Стрельба по правилам

18 декабря 2003 10:00

Стоит ли задерживать человека, находящегося в федеральном розыске и применять при этом оружие, если разыскиваемый не покорно сдается властям, а активно сопротивляется? Этот вопрос старший оперуполномоченный Центрального РУВД Петербурга Юрий Виноградов будет задавать себе теперь еще очень долго.



Человек с ружьем на перепутье
18 марта этого года в Центральное РУВД поступила оперативная информация о том, что находящийся вот уже три года в федеральном розыске за совершение кражи Александр Дмитриченко может находиться по одному конкретному адресу в Петергофе. Информация поступила не откуда-нибудь, а из Оперативно-розыскного бюро МВД по СЗФО. По их данным, Дмитриченко был тесно связан с «тамбовцами» и неким Кубиком, бывшим сотрудником милиции, а ныне, по мнению оперативников, вовсю якшающимся с организованным криминалом.
На задержание Дмитриченко руководство РУВД отправило Юрия Виноградова в компании с двумя его коллегами: Калюжным и Василенко. Оперативники заняли позицию во дворе нужного дома и стали ждать появления объекта. В шестом часу вечера в их поле зрения появился Дмитриченко. Версии последующих событий в изложении оперативников и Дмитриченко кардинально разнятся (что и понятно).
По словам Юрия Виноградова и его спутников, они представились Дмитриченко и предложили тому пройти с ними, поскольку тот-де находится в федеральном розыске. Дмитриченко же якобы начал в ответ материться, вырываться, ударил Виноградова по руке и бросился наутек. Опасаясь, что Дмитриченко укроется в квартире у своих родственников, где к тому же хранился карабин «Сайга», Виноградов решил применить табельный пистолет. По его словам, он, в соответствии с законом, вначале крикнул вслед убегающему Дмитриченко: «Стой, стрелять буду!», после чего пальнул в воздух, а уже убедившись в том, что это не подействовало, окрикнув беглеца второй раз, выстрелил Дмитриченко по ногам. Пуля вошла аккурат в левую ягодицу беглецу, сломав на своем пути шейку левого бедра. Задержанному вызвали «скорую», а заодно известили его родню и также доложили по начальству о результате операции по задержанию.
Со слов Дмитриченко, история выглядела совершенно иначе. Не зная, что он объявлен в федеральный розыск, он, мол, жил себе спокойно и, естественно, был очень удивлен, что троица в гражданской одежде, поджидавшая его на детской площадке возле дома, пытается его схватить и одеть наручники (при этом один из них якобы бил его пистолетом по голове - правда, врачи, осматривавшие раненого Дмитриченко, никаких ссадин и ушибов у него на голове не обнаружили). Разумеется, он вырвался и бросился домой под защиту родни. И тут получил пулю и едва не стал инвалидом...
Правда, у происходившего был еще один свидетель - подросток, который на допросе заявил, что при задержании Дмитриченко никто из троих оперативников не представлялся сотрудником милиции, однако затем, когда Дмитриченко бросился наутек, Виноградов кричал, что будет стрелять, первый раз бабахнул в воздух и только после этого уже стал палить в беглеца.
О задержании Виноградовым Дмитриченко весьма оперативно сообщили петербургские СМИ, естественно, выставив милиционера в героическом свете. Вскоре после чего оба героя этой истории стали настаивать на возбуждении уголовных дел друг на друга: Дмитриченко хотел, чтобы Виноградова привлекли за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (статья 114 УК РФ), а тот, в свою очередь, настаивал, чтобы Дмитриченко ответил перед судом за сопротивление сотрудникам милиции (статья 318 УК РФ). В возбуждении дела на Дмитриченко отказали (а то самое дело, за которое он был объявлен в федеральный розыск, довольно странным образом спешно прекратили). В отношении же Виноградова было возбуждено уголовное преследование. Правда, ненадолго: в августе 2003 года зампрокурора Петербурга Борис Салмаксов вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении оперативника Виноградова, поскольку действия его не выходили за рамки закона. Но Дмитриченко обратился в Петродворцовый суд и сумел добиться отмены постановления прокурора о прекращении уголовного дела. Вот и задает теперь себе Юрий Виноградов риторический вопрос: как теперь вообще продолжать борьбу с преступностью?

Александр САМОЙЛОВ
Фото Алексея ВЫСОЦКОГО