Закон – тайга, прокурор – егерь

Закон – тайга, прокурор – егерь

18 января 2017 10:12 / Общество

Захватчики леса устроили облаву на петербургских экологов. Свои действия они мотивировали изменениями в Лесном кодексе, который с 1 января 2017 года узаконил огораживание леса заборами.

До этого лесные заборы были вне закона, хотя судебные решения об их сносе почти никогда не выполнялись. Один из них – 44-километровый забор охотхозяйства «Черные камни» в Сортавальском районе Республики Карелия. На новогодних праздниках активисты движения «Открытый берег» отправились помочь местным жителям выполнить решение суда, которое хозяева забора игнорируют уже полгода. За ними устроили погоню, и через пять часов сдали полиции. Аргумент был простым: раз теоретически леса теперь огораживать разрешено, то решение суда можно и не выполнять.

Владения маркиза Карабаса

«Черные камни», принадлежащие холдингу «Адамант», престижное охотхозяйство, сюда приезжают отдыхать крупные региональные чиновники. Когда жители начинали борьбу против забора, перекрывшему им доступ в лес, глава республики Александр Худилайнен заявил, что огораживание леса «Черными камнями» абсолютно законно (копия его письма есть в редакции). Притом что на тот момент никаких изменений в законодательстве не было. Площадь полученных «Черными камнями» в аренду земель – примерно 75 тысяч га. Для сравнения: национальный парк «Ладожские шхеры», который, будем надеяться, удастся создать в этом году, – немногим более 80 000 га. Угодья «Адаманта» начинаются от северной границы нацпарка около берега Ладоги и тянутся на север вплоть до финской границы. В них полностью попали два лесничества, причем вместе с государственными лесничими, которые теперь работают на «Черные камни». А также с 13 поселками, где живут люди. В свете изменений в ЛК теперь все эти населенные пункты могут оказаться за заборами.

12 тысяч га из общих 75 тысяч «Черные камни» уже огородили сплошным забором. Внутрь гигантского лесного «вольера» запустили огромное количество промысловых животных – кабанов, косуль, оленей. Для удобства отстрела лес проредили и прорезали сплошной сеткой из дорог, на которых стоят стрелковые вышки. Расстояние между дорогами – 500 метров.

Рекламное фото базы «Черные камни»

Эти подробности выяснили активисты «Открытого берега», убегавшие от погони внутри огороженной территории 3 января. Наверное, излишне говорить, что столь масштабная рубка леса «Черными камнями» не согласована. Забор отрезал от леса жителей семи поселков Сортавальского района. «Чтобы сходить в лес, людям приходится перелезать через ограду», – говорит муниципальный депутат Кааламского МО Зоя Болсун.

Слом шаблонов

В 2015 году в поселках забурлила небывалая политическая активность – прошел митинг, собирались подписи, вдоль забора возили тележурналистов. В карельских СМИ появились репортажи и видеосюжеты. Хозяев забора, правда, это мало испугало. Рассказывали, что в том году зимой вертолет директора «Адаманта» Игоря Лейтиса прилетел в Пуйккола и на несколько минут завис над центром поселка, разметая ветром снег. Прокуратура, местные и региональные власти дружно встали на сторону «Черных камней». Оставалась последняя надежда – суд. С юридической поддержкой помог депутат карельского парламента Александр Федичев. Жители победили. То ли помогла профессиональная защита, то ли от иска охотники защищались спустя рукава, уверенные, что никто не осмелится снести их забор. Они даже не выправили необходимые разрешения и в суде пытались представить поддельное разрешение на забор.


Когда оказалось, что существуют два разных разрешения от Министерства природопользования Карелии за одним и тем же номером и датой, Сортавальский городской суд вынужден был признать забор незаконным.


Директор охотхозяйства Андрей Лебедев немного засуетился, подал апелляцию и даже посетил председателя Верховного суда Карелии. Но Верховный суд республики оставил в силе решение первой инстанции и дал ответчику три месяца на его исполнение: до октября 2016-го. Такой большой срок суд объяснил тем, что за забором находится огромная концентрация диких животных.

Но Лебедев сумел воспользоваться и этим, заявив, что не может в одночасье разобрать ограждение, для этого необходимо вывезти животных и что «суд почему-то эти обстоятельства не учитывает.

