Бедный, бедный Игель

Бедный, бедный Игель

30 ноября 2016 01:20 / Общество

За семь лет «инвестор» довел памятник до такого состояния, что теперь власти готовы сдать его за рубль

Город затеял с Группой ЛСР странную систему взаимозачетов. Власти изыскивают свыше 400 миллионов на «компенсацию» за отмененный проект апарт-отеля на месте блокадной подстанции. И в то же время не имеют никаких претензий к этой компании, бросившей на произвол судьбы другой памятник – комплекс зданий бывшей усадьбы Вяземского, – который так и не был отреставрирован и утратил значительную часть ценных интерьеров.

Молодое поколение уже и не знает, как доподлинно выглядят эти исторические здания на Каменноостровском, 58–60, – который год фасады скрыты зеленой сеткой. Над ними нависают стеклянные громады так называемой «Каменноостровской коллекции» – жилого комплекса от компании ЛСР, взявшего низкорослые дома-старожилы в плотное полукольцо. Опасения в том, что кольцо это может замкнуться, а памятник «Усадьба Э. Г. Игеля: особняк, службы, флигели» будет разжеван и выплюнут, высказывались давно.

«Под «Каменноостровскую коллекцию», – отмечает депутат Алексей Ковалев, – были сняты с госохраны и снесены несколько памятников и уничтожены зеленые насаждения. Некоторые из вновь построенных зданий расположены на участках, исключенных из границ территорий объектов культурного наследия. Новые строения возводились с нарушением законодательства: по отступам стен зданий от границ земельных участков, по способам их формирования, сопровождавшегося захватом территорий общего пользования и т. д., а также с нарушением условий инвестиционных договоров».


Застройка велась на основании распоряжений Смольного, ответственным за их выполнение был вице-губернатор Александр Вахмистров, который по завершении госслужбы занял руководящий пост в Группе ЛСР.


С начала 1990-х в стенах особняка Игеля квартировал гуманитарный деловой центр «Юна», созданный с благородной целью организации досуга детей-сирот и инвалидов, для которых тут работали десятки кружков. В 2003-м «Юна» стала стопроцентной «дочкой» Группы ЛСР и от гуманитарной составляющей не осталось и следа: профиль организации сменился на «производство строительных и отделочных работ» и «операции с недвижимостью». Обновленная структура получает в 2008-м право на реконструкцию и реставрацию этого памятника, в том же году мастерская Татьяны Славиной своей экспертизой обосновывает снятие с охраны служебных флигелей.

Так выглядел памятник архитектуры, пока его не затянули строительной сеткой

Согласно постановлению правительства Петербурга, «Юне» предоставлялись здания под литерами А и В на участке площадью свыше 8 тысяч кв. м – «в целях осуществления работ по приспособлению объектов для современного использования (реконструкции) под многофункциональный административный центр с гостиницей без изменения предметов охраны». Инвестору предписывалось за счет собственных средств провести ремонтно-реставрационные работы – по согласованной с КГИОП смете и на сумму не менее 16 589 125 руб. Реализовать проект надлежало до 25.08.2011. Смольный раз за разом продлевал действие инвестдоговора, не налагая при этом на инвестора никаких штрафов. Хотя все эти годы исторические здания не только не ремонтировались и не реставрировались, но и не были законсервированы должным образом, стояли с отключенными коммуникациями, не отапливались и разрушались.

Более того, ЛСР не платил вовремя за аренду. КУГИ приходилось взыскивать плату через суд (так, решением суда в 2015 г. инвестор обязывался погасить задолженность за 15 месяцев в размере 14,4 млн руб. плюс 4,7 млн пени). Имущественный блок Смольного в суде требовал расторгнуть инвестдоговор, а другая рука городской администрации тем временем готовила постановление об очередном продлении срока реализации проекта, теперь до сентября 2017-го, которое и было принято 04.02.2015.

Как следует из материалов дела, еще за два месяца до выхода этого постановления Управление инвестиций Комитета по строительству обнадеживало ЛСР в своем письме: проект о продлении срока без применения штрафных санкций одобрен.


Депутаты Алексей Ковалев и Максим Резник адресовали губернатору резонные вопросы: почему, на каком основании? За главу города отписывался вице-губернатор Албин, обходясь без прямого ответа, а лишь перечисляя этапы развития сюжета.


Мол, вся необходимая для выполнения работ по сохранению памятника проектная документация выполнена инвестором и согласована КГИОП. Еще в апреле 2010 г. КГА издал распоряжение «О предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства», а в августе того же года утвердил градостроительный план земельного участка.

Притом что вице-губернатор признает в этом же письме (от 12.02.2016): проект планировки и межевания территории «не разработан, распоряжений на разработку данной документации не издано».

