В гостях у сунских партизан

В гостях у сунских партизан

27 февраля 2017 09:56 / Общество

Защитники сунского бора в Кондопожском районе Карелии уже восемь месяцев не пускают технику, которая уничтожит лес ради песчаного карьера.

Вряд ли владелец лицензии на добычу песка «Сатурн Нордстрой» представлял, что жители деревни Суна продержатся так долго. Сначала перед штабелем бревен (последнее, что удалось нарубить «Сатурну» прошлым летом) появились обычная армейская палатка и костер. Потом, по мере наступления холодов, палатка сменилась шатром с печкой. В нем круглосуточно дежурят люди – порубщики могут явиться в любой момент.

Электорат в лесу

Самое уникальное в том, что костяк активистов – пенсионеры. Самому старшему, Василию Михайловичу Дийкову, бывшему офицеру погранвойск, в день нашего приезда исполнилось 80. Его жене Евгении Александровне – 77. Отчасти благодаря этому карельское начальство терпит «сунских партизан» так долго – это же, по их мнению, «ядерный» путинский электорат. И обнаружить этот предполагаемый электорат в зимнем ночном лесу, готовый организованно сражаться с тракторами, бензопилами и путинскими чиновниками, для власти неожиданно и тревожно. Осенью партизаны подогрели смятение, записав видеообращение к главе государства «Путин, спаси нашу Родину!». Потому карельские власти и мечутся – то обвинят защитников сунского бора в отработке таинственного «заказа», то вдруг заявят, что «в вопросе с сунским бором нужно прислушаться к мнению жителей» (из выступления и. о. главы республики Артура Парфенчикова).

В сухом остатке пока – более десятка морозоустойчивых дежурных (летом, судя по прошлому году, их станет больше) и порубщики «Сатурна-Нордстрой», которые теоретически могут появиться в лесу в любой момент.


Судебную тяжбу с защитниками леса «Сатурн» выиграл, и теперь ему ничего не мешает начать работы. Ничего, кроме общественного мнения, которое полностью на стороне пенсионеров-партизан.


Хотя сунчане настроены по-боевому, непрерывные дежурства утомляют. До деревни Суна быстрым шагом минут 20 – сначала по льду через реку, потом по красивому лесу. Посетителей встречает красный баннер «Ты записался защищать сунский бор?». «А что, если на вас нашлют ОМОН?» – спрашиваю. «Тогда у нас весь район поднимется» – отвечает провожатый Николай. «А если, как в Химкинском лесу, придут какие-нибудь нацисты громить лагерь?» – «Нет, у нас как нацистов в 44-м году выгнали, так они больше не появлялись».

Наконец вдали за деревьями показываются отблески костра и освещенный шатер. В лагере нас ждут – Татьяна Ромахина, организатор кампании, и Вера Мушникова. Вера и ее брат Николай – местная молодежь: им еще нет пятидесяти. В глаза бросается основательность: большой навес из жердей и полиэтилена защищает костер от дождя и снега. Рядом – заготовленные дрова – от бревен до уже распиленных и поколотых поленьев. Сложно представить, сколько времени ушло на оборудование лагеря – ведь все сделано своими руками и из подручных материалов. Причем дорога (к счастью) сюда не ведет: «Сатурн» хотел ее проложить, но его остановили. Поэтому и тяжелую печку, и нехитрую мебель для шатра, и доски для спальных палатей тащили на себе или на саночках. Повсюду заметны следы инженерной мысли: труба буржуйки, чтоб не падала, привязана металлической цепью к балке навеса. Устройство для готовки на костре представляет собой большую складную треногу из палок; в середине на цепи подвешен кусок коряги в форме крючка. Котелок или чайник висят идеально!

Бор как символ

Сунским партизанам помогают со всего Северо-Запада, и не только. «Шатер мы одолжили из Апатитов, – рассказывает Татьяна, – через ученых из Кольского научного центра РАН, которые делали нам экспертизу леса. Навес построили ребята-волонтеры из Петрозаводска, они о нас узнали через группу ВКонтакте». На днях из Улан-Удэ совершенно незнакомые люди прислали мед и зеленый чай. А когда в январе партизаны обратились в интернете за помощью в сборе 20 тысяч рублей, которые требовал «Сатурн Нордстрой» для оплаты судебных издержек, – то собрали 50 тысяч! Православная община из соседнего поселка Янишполе трижды проводила в лесу крестный ход. Отсюда, видимо, стилистический фьюжн в оформлении лагеря. Здесь и красные флаги с серпом и молотом, и иконы.

