически заброшено. Администрация выгнала всех, кого смогла, а именно людей с временной регистрацией. В основном это были аспиранты, стажеры, докторанты, научные работники РАН. Теперь руководство академии пытается всеми силами лишить права на жилье остальных.

Семьи, проживающие на постоянной основе, вселились сюда во времена СССР после поступления в аспирантуру учреждений РАН. Они не успели решить вопрос с жильем по советским законам, а сегодня жилищная программа ставит для федеральных работников в сфере науки возрастные ограничения: жилье и жилищные субсидии раздаются молодым ученым. Общежитие на Тореза – федеральное имущество, город за расселение не берется. Получив его в управление, руководство академии Алферова стало пытаться избавиться от жильцов.

«Я живу здесь и работаю в РАН с 1987 года, – рассказывает кандидат физико-математических наук Шаймира Юсупова. – Была прикомандирована, потом в 90-м году стажировка, потом аспирантура. Постоянно меня зарегистрировали в 2003-м. Первый раз администрация подала на нас в суд через пару лет. Они пытались заставить нас платить за коммунальные услуги по гостиничным ценам. Так, как будто мы снимаем комнаты. Но они проиграли. В 2010-м я родила дочку. Они не хотели прописывать ее в общежитии, но прокуратура встала на мою сторону. В 2011-м в апреле на нас подали в суд на выселение без предоставления жилья. Якобы мы не их сотрудники. Суд Выборгского района отказал на основании того, что мы все живем на условиях договора соцнайма, городской суд признал правоту районного. При этом с нас не берут деньги за коммунальные услуги. Мы не знаем, чем коммуналка покрывается. Теперь каждые 4–6 месяцев подаем обращение с заявлением выставлять квитанции за жилье, но нам отказывают».

Оставшиеся жильцы были бы не против переехать, если бы академия официально предоставила им помещения. Однако все, что им предлагалось, – снимать комнаты в соседнем корпусе или некие призрачные «койко-места». При этом никаких гарантий, что в конечном счете их не выгонят на улицу, нет. А недавно академия стала проводить капитальный ремонт и перепланировку без согласия жильцов, что, по их мнению, незаконно.


Именно в результате ремонта здание стало выглядеть так, как будто на крыше взорвалась бомба.


Пока Шаймира рассказывает, мы осматриваем общежитие. На стене на первом этаже висит объявление, на котором жителей предупреждают, что те, кто не согласится добровольно переехать в соседний корпус, будут принудительно выселены с предоставлением «койко-мест». Объявление перечеркнуто крестом. Внизу от руки приписано: «Самозванка». Надпись адресована начальнице вахтеров Алене Дегтяревой.

«Про самозванку написал один из наших», – рассказывает жительница общежития, активистка Дильфуза Мавлянова. Ее муж 26 лет проработал в ФТИ им. Иоффе. В конце нулевых их вместе с четырехлетним сыном выписали на улицу. Несмотря на ходатайства руководителя лаборатории мужа и требования УФМС, паспортистка общежития отказывается регистрировать семью по месту фактического жительства. Дильфуза с 2009 года пытается отстоять в суде право на комнату. Ее хорошо знают в администрации Выборгского района, куда она часто приходит, в ее мобильном телефоне сохранен номер помощника прокурора.

По словам Дильфузы, все организации, в которые она обращалась (районная администрация, МЧС, прокуратура и др.), на словах поддерживают жильцов и говорят, что без согласия жителей проводить капитальный ремонт нельзя. Скорее всего, именно из-за ее активности жену ученого пытались насильно отправить в психиатрическую клинику. Врачи приехали 29 июня после очередной жалобы Дильфузы на шумный ремонт и жизненно опасное положение в здании (рабочие стали сносить стены между комнатами). Спас номер телефона помощника прокурора. Супруг был шокирован, а санитары, разобравшись в ситуации, уехали, сказав, что не будут инструментом решения проблем администрации академии.

Поднимаемся по лестнице, проходим мимо распахнутых дверей когда-то жилых комнат. Они заполнены остатками мебели и разбитой сантехники, кое-где пробиты стены, тут и там можно наткнуться на оставленные вещи. Можно решить, что жильцы убежали, опасаясь землетрясения. Хуже всего ситуация на последнем, пятом этаже. Рабочие уничтожают крышу, не заботясь о том, что внизу. Пыли и грязи выше щиколотки. Однако на этом этаже живет самый титулованный противник выселения.

