Ждем Генпрокуратуру с распростертыми объятиями
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Ждем Генпрокуратуру с распростертыми объятиями

26 сентября 2016 14:13 / Политика

Члена Горизбиркома Дмитрия Краснянского в СМИ принято считать серым кардиналом комиссии – его относят к авторам самых хитроумных избирательных манипуляций. Краснянского подобные обвинения откровенно бесят. За полтора часа разговора с «Новой» Дмитрий Валерьевич многократно произнес фразу «на этих выборах все было честно», опустив детали о том, что было «не на этих выборах», то бишь в кампании 2011 года, которую Краснянский проводил в статусе зампреда ГИК.

– Несколько лет назад после скандальных выборов в Заксобрание вы покинули Горизбирком, объявив, что вам все надоело и вы намерены заняться огородом. Зачем вы вернулись?

– Тогда все действительно обрыдло до невозможности. В первый раз надоело в 2001-м, второй – в 2008-м, если помните, уходил на какое-то время и целых два месяца руководил исполкомом «Единой России» в Петербурге. Вы же понимаете, что такие выборы, как в ЗакС и Госдуму, на карму влияют плохо. Потом отдохнул, стало интересно. Работаю здесь для души, пообещали заплатить пять тысяч рублей. Вдвойне интересно потому, что я ни за что здесь не отвечаю. Не являюсь никаким кардиналом Горизбиркома – ни серым, ни зеленым, ни голубым. Здесь есть руководство, оно само рулит. Никто из нынешнего руководства ГИКа ни в каких махинациях замечен не был. Это тоже неплохо для имиджа Горизбиркома.

– И чем вы занимались, кроме огорода, откуда вы активно публиковали фотографии в соцсетях?

– Занимался мелким юридическим бизнесом. Я же по образованию юрист, для меня всегда работа найдется. В основном действительно занимался садом и огородом. Потом два года на выборах помогал Алексею Кондрашову – главе Ломоносовского района. Мне от огорода недалеко идти. Грядками, признаюсь, получается хуже заниматься, чем выборами. Хотя, когда поливал грядки, о выборах не думал.

– Кто вас позвал обратно? Спикер горпарламента Вячеслав Макаров?

– Депутаты и члены ГИКа позвали помочь, в том числе мой бывший родственник, новоиспеченный депутат ЗакСа Александр Тетердинко (экс-зять Краснянского.– А. Г.).

– О чем вы мечтали на огороде?

– Провести идеально честные выборы.

– Удалось?

– Все председатели ТИКов были предупреждены, всем было сказано: «Не хулиганьте! Это не ваша забота. Если попадетесь, посадят, причем постараемся еще сделать так, чтобы был реальный срок». Но некоторые районы вызывают вопросы. Почему так произошло? Потому что не все поняли. Некоторые главы ТИК думали, что все будет примерно так же, что все это только разговоры, шуточки. Не знаю, какие здесь причины – финансовые, административные или личные. По 616-му участку, где корреспондент «Фонтанки» смог получить бюллетень в рамках «карусели», большие вопросы. За несколько дней до выборов мне звонил глава ТИК № 3 Юрий Шепелев (мы с ним давно знакомы) с опасениями, что что-то произойдет. Он говорил: «Дим, у меня чувство, что могут что-то устроить. Я ими не управляю». Ответил, что, если что-то случится на каком-нибудь участке, он должен взять и обнулить результаты. К сожалению, не послушался и по 616-му признал недействительным один бюллетень. Причем неизвестно какой. Это глупости. Он показал свою слабость. Есть сомнения по Княжеву в целом. Если глава администрации МО «Княжево» Алексей Цивилев стал депутатом ЗакСа, это не значит, что история закрывается. Всем объяснили, что, когда мы утвердим результаты выборов, выборы не кончатся. А для многих проблемы только начнутся. Здесь никто никого прикрывать не будет. На этих выборах не было такого, чтобы сидел глава района и указывал, какой результат должен быть.

– А на прошлых?

– Иногда такое случается по всей России.

– Было такое в 2011-м в Петербурге?

– Вряд ли. Хотя может быть. Не знаю. Но это действовало раньше, теперь нет. После этих выборов у меня нет никакого стыда, никакого позора, никаких сомнений, что все было примерно так, как есть: как проголосовали, так и посчитали. Были проблемы с Калининским районом, Василеостровским, когда наблюдатели выходили, а их не пускали обратно. Нарушения, безусловно, были. Но их процент очень маленький. Из 2000 участков были жалобы на 50 в среднем. С точки зрения организации процесса было не ах. Где-то барахлили КОИБы, в итоге там после того, как намучились с КОИБами, перешли к ручному подсчету. Интересует Василеостровский район (смотрел это ужасающее видео с депутатом Алексеем Ковалевым). Ведь если человека не пускают, значит, кому-то это нужно. Не верю, что просто так не пускали Ковалева.

– Генпрокуратура по заявлению Центризбиркома проверит выборы в Петербурге. Какие ожидания от проверки?

– Ожидаю, что Генпрокуратура выявит незначительные нарушения, может, кого-то найдут и привлекут (от одного до трех человек, по моим прогнозам). Нам это полезно: другие увидят, что все, что говорилось на совещаниях перед выборами, не шутка.


«Знаете, почему в Петергофе много лет не было фальсификаций? А потому что 12 лет назад двух тетенек из участковой комиссии поймали на том, что они мертвецами голосовали. Поймали и осудили»


Что касается «каруселей», то их масштабы сильно преувеличены. Но нельзя отрицать, что некоторые богатенькие кандидаты уверены, что мандат можно купить. Но реально на этих выборах этого сделать было нельзя.

– Так кто вы все-таки?

– Я не являюсь ни автором, ни исполнителем, ни организатором никаких незаконных избирательных технологий, которые могли бы быть применены в Санкт-Петербурге на выборах 18 сентября 2016 года и во время подсчета голосов избирателей. У меня была голубая мечта (привет Милонову!) сделать так, чтобы эти выборы были идеально чистыми. И, несмотря на мнение ЦИКа, считаю, что по уровню открытости и честности эти выборы гораздо лучше, чем те, что прошли в 2011 году. Просто небо и земля! А то, как выдал Центризбирком, это некрасиво! Ругать нас можно только за то, что мы недостаточно сильно запугали глав ТИКов.

Центризбирком не прав и должен изменить отношение к избирательным комиссиям субъектов России. И в первую очередь к Петербургу. Объективности побольше нужно! Приставать нужно к тем регионам, где действительно нечисто. И Элла Александровна знает, что это за субъекты. И Петербург к ним на этих выборах не относится! Заседание Центризбиркома напоминало разборку в кафе. Прекрасно, что приедет генпрокуратура, отлично, что нарушениями займется городская прокуратура. И будет установлена объективная истина. Сфальсифицировал – в тюрьму, не подтвердился факт – гуляй, свободен.

– Сфальсифицировал – в тюрьму. Вы внутренне готовы, что вас посадят?

– Конечно! Если придут и скажут, что вот ты, гад, фальсифицировал, потому что «Новая газета» врать не может, значит, в тюрьму. Если на основании вашего доноса, Александра, за мной придут из Генпрокуратуры и уличат в фальсификациях, я готов сидеть хоть до конца жизни.


Коллега Краснянского Татьяна Смирнова, присутствовавшая в кабинете во время интервью: «Дим, ну зачем ты это говоришь? Глупости какие-то!» – «Ну а что? У меня вот сейчас на этих выборах совесть абсолютно чиста! На тысячу процентов чиста».


– А на предыдущих?

– Нет... Не сделали все, чтобы пресечь. Ждем генпрокуратуру с распростертыми объятиями. Они не под нас копать едут, а нам помогать. Если бы мы реально что-то сфальсифицировали, мы бы боялись и трепетали. Но нет! Мы абсолютно в себе уверены. Мы сделали все, что от нас зависит, чтобы эти выборы прошли честно.