Но если утвержденного ППТ нет до сих пор, КГА не должен был издавать перечисленные чиновником распоряжения. Так же как и КГИОП не имел права согласовывать документацию – потому что она должна, в частности, соответствовать задаче сохранения в неизменном виде предмета охраны. Но и его нет! Во всяком случае, КГИОП в своем письме от 11 апреля с. г. признавал, что комитет согласовал разработанную инвестором документацию, но «предмет охраны не определен, в настоящее время ведется его разработка». Стоит напомнить, что недавно прокуратура признала незаконным согласование Минкультом проекта реконструкции дворов Михайловского дворца именно потому, что отсутствовал утвержденный предмет охраны.


Иначе говоря, весь этот якобы достаточный комплект проектной документации по особняку Игеля получен с нарушениями, в обход закона.


Как говорится, знакомый почерк – аналогичным образом продвигался и проект строительства на месте блокадной подстанции, за обнуление которого теперь изыскивают в бюджете 400 с лишним миллионов той же Группе ЛСР.

В случае с особняком Игеля компания отказалась от проекта сама – как говорят, потому что не смогли добиться получения права собственности на результаты его реализации.

А долгосрочная аренда их не устраивала.

Теперь доведенный до грани гибели памятник вернули в собственность Петербурга. С 28 января текущего года действие инвестиционного договора прекращено. При этом подписан допдоговор о том, что в течение еще трех месяцев (то есть до конца апреля) ЛСР обеспечивает сохранность объекта – пока не принято решения о дальнейшем его использовании.

Но и эти обязательства оказались не исполнены.

Во всяком случае, неравнодушные граждане то и дело сигнализировали, что здание брошено без присмотра, ценные предметы интерьера подвергаются разграблению и уничтожению. Так, петербургский ВООПИиК обращался с соответствующим письмом в КГИОП 11 апреля. Комитет – поразмыслив над ним полтора месяца – отвечал, что «не располагает сведениями о текущих собственниках и пользователях здания».

Писали и в прокуратуру – и депутат Ковалев, и рядовые петербуржцы. Результат – нулевой. Пока в конце октября не разразился уже публичный скандал, когда в сети были выложены фотографии, фиксирующие утраты каминов, витража и других элементов убранства. КГИОП потребуется еще неделя, чтобы выехать на место. Званые для участия в проверке представители КИО не явились. Доступ, как информирует Игорь Албин, «был осуществлен только в литеру А путем вскрытия укрепленной двери силами аварийной службы». Где, как обнаружила комиссия, «присутствовали неустановленные третьи лица».

Одна из художественно декорированных печей «Усадьбы Игеля» (фото Валерия Иванова). Утрата этой печи зафиксирована Олегом Еверзовым 30 сентября, им же тогда же произведена фотофиксация и других потерь

Витраж

Украденный камин

Еще одна украденная печь

Вызвать тотчас полицию и установить этих самых лиц (быть может, имеющих отношение к уничтожению и расхищению интерьеров) комиссия не удосужилась. Предпочли еще через неделю направить в полицию обращение с просьбой «принять меры». А в акте констатировали: «Помещения захламлены строительным и бытовым мусором, интерьеры находятся в крайне неудовлетворительном состоянии; зафиксированы факты утраты ценных предметов декоративно-прикладного искусства…»

Кто за это ответит? Почему при расторжении инвестдоговора не была проведена полная сверка и опись состояния памятника, наличия-отсутствия всех элементов убранства, не оценено, насколько ухудшилось состояние конструкций за те годы, что объект находился в ведении ЛСР?

Решили просто переложить ответственность на районную администрацию, ей теперь и обеспечивать сохранность объекта – вот только средства на это в Петроградском районе едва ли есть.


Нынешнее состояние Усадьбы Игеля власти оценивают, похоже, как аховое. 


В августе она попала в перечень объектов, предлагаемых на условиях концессии для создания гостиниц. А 24 ноября на совете по инвестициям глава КИО Ирина Бабюк сообщила о включении данного адреса в список объектов, предлагаемых в аренду за условный рубль – при условии, что не менее 70 процентов площадей должны занимать работающие в творческом секторе структуры (дизайн, медиа, культура и искусство, цифровые технологии). Воссоздавать же то, что украдено и разбито, будут теперь либо за счет нас, налогоплательщиков, либо за счет нового владельца – если сыщется.

1 комментарий:

Известно ли общественности, что бывший тубдиспансер Петроградского района (Каменноостровский пр.,66) теперь принадлежит СЗИУ - нынешнему месту работы бывшего вице-губернатора-где планируется разместить учебный корпус?

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.