Не охранять до последней капли крови
Фото: акция петербургских художников в защиту Никольского рынка, vk.com/chesma_palace

Не охранять до последней капли крови

7 июня 2017 08:55 / Общество

Чиновники не сдаются, хотя Министерство культуры уже в третий раз выявляет нарушения в работе КГИОП.

Реконструкция Никольского рынка, застройка возле Чесменского дворца и усадьбы Александрино, реставрация Иоанновского моста и решетки Аничкова дворца – эти и другие объекты критики петербургских градозащитников стали предметом проверки Минкульта. Чиновникам Смольного, отвергавшим все претензии гражданских активистов, теперь предстоит держать ответ перед федеральным ведомством.

Дача Чернышева, Александрино (пр. Стачек, 226)

По оценкам Управления Минкульта, с нарушениями закона изменены границы памятника федерального значения и выдано положительное заключение на строительство. Как напоминают защитники Александрино, границы были изменены еще в 2005 году (завизировано тогдашним зампредом КГИОП Борисом Кириковым) – сокращение территории памятника соответствовало интересам компании «Воин-В», планировавшей соорудить здесь жилой комплекс. Без государственной историко-культурной экспертизы, обосновывающей меры по сохранению Александрино, комитет выдал положительное заключение и счел намечаемые работы соответствующими режимам зон охраны – в чем теперь управление усмотрело нарушение федерального закона № 73.

Дача Чернышева Александрино на фоне наступающей застройки // Фото: citywalls.ru

Еще в декабре прошлого года управление предписало приостановить строительные работы рядом с усадьбой, но они продолжались до середины февраля – пока Куйбышевский районный суд не вынес вердикт о приостановке действия разрешения на строительство. Оно оспаривается уже по второму кругу – первое разрешение было признано незаконным еще в 2014 году (градозащитникам пришлось дойти до Верховного суда). Но на следующий год чиновники выдали новое разрешение на строительство – несмотря на судебные решения и отрицательные заключения экспертов ВООПИиК и ИКОМОС (Александрино входит в компонент «Петергофская дорога» петербургского объекта всемирного наследия, что требует сохранения природного рельефа, панорамы усадьбы и ее доминирующей роли в сложившемся окружении).

Чесменский дворец с флигелями (ул. Гастелло, 15)

История застройки участка рядом с этим памятником федерального значения разворачивается по схожему сценарию. Опять угроза охраняемым видам (на месте снесенного кинотеатра «Зенит» планируют возвести объект почти вдвое выше и шире), игнорирование требований Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. И волшебным образом осуществленный перевод участка из охранной зоны в зону регулирования застройки (подробнее см. тут). В Минкульте квалифицируют эти чудеса иначе – как нарушение утвержденного Постановлением Правительства РФ Положения о зонах охраны памятников. По заключению проверяющих, и в этом случае КГИОП нарушил ФЗ-73, выдав положительное заключение о соответствии проекта режиму использования земель.

Чесменский дворец – у застройщика свои виды на этот памятник федерального значения // Фото: vk.com/chesma_palace

Дом М. И. Леонтьева / Ф. Ф. Шуберта (1-я линия, 12)

Зимой обитатели этого дома-памятника федерального значения забили тревогу: собственник одного из помещений взялся пробивать дополнительный вход. Обращения депутата Алексея Ковалева в КГИОП, а затем и в прокуратуру ни к чему не привели. Комитет сообщил, что выдал собственнику задание «на устройство двух симметричных входов со стороны лицевого фасада», историко-культурная экспертиза сочла такие работы на памятнике допустимыми, и КГИОП согласовал проектную документацию. Мол, все ради «возвращения фасаду изначального исторического облика» – якобы дверные проемы тут были еще в XIX веке, просто их уже в советскую пору переделали в оконные.

Между тем в фондах ЦГИА имеется чертеж, выполненный архитектором Прангом в 1893 году – с предложением увеличить те самые оконные проемы до высоты дверных. Выходит, до конца XIX века тут были окна. Но почему КГИОП берет именно этот период за точку отсчета, если дом ведет свою историю с первой половины XVIII столетия?

Дом Леонтьева/Шуберта, 1-я линия, 12 // citywalls.ru

Прокуратура обращение депутата спустила вице-губернатору Албину, который фактически подмахнул отписку, дублирующую доводы КГИОП.

Но Управление Минкульта рассудило, что КГИОП выдал разрешение с нарушением ФЗ-73. Как фиксируется в акте проверки, комитет своим распоряжением от 22.01.2016 утвердил новый предмет охраны (исключив габариты указанных двух оконных проемов) в отсутствие документов, обосновывающих такие изменения.

А из письма главы КГИОП депутату Ковалеву проясняется еще одна примечательная деталь: подновленный предмет охраны рассматривался и был одобрен рабочей группой Совета по сохранению наследия «в заочном режиме». Вот такое ноу-хау от главы комитета юриста Сергея Макарова.

Рынок Никольский (Садовая ул., 62)

Этот памятник несколько раз отфутболивали от федеральных чиновников к региональным и обратно.

Сначала он был в ведении КГИОП, который успел поспособствовать продвижению губительного для памятника проекта (с масштабными сносами и строительством нового объема под стеклянным колпаком). С 2010-го перешел в ведение Минкульта. Тот изменил задание – колпак исключался, но оставалась застройка внутри каре. В апреле 2012-го управление МК выдало разрешение на строительство. А в июне 2013-го памятник снова передали в ведение КГИОП. Минкульт в том же месяце отклонил очередную версию проектной документации – рассудив, что обосновывающая застройку двора историко-культурная экспертиза не соответствовала требованиям закона. Однако, как отмечается в акте проверки, КГИОП в феврале этого года продлил выданное пять лет назад разрешение на строительство, не имея на то полномочий.

Иоанновский мост (через Кронверкский пролив)

Тендер на реставрацию Иоанновского моста с чугунными фонарями и ограждениями Смольный провел минувшей осенью. То, что подрядчик не уложится в установленные сроки и примется ссылаться на «неблагоприятные погодные условия», трудно назвать неожиданным: а какими еще они могли быть с выходом на объект под зиму? К январю из выделенных 70 миллионов подрядчику перечислят половину (по факту выполненных работ), а на другую объявят новый конкурс. Член петербургского ИКОМОС историк архитектуры Александр Кречмер критически оценил результаты первого этапа реставрации, в ходе которой архитектурные металлические детали выламывались и выпиливались болгаркой при минусовой температуре.

Зимняя «реставрация» Иоанновского моста // Фото: Кузьма Одинцов

На возможные нарушения технологии указывал и член петербургской Гильдии кузнецов и художников по металлу, выпускник Академии им. Штиглица Кузьма Одинцов: сварка чугунных звеньев ограды в зимний период чревата последующим развитием коррозии, а с наступлением тепла такие звенья могут просто лопнуть.

Но КГИОП все замечания отметал, утверждая по итогам собственной проверки: никаких нарушений нет, все требования соблюдены.

Проверка Минкульта нарушения нашла: отсутствуют согласованная государственная историко-культурная экспертиза и акт оценки влияния предполагаемых работ на конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности памятника, без чего нельзя было выдавать разрешение на проведение работ.

Чугунная ограда Аничкова дворца (Невский пр., 39)

Независимые специалисты – художники по металлу, кузнецы, реставраторы – направляли в КГИОП свое экспертное заключение по этому объекту, также обращая внимание на нарушения и призывая вынести касающиеся художественного металла проблемы на широкое профессиональное обсуждение.

Были выявлены серьезные дефекты: брак литья, ворота и калитки со стороны Невского повешены криво, штукатурка отслаивается, краска шелушится, отсутствуют навершия в виде копий на двух участках, местами покраска металла велась поверх абразивного песка, вместо аккуратной подгонки врезок камня использован цементный раствор и прочее.

Реставратор с 30-летним стажем Геннадий Вьюнов выражал особое возмущение применением пескоструйной установки при очистке известняковой накрывной плиты цоколя – в результате получилась пористая губка, где будут накапливаться грязь и вода, которая при замерзании станет послойно разрывать эту плиту. Значит – очень скоро потребуется вновь проводить дорогостоящую реставрацию. А проведенные работы уже обошлись бюджету почти в 60 миллионов.

Итог «реставрации» решетки Аничкова дворца. Пика копья (слева от колонны) так и не восстановлена, наличествует только на бумаге – см. лист проектной документации // Фото: Александр Брюллов и материалы проектной документации

Однако и тут, как и в случае с Иоанновским мостом, КГИОП никаких нарушений не увидел. «Необходимость дополнительного обсуждения вопроса, связанного с проведением работ по реставрации указанных объектов, отсутствует», – отбрил Сергей Макаров депутата Ковалева, настаивавшего на профессиональном разборе полетов.

Но проверка Минкульта выявила нарушение порядка согласования проектной документации и выдачи разрешения на проведение работ. Управление направило предписание об устранении нарушений, выявленных по всем шести объектам.

В КГИОП от комментариев пока воздерживаются. Напомним, что с 2015 года это уже третья проверка Минкульта, выявившая изъяны в том, как петербургское охранное ведомство соблюдает закон и исполняет возложенные на него обязанности. Выводы первых двух КГИОП пытался обжаловать, в том числе в суде. По итогам межведомственных переговоров часть предписаний 2015 года министерство согласилось признать «не требующими исполнения».

«Новая» будет следить за исходом третьего раунда.