ZOO-зона Лермонтова
Фото: Самодельная мемориальная доска во дворе дома на Садовой, 61 // vk.com/dom_lermontova

ZOO-зона Лермонтова

25 мая 2017 20:08 / Общество

Чиновники не нашли «мемориальной составляющей» в квартире, где жил поэт.

Вопреки обещанию губернатора, музея-квартиры на втором этаже дома 61 по Садовой улице, где Михаил Лермонтов написал «Смерть поэта» и «Бородино», не будет. Ее появление здесь, по мнению вице-губернатора Владимира Кириллова, «вводило бы в заблуждение посетителей относительно исторической достоверности» – потому что «была изменена отделка фасада здания, а также внутренняя планировка квартиры поэта».

Из всех петербургских адресов Михаила Юрьевича Лермонтова только этот пока и может привести к подлинным стенам – Садовая, 61. Остальные связанные с именем поэта дома либо снесены, либо перестроены до неузнаваемости. В Петербурге, называемом городом музеев, Музея Лермонтова так и нет (созданный в 1883 г. при Николаевском кавалерийском училище просуществовал недолго – его закрыли после Октябрьского переворота, а коллекцию передали в Пушкинский Дом). Тщетны оказались и надежды восстановить справедливость, воспользовавшись 200-летней годовщиной поэта, – и в юбилейный 2014-й, и в объявленный Годом литературы 2015-й дом на Садовой оставался в запустении, все больше разрушаясь, подвергаясь разграблениям охотников до исторических деталей интерьера.


Единственными хранителями памяти о поэте и самих старых стен все эти годы оставалась лишь горстка энтузиастов, организующих патрулирование расселенного здания, экскурсии по петербургским местам Лермонтова и литературные чтения.


Смольный преуспел разве что в издании распоряжений о признании дома аварийным, об изъятии земельного участка и помещений «для государственных нужд» (по суду признано незаконным) и проинформировал о данном губернатором поручении передать объект вместе с участком Мариинскому театру для устройства ведомственной гостиницы.

Вверенное Валерию Гергиеву учреждение не спешило принять здание на баланс и сделать что-нибудь для хотя бы минимально необходимой его консервации и обеспечения адекватной охраны. Был только проект соглашения о намерениях между Георгием Полтавченко и Валерием Гергиевым, согласно которому при проектировании работ по реконструкции театр обязан предусмотреть «в месте проживания М. Ю. Лермонтова культурно-мемориальную зону памяти поэта площадью до 50 кв. м». Причем зона эта отводилась вовсе не во втором этаже, где квартировал Лермонтов, а на первом – в помещении, занимаемом зоомагазином.

Садовая, 61 // Фото: vk.com/dom_lermontova

В мае 2016-го на основании распоряжения Территориального управления Росимущества и акта приема-передачи дом с участком переходит из городской собственности в федеральную, а с 3 июня закрепляется за Мариинским театром на праве оперативного управления.

В июле во время встречи с группой Сокурова губернатор Полтавченко соглашается с необходимостью создания полноценного музея-квартиры, а для проработки вопроса обещает сформировать рабочую группу с участием профильных чиновников, музейщиков, экспертов в сфере охраны памятников и гражданских активистов.

Вице-губернатор Владимир Кириллов, отвечая на запрос депутата Алексея Ковалева, обеспокоенного состоянием здания, планами реконструкции и будущим музея-квартиры поэта, отвечал летом 2016-го: «Ведется дополнительная проработка данного вопроса», – и обещал дополнительно проинформировать о результатах этого процесса.

Но так никакими новостями и не поделился.

Теперь, отвечая на повторное обращение Ковалева, вице-губернатор уже не говорит о полноценном музее-квартире, но опять – о некой «мемориальной зоне». Которой вновь нет места во втором этаже, где жил Лермонтов: потому-де, что вопрос о ее размещении здесь «мог быть поставлен в случае сохранения мемориальной составляющей данного пространства», а ее тут не обнаруживается: «В результате многочисленных перестроек… кардинальным образом была изменена отделка фасада здания, а также внутренняя планировка квартиры поэта». Посему, «учитывая данное обстоятельство», создание тут «зоны, посвященной поэту, вводило бы в заблуждение посетителей относительно исторической достоверности в отношении квартиры поэта».