Покушение на жизнь

Кандидат биологических наук Владимир Сикетин – действительный член Международного и Американского общества приматологов, Американской ассоциации содействия развития науки и многих других почетных международных организаций. Его данные включены в первое издание книги «Выдающиеся ученые XXI столетия». Еще он ветеран войны в Афганистане, был контужен и говорит с трудом. Штамп в его паспорте безапелляционно утверждает, что Сикетин зарегистрирован в доме № 32, корп. 2, по проспекту Тореза. И несмотря на все это, руководство академии попыталось его выселить без предоставления жилого помещения в 2010 году. Суд встал на сторону жильца. Разгневанный попыткой выселения, Сикетин сказал представителям академии, что они сами пойдут под суд. После этого ученый несколько раз подвергся нападению.

«В январе 2012 года мне позвонил неизвестный, сказав, что с моим сыном случилось несчастье и он якобы лежит на Светлановском проспекте, – рассказывает Сикетин. – Я поспешил туда, увидел на дороге скорую помощь. Подумал, везут моего сына. В этот момент двое человек подошли ко мне сзади, схватили и кинули под задние колеса скорой. Водитель выскочил из машины и стал оказывать мне помощь, пока эти двое стояли и смеялись. Я лежал в больнице три месяца, в гипсе проходил еще восемь».

Владимир рассказывает, что было еще как минимум две попытки. Один раз пытались пробраться в комнату, пока он спал, но Сикетин проснулся и спугнул неизвестного. В другой раз, когда он курил на улице, к нему с криками подбежал мужчина. Пришлось молча ретироваться. По словам Сикетина, после нападений один из ответственных за общежитие руководителей академии предлагал ему замять историю.

Другая сторона

На удивление корреспондента «Новой газеты», в ответ на запросы академия уполномочила поговорить с ним начальника вахтеров Алену Дегтяреву. По ее словам, ни о каком переселении речь никогда не шла – всегда изначально предлагался переезд в соседний корпус.

«Во-первых, хочу отметить, что в академии живут не ученые. Там только два человека, которые имеют какое-то отношение к науке, – объясняет Дегтярева. – Во-вторых, мы говорим о переселении во время капитального ремонта в предоставляемые нами же помещения – в соседнее крыло напротив. В 2011 году мы подали в суд на жильцов на выселение из-за того, что здание не жилое, а в нем проживают люди, которые зарегистрированы не нами. Нам передали здание как нежилое, мы и пытались привести его в соответствие. Суд запретил выселение без предоставления помещений. Сейчас их у нас нет, ждем, когда город обеспечит. Люди проживают в здании, признанном решением технической межведомственной комиссии непригодным для проживания и представляющим угрозу для проживающих в нем лиц. Как мы должны были поступить? Дожидаться аварии?»

Однако до вступления в силу Жилищного кодекса 2005 года жителей поселяли на условиях договора соцнайма; и как бы ни менялся статус здания, кому бы оно ни передавалось, выселить зарегистрированных в нем людей без их согласия нельзя. Тем более что они состоят на учете как нуждающиеся в жилье. Скорее всего, понимая, что юридически их позиции слабы, в академии несколько раз на судах пытались представить ситуацию таким образом, что второго корпуса, в котором живут люди, вообще не существует. Якобы у здания другая литера, а все документы, указывающие на обратное, включая паспорта, ошибочны. Однако пока с такой стратегией академии добиться успеха не удалось.

Артем АЛЕКСАНДРОВ

P. S. Вскоре после того, как корреспондент «Новой» стал отправлять письма с просьбой прокомментировать ситуацию, руководство академии резко пошло на уступки. Жильцам предложили переехать в соседний корпус на время ремонта и гарантировали возможность вернуться. В официальном документе за подписью первого проректора Михаила Дубина академия признает, что жители общежития законно занимают свои помещения. В беседе с нашим корреспондентом Дегтярева подтвердила, что все желающие смогут вернуться после окончания капремонта во втором корпусе.

Однако жильцы не до конца доверяют администрации. А приматолог Сикетин не доверяет ей совсем и переезжать не планирует. Более того, 29 июля рабочие по приказу администрации общежития сломали дверь, проникли в комнату Шаймиры Юсуповой и перенесли ее вещи в соседний корпус. Она дала только предварительное согласие на переезд и хотела, чтобы сначала администрация подписала составленное ею письмо, в котором ситуация описывается так, как ей кажется правильным. Еще Шаймира получила ответ от МЧС, в котором говорится, что ведомство выписало предписание о приостановке работ в общежитии. Когда она упомянула о письме, ответственный сотрудник академии сказал, что в МЧС уже съездили и уладили дела. «Видите, что они делают? Потихоньку «улаживают дела». Поэтому они торопятся и с моим переездом, и решить вопрос с Сикетиным», – уверена Шаймира.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close