Границы охотохозяйства

Прошел октябрь, затем ноябрь и декабрь, а в заборе не сдвинулась ни одна металлическая конструкция. Приставы, которым истцы передали исполнительный лист в ноябре, передавали дело от одного к другому. «Лишь в конце декабря пристав-исполнитель Антон Юганов пообещал, что скоро начнет штрафовать «Черные камни». Сначала на 10 тысяч, потом на 50, – говорит Зоя Болсун. – Учитывая, сколько у них стоит аренда одного коттеджа, это суровое наказание».

Самозащита закона

27 декабря жители поселка Пуйккола провели народный сход, где постановили демонтировать забор самостоятельно. Понятно, что руками добровольцев снести 44 километра невозможно. Но даже небольшая дыра показала бы захватчикам, что их власть небеспредельна. 2 января на место прибыли активисты движения «Открытый берег», у которых уже есть опыт сноса незаконных заборов. Пуйккольцы передали им исполнительный лист.

Экологи в лагере

Экологи заночевали в лесу, недалеко от забора. Решено было не подставлять жителей своим присутствием в поселке: местных уже не раз «убедительно предупреждали». Наутро взяли инструмент и отправились делать первый проход. Место намеренно выбрали людное: рядом с оживленной трассой в сторону финской границы, недалеко от поворота на базу «Черных камней». Прятаться принципиально не хотелось. «Важно было показать, что мы совершаем не противоправные, а единственно возможные законные действия в данной ситуации», – говорит участник акции Илья Пинигин.

Удалось снять всего три секции, примерно 20 метров. Андрей Лебедев, проезжавший мимо, быстро согнал «личный состав» – охранников, егерей, даже участкового лесничего, который, получая зарплату от государства, по крайней мере в тот день фактически работал на «Черные камни». Экологам было объявлено, что сейчас некие «бойцы» доставят их на базу.

Порезанный экологами участок забора

«Это в наши планы никак не входило, потому что было непонятно, что тут с нами будут делать – в 50 км от Сортавалы, в лесу, где законов не знают, – говорит Илья Пинигин. – Улучив минуту, когда директор куда-то отъехал и некому было дать команду подчиненным преследовать нас, мы схватили инструменты и нырнули в ту самую дыру в заборе, которую сами сделали». Решено было двигаться в сторону, противоположную от базы «Черных камней», чтобы в темноте сделать проход с помощью кусачек и выбраться на волю. Однако активисты и представить себе не могли, что Лебедев сочтет их побег за личное оскорбление и организует погоню. Когда спустя пять часов, уже в темноте, они заметили на лесной дороге горящие фары и услышали выстрел, то подумали, что это пьяная охота.


Активисты легли на снег и поползли, чтобы не попасть под случайную пулю. Оказалось, что они попали в загонную часть леса и егерь на лыжах уже давно идет по их следу. Охранники на машинах зажали беглецов в пролеске между дорогами и привезли туда полицию.


«Когда мы потом спросили, почему стреляли, егерь сказал, что якобы на него в разгар погони напал кабан-секач, – рассказывает Пинигин. – Кабан в гущу людей никогда не побежит. Мы пять часов ходили и не встретили ни одного зверя: они тоже разумные, людей чувствуют заранее и уходят. Мы считаем, что егерь выстрелил для психологического давления».

Егеря околой своей машины

Чтоб неповадно было

Даже не составив протокола об административном правонарушении (он не составлен до сих пор!), старший участковый майор Сергей Ишеев, приехавший за 50 километров из Сортавалы, изъял бензорез стоимостью около 50 тысяч. Участковый Леонид Кулаков, который проводит проверку, заявил, что она может продлиться до 3 февраля, и лишь тогда «будет вынесено процессуальное решение». Заявление на директора «Черных камней», которые активисты написали в день задержания, тоже до сих пор не рассмотрено: решением прокурора Сортавальского района проверка по нему продлена до 9 февраля. Можно было бы сказать, что в полиции не знают, в чем обвинить экологов, но оптимизма это не добавляет: возвращать бензорез им, похоже, никто не собирается, а стоит он раз в десять больше самых смелых оценок ущерба. Директор «Черных камней» Андрей Лебедев без стеснения заявляет журналистам, чьл исполнение решения суда отложено до 13 февраля, хотя пристав Юганов об этом ничего не слышал, и что в связи с изменениями в Лесном кодексе забор вообще узаконен. Но хотя 1 января стал траурным днем для всех экоактивистов, решения суда по «Черным камням» это не отменяет: Лебедеву нужно для этого выиграть новый суд.