Одна из комнат квартиры, снятой Лермонтовым в доме кн. Шаховской на Садовой ул., 61. Некапитальные перегородки, поделившие квартиру на две, оставили в сохранности и ее изначальную анфиладную планировку, и габариты комнат // Фото: Дмитрий Негодин

Выказанная чиновником боязнь заблудиться в доме Лермонтова градозащитникам представляется надуманной и нелепой: «Подлинная планировка квартиры поэта восстанавливается без особого труда – ведь все изменения советского времени свелись к установке некапитальных внутренних перегородок, а историческая анфиладная планировка сохранилась», – отмечают в Петербургском ВООПИиК.

Господин Кириллов указывает также на то, что помещения для создания «зоны» планируется передать СПб ГБУК «Межрайонная централизованная библиотечная система им. М. Ю. Лермонтова». А оно-де «не смогло бы осуществлять свою полноценную просветительскую, научную и культурно-массовую деятельность» в исторических стенах второго этажа – ввиду нераскрываемой «специфики планировки здания и размещения квартиры» поэта. Зато устройство «зоны» в первом этаже (на месте зоомагазина) «позволит избежать данных трудностей». При этом, по признанию чиновника, размеры отводимой Лермонтову зоны все еще «окончательно не определены».

Засим вице-губернатор приводит представленный Мариинским театром отчет о проделанной работе: разработаны четыре варианта концепции реконструкции, выполнены инженерно-геологические, инженерно-гидрометеорологические, инженерно-экологические изыскания и комплексное техническое обследование здания, а на его фасаде закреплена защитная строительная сетка. Что, надо понимать, признается исчерпывающим ответом на вопрос депутата о том, какие меры принимаются для консервации дома и его защиты от развития аварийности. При этом сообщается, что работы по инженерным изысканиям (которые театр вроде бы уже сделал), а также утверждение концепции реконструкции могут быть завершены лишь к августу 2017 года. Засим наступит черед проектировочных работ (ориентировочный срок – 1,5 года). После чего будет проведен конкурс по выбору подрядной организации, которой предстоит осуществить реконструкцию. Планируемый срок выполнения строительно-монтажных работ – еще два года.

В общем, Валерий Абисалович может надеяться обзавестись гостиницей к 2021 году.

А Михаилу Юрьевичу светит лишь «зона» в границах зоомагазина, чтоб не путался под ногами у обитателей апартов.

***

Из книги «Блокадное кольцо» Александра Николаевича Крюкова, жившего в доме поэта в самую страшную блокадную зиму 1941/1942 г.:

Я жил в блокаду в доме этом
И, может, выжил той зимой
Лишь потому – свет неземной
Шел с мраморной доски поэта.

Там во дворе – в углу налево
Я жил в квартире тридцать шесть,
Впервые смерть увидел здесь –
Меня рукой схватить хотела.

В квартире же, где на Садовой
Есть над воротами балкон,
Творил поэт! Был болен он
Зимой – еще страшней, суровей.

Творил поэт-солдат, рыдая,
Писал – свою блокаду рвал,
И божий гнев он отливал
В стихи, за Родину страдая.

Давно уж нет на доме том
Сиявшей памятной доски,
С балкона сыпятся куски.
Потомки предали поэта...

В тоске глазами полубога
На них он смотрит с высоты,
Туда, где не дрожат кусты,
В пустыне не пылит дорога;

Туда, где парус одинокий
В тумане моря голубом
Когда-то плыл в краю родном,
Где с ним расправились жестоко;

Туда, где он на смерть поэта
Ответил выстрелом стихов,
Где ныне, не боясь грехов,
Забвеньем мстят ему за это...

Я в этом доме жил в блокаду
В квартире номер тридцать шесть.
Мы берегли поэта честь,
Когда кругом рвались снаряды.