«Помощи от государства не было ни во время войны, ни после»
Фото: focus.ua

«Помощи от государства не было ни во время войны, ни после»

21 июня 2017 11:52 / Культура

Автор чеченских дневников и рассказов Полина Жеребцова – об уроках советского Кавказа и новой книге.

– Полина, все ваши книги связаны между собой?

– Все вышедшие книги входят в документальный «Кавказский цикл». Всего в этом цикле пять книг. «Ослиная порода» – о детстве в советской Чечне. Два тома документальных дневников. Книга «Дневник Жеребцовой Полины» – о Второй чеченской, «Муравей в стеклянной банке» – о первой войне и послевоенных годах. Сборник рассказов «Тонкая серебристая нить» идет расшифровкой к дневникам, многие зарисовки о мирных жителях превратились в повести и рассказы.

Сейчас ждет публикации большой роман «45-я параллель» о городе Ставрополе. Фундаментом для романа стали дневники 2005–2006 годов, которые я вела в России. Это роман о преодолении. Мы приехали из строгого мусульманского мира, словно прибыли с другой планеты, мы беженцы. Мы попадаем на чужую землю, где совершенно другая культура. Мы (я и мама) пришли с войны, где были десять лет. У нас своя тяжелая ноша. Свои кошмары. И мы не находим успокоения или помощи от государства, мы вынуждены каждый день выживать. Взятки. Оскорбления. Запугивания. В это же время мы знакомимся с разными людьми и узнаем их горе, их нелегкую жизнь. Это жизнь без войны. Но лучше ли она? Дно ада оказывается бесконечным.

Повстречав двух парней, которых мы искренне считаем братьями, мы понимаем, что появились друзья. Третья часть романа об их любви, о том, что они представители нетрадиционных ценностей. Разумеется, воспитание, полученное нами в Чечне, не позволяло нам дружить с подобными людьми. О нетрадиционных отношениях в наших краях запрещено даже упоминать. Но мы подружились раньше, чем узнали. И все изменилось. 

В заключительной части романа, которая называется «Глубокий юг», мы с мамой попадаем в деревню, где творится мистическая чертовщина, люди в основном пьют, это депрессивное место, однако и там есть чудесные дети, которые учат стихи Лермонтова. Роман начинается и заканчивается дорогой. Собственно говоря, роман – это и есть дорога, нить жизни, по которой мы шагаем и приобретаем новый опыт.

– Права на публикацию романа «45-я параллель» уже приобрели Украина и Польша.

– Надеюсь, что и в России найдется издатель, который не побоится опубликовать документальный роман, затрагивающий острые социальные темы.

– Вы обозначили «Ослиную породу» как документальный роман. Почему?

– «Ослиная порода» – автобиографическая повесть. Она издана в серии «Документальный роман» издательства «Время». В книге собраны истории из моего детства, запечатлена жизнь моей прабабушки – ровесницы века Юлии-Малики, которая родилась 14 января 1900 года, в повести упоминается мой дедушка Анатолий – журналист-кинооператор, бабушка Галина, отчим Руслан и, конечно, мама. Все события происходят до Первой чеченской войны, то есть это приквел к документальным чеченским дневникам.

С мамой в Грозном (1990)

– Почему вы решили обратиться к детству, что такого в вашем детском опыте особенного, уникального, о чем должны узнать другие люди – ваши читатели, и не только читающие по-русски?

– Причин несколько. Во-первых, мне самой, как профессиональному психологу, важно понять формирование сильного характера. Далеко не каждый человек может пройти войну и сохранить устойчивую психику. Я помню, что в Грозном во время долгой военной кампании у мирных жителей случались нервные срывы, были зафиксированы случаи глубочайшей депрессии, а некоторые сходили с ума, кричали, бились в истерике. Помощи от государства не было ни во время войны, ни после. С последствиями посттравматического синдрома приходится бороться даже самым психически устойчивым людям, которые побывали в Чечне. Как военным, так и мирным.

– Часто журналисты на конференциях спрашивали, что помогло выжить?

– Повесть о детстве отвечает на этот вопрос. Стойкость и характер воспитываются в семье. Всем детям хочется нарушать правила, но на Кавказе строгий свод правил поведения. Кавказ – это кладезь легенд, историй, традиций, о которых невозможно молчать. Каждая история (в повести 101 история) содержит в себе колорит Чечни, которым восхищались и восхищаются во всем мире.

– Вы часто обижались на свою маму? Когда читаешь книгу, иногда прямо жаль вас становится. Ну вот как можно ребенка «ослиной породой» называть и быть к маленькой девочке столь жесткой и несправедливой?

– На Кавказе жесткое воспитание – обычное дело. С младых лет воспитывается покорность и уважение к старшим. Не всегда беседами, часто розгами и ремнем. Конечно, моих европейских читателей это немного шокирует, однако им стоит знать правду. Тем более что, как вспоминают сами пожилые европейцы, в недалеком прошлом их самих нередко охаживали ремнем, пока они не выросли и не появился закон о защите прав детей.


В СССР не принято было делать детям поблажки, поэтому моя мама не может припомнить, чтобы кто-то из соседей щадил детей и ограничивался только воспитательными беседами.


В детстве я обижалась на маму, а сейчас смеюсь над этими историями и понимаю, как мне повезло: вся жизнь – источник вдохновения. Мама придумала теