Ящик Пандоры с надписью «Надоел»
Фото: Иван Кравчук в зале суда

Ящик Пандоры с надписью «Надоел»

11 мая 2017 13:31 / Судебная хроника

Петроградский районный суд в экспресс-режиме вынес первые 19 обвинительных приговоров за участие в акции «Открытой России»

При этом 10 мая на скамье подсудимых оказались не только оппозиционные активисты, но и люди, отношения к событиям 29 апреля не имевшие. «Новая» наблюдала за тем, как отработал судебный конвейер.

Спорное отношение

29 апреля Петербург установил рекорд по количеству задержаний в рамках всероссийской акции «Надоел». Попытка (пусть и символическая) обратиться к президенту с просьбой не выдвигаться на очередной срок обернулась 72 административными делами по статье 20.2 КоАП «Нарушение правил проведения митингов». И хотя на аналогичной акции в Москве никто задержан не был, судьям Петроградского районного суда хватило одних полицейских рапортов, чтобы признать выход людей на улицу без лозунгов и транспарантов нарушением закона.

Одним из первых на скамье подсудимых оказался студент Иван Кравчук. Как уже рассказывала «Новая», в день протестной акции молодой человек ехал на практику на киностудию «Ленфильм», но, едва поднявшись из метро «Горьковская», сразу оказался в толпе, а затем в автозаке.

Версию Кравчука подтвердил в суде технический директор Фонда Александра Сокурова (знаменитый режиссер является руководителем практики) Михаил Георгиевский: 29 апреля в два часа дня он ждал студента на «Ленфильме» для знакомства с аппаратурой.

Юрист «Открытой России» Елена Проскурякова обратила внимание судьи Артема Бродского, что в случае Кравчука отсутствует само событие правонарушения: он не участвовал в несогласованном шествии, не выкрикивал лозунгов, не находился в состоянии алкогольного опьянения и прочее. А то, что происходило около «Горьковской» к моменту появления там подсудимого, было скоплением людей, а не митингом – это подтверждают десятки опубликованных видеозаписей.

«Мы что, будем смотреть полтора часа видео?» – с плохо скрываемой скукой отреагировал судья.


Не более десяти минут провел служитель Фемиды в совещательной комнате, откуда вынес постановление на восьми (!) страницах.


Его текст содержал в том числе и такую фразу: «Доводы о том, что гражданин мог случайно оказаться среди шествующих (…) суд находит несостоятельными».

Оглашая результативную часть в присутствии журналистов, судья зачем-то перешел на шепот: «Обстоятельств, смягчающих вину, не обнаружено… Штраф 12 тысяч рублей».

«Хорошо, что я как раз получил президентскую стипендию», – с иронией отреагировал подсудимый.

К слову, на своей странице ВКонтакте 19-летний Кравчук не скрывает, что является оппозиционером. Он выходил на митинги 26 марта, но за акцией «Открытой России» не следил: «Я поклонник деятельности Алексея Навального, но не сторонник Ходорковского, – пояснил «Новой» студент. – К миллионерам у меня спорное отношение».

Иван Кравчук на входе в зал суда

Растерянный свидетель

На процессе лидера петербургской «Открытой России» Андрея Пивоварова в качестве свидетеля был допрошен сотрудник патрульно-постовой службы полиции Виталий Амосов – его подпись стоит на рапортах о задержании участников акции «Надоел», в том числе и подсудимого.

– Они сначала стояли... Что-то, наверное, выражали... Потом пошли в сторону набережной, – мямлил правоохранитель, явно не понимая, что он здесь делает.

– Требования были политическими? – подсказывала судья Елена Медведева.

– Ну да...

Участники судебного процесса над Андреем Пивоваровым (справа) смотрят видеозапись акции «Надоел»

В своих протоколах (сделанных, правда, будто под копирку) Амосов аккуратно описывает все детали: как проходил процесс задержания, какая атрибутика была в руках участников и т. д. Однако на суде практически на все вопросы свидетель отвечал молчанием.

– Вы пишете, что видели синие ленточки и значки круглой формы, – напомнила полицейскому судья. – Можете подтвердить наличие этой атрибутики?

– Затрудняюсь ответить... – растерялся полицейский.

– Ну в начале же вашего рапорта, во втором абзаце! – снова подбодрила его Медведева.

Адвокат подсудимого Светлана Ратникова напомнила суду, что практически каждый день у метро находится огромное количество людей. Судя по логике текущего процесса, все они автоматически нарушают общественный порядок.

– Почему вы считаете, что «шествие» было незаконным? – поинтересовалась защитник у полицейского. – Что конкретно было нарушено?

Ответа не последовало.

Оглашения приговора пришлось ждать почти 40 минут. Елена Медведева, которую ранее неоднократно обвиняли в нарушении норм процессуального законодательства, выписала лидеру «Открытой России» штраф в 18 тысяч рублей.

Точно видел ящик

Интересы активиста Николая Артеменко на судебном заседании представлял адвокат Владимир Терещенко. Он попросил привлечь к делу прокурора, что, по мнению защитника, добавило бы процессу объективности. Суд отказался тратить на это время.

Зато в качестве свидетеля второй раз допросили полицейского Амосова, которому снова понадобилась «помощь» судьи:

– Расскажите еще раз, как вы поняли, что это мероприятие является шествием? – вопрошала Елена Медведева. – Может быть, они собрались все вместе?

– Собрались и пошли в одну сторону... Я точно видел ящик с наклейкой «Надоел»....


Адвокат обвиняемого напомнил, что слово «Надоел» может носить не только политический характер. «Надоесть» может петербургская погода и многое другое.


– Мы говорим о фактах, а не о трактовках, – отрезала судья. – К тому же я точно видела где-то на видео лик нашего президента.

Над решением по Артеменко Медведева также размышляла около 40 минут (оно оказалось аналогичным). Спустя несколько минут на скамье подсудимых уже сидел следующий обвиняемый – активист Сергей Кузин...

***

Все судебные процессы 10 марта завершились штрафами от 10 до 18 тысяч рублей. У защитников нет сомнений, что аналогичные решения будут приняты и по остальным административным делам. «В то же время мы обнаружили десятки нарушений в протоколах задержания, на основании которых они должны были бы исключаться из дел», – отметила в разговоре с «Новой» юрист «Открытой России» Анастасия Буракова.

Судебный день 10 мая подтвердил и закрепил опасный тренд: за любое, даже косвенное выражение несогласия власть готова наказывать без разбора. При этом, никаких других возможностей для выражения своего мнения (кроме протестных акций) у россиян не осталось...

Серафим РОМАНОВ,
Янни ГРИГОРЬЕВА