Быт

Но большинство забот легло на плечи самих сунчан. «Печку притащили Василий Михайлович с женой, – продолжает Татьяна. – Она тяжеленная, поэтому сначала они перевезли ее через реку на лодке, а потом тащили на носилках. Кирпичи, на которых она стоит, мы тоже перевезли на лодке, а потом брали на каждую ходку по два кирпича в рюкзак – так все и перетащили. Также и утварь – каждый принес что у кого было».

Если печка задымит, то на столбе висит устройство для прочистки трубы: веник из еловой хвои, утяжеленный куском железа на длинной веревке. У трубы стоят две толстенные чурки – пониже и повыше. Забравшись с помощью низкой на высокую, следует опустить веник на веревке в трубу. Внутри шатра все оборудовано для длительного и относительно комфортного пребывания. Тряпичные стенки утеплены кусками пенопласта. Спят не на полу, а на полатях – они устланы спальниками, в углу куча шуб. Вдоль стен стоят столики и даже маленькая этажерка – все они сплошь уставлены необходимым скарбом и запасами продуктов. На центральный шест прибита перекладина – для сушки одежды. Продумана каждая мелочь и каждый сантиметр пространства. По периметру шатра натянута веревочка, а на ней в мешочках развешано все, что надо сберечь от мышей. «Еще нам в первое время досаждали синицы, – говорит Нина Шалаева, еще одна сунская активистка. – Такие бесцеремонные, садились прямо на голову! Мы им сделали кормушку с пшеном. А потом они улетели. Оказывается, наши местные синицы зимой перелетают куда потеплее». Еще о фауне: «Есть тут медведь, но сейчас он спит. Еще есть лосиха с лосенком. Они ходят во-о-н в той стороне». И о флоре: «Летом тут просто невероятное количество грибов и ягод. И вот это сокровище хотят у нас отобрать».

Защитник из царства грибов

Краснокнижный вид лишайника «лобария легочная» некоторое время спасал лес от вырубки. Пользуясь законом «Об охране окружающей среды», который запрещает хозяйственную деятельность с риском для уничтожения мест обитания редких видов, жители весной прошлого года выиграли судебный процесс против «Сатурна Нордстрой». Но судебная сказка длилась недолго. Директор «Сатурна» Игорь Федотов нашел способ обойти закон, пересадив краснокнижный лишайник в другое место. И выхлопотал в карельском министерстве природопользования и Росприроднадзоре разрешение на «спасение» (так это называлось) лобарии. И хотя спасение больше походило на уничтожение – куски стволов с лишайником просто выкидывали за пределы карьерного участка, где их заносило смертельными для лобарии сугробами, – суд второй инстанции счел операцию спасения успешной и отменил предыдущее решение. Формально теперь лобарии здесь нет. Поэтому рыть карьер можно. Но на самом деле, к счастью, она осталась.

После проигрыша в республиканском суде жители подали апелляцию в Верховный суд РФ. «Недавно от Лебедева (председатель Верховного суда. – Ред.) пришел отказ в рассмотрении жалобы, – говорит Татьяна. – Но мы все равно наш бор никому не отдадим. Будем стоять до последнего».


Лагерь поставлен не там, где удобно, а там, где наиболее вероятен заезд неприятельской техники.


И это место – возвышенность, поэтому воды здесь нет. Воду набирают в канистры из реки Суна по пути в лагерь. Тащить приходится долго. Впрочем, воды полно там, где она не нужна: чтобы проложить своей технике дорогу к делянке, «Сатурну» пришлось заваливать стволами болото. В результате естественный ток воды перекрылся, и она стала заливать окрестности: лагерь стоит на ледяной корке. Там, где снег счищен, хозяевам приходится прочерчивать на льду борозды, чтобы не скользить.

Здесь нелегко обеспечивать ежедневный комфортный быт. Бревна на дрова приходится возить к лагерю на детских саночках. Татьяна рассказывала, что на пике противостояния, когда к ним в лагерь регулярно являлась полиция, участковый изъял у них двуручную пилу. Да так и не отдал.

Нина Петровна Шалаева вместе с Татьяной Ромахиной была истицей в суде против «Сатурна». Внешне они не похожи на хрестоматийный образ женщины-революционерки. Обе очень мягкие, женственные, спокойно-рассудительные. «Мы узнали, что Федотову власти предлагают участок в другом месте. Какое его решение, пока непонятно. Но он говорит, что от участка в сунском бору все равно не отступится», – пересказывает нам Шалаева, о чем говорят в деревне. По голосу слышно, что от своего она не отступится.

Игорь Федотов, генеральный директор ООО «Сатурн Нордстрой», заявил «Новой», что предложений такого рода к нему не поступало, и он узнал о нем лишь из прессы. «Прежде всего я не понимаю, как технически это возможно. Ведь новый участок – это новая лицензия. Значит, новый аукцион, новые согласовательные процедуры. На путь от бумажки до ковша уходят годы».

«Что-то он недоговаривает, – комментирует Татьяна Ромахина. – Ведь еще 10 февраля, на заседании президентского Совета по правам человека в Карелии, уходящий глава республики Александр Худилайнен сказал, что готов рассмотреть возможность предоставления нового участка. Уверена, что и технически заменить участок вполне возможно. Можно предоставить ввиду обстоятельств участок без аукциона. Уж не говоря о том, что раньше в Карелии процветал такой бизнес: близкие к Министерству природопользования фирмы получали лицензии, согласовывали проекты недропользования и затем продавали готовые ООО с проектами другим компаниям, которые действительно хотели что-то добывать. В конце концов, можно найти уже согласованный проект и передать его Федотову, а лицензию на сунский бор отозвать».

У Федотова народный топоним «Сунский бор» восторга не вызывает: «Я не знаю, что такое сунский бор. У нас есть месторождение южно-сунское. Мы действуем строго в рамках закона. Исправно вносим арендные платежи». Вместе с тем директор «Сатурна» заверяет, что «воевать со стариками не собирается» и что по крайней мере до лета его компания в лесу не появится: «Сейчас конец зимы, вся техника уже арендована для других рубок. Нам при всем желании технику не найти. Потом будет весна, распутица. Так что до лета работать не будем».


Стоит ли защитникам обнадеживаться этими словами? Ведь раньше порубщики неизменно появлялись, стоило защитникам покинуть лес.


Справка «Новой»

Игорь Федотов не новичок в деле добычи песка в Карелии. В 2011 г. принадлежащее ему ООО «Инерт» начало разработку песчано-гравийного месторождения близ поселка Куликово Лахденпохского района Карелии (у самой границы с Ленинградской областью). За несколько лет красивый хвойный лес площадью несколько десятков га был превращен в лунный пейзаж. В ходе работ недропользователь уничтожил местную природную достопримечательность – родник, на который за водой приезжали издалека. Простые жители и муниципальные депутаты пытались писать жалобы, но тщетно. В 2015 г. жители узнали, что ООО «Инерт» получило еще два участка под добычу. Один по соседству с первым, а второй, близ поселка Асилан, – прямо на берегу Ладоги, в границах будущего национального парка «Ладожские шхеры». Когда в мае 2015 г. «Сатурн Нордстрой» после начавшихся протестов провел-таки общественные слушаний в Суне, Федотов уверял, что у него с куликовцами «полное взаимопонимание». К счастью, теперь существует интернет, и сунчане быстро проверили степень этого взаимопонимания. А узнав, что их ждет в недалеком будущем, начали активную борьбу.

Жизнеутверждающий эпилог

Наблюдая то, что сделали (и физически, и в медийном плане) полтора десятка сунских пенсионеров, невольно начинаешь думать, что здесь какой-то особенный воздух, и он порождает каких-то особенных людей. Почему на других горячих точках людям не удалось столько сопротивляться, а здесь – удалось? Незадолго до сдачи номера из Суны пришло сообщение, что обильные снегопады полностью завалили подходы к лагерю и Василий Михайлович с Ниной Петровной расчистили дорожки лопатами. «Как у них хватило сил?» – удивились мы. «Когда есть цель, то есть силы», – был ответ. Популярные рассуждения о том, что бороться с бизнесом и властью дело безнадежное, что наверху все куплено и т. д., они в расчет не принимают.

1 комментарий:

Очепятка: "Кирпичи, на которых онИ стоит, мы тоже перевезли на лодке..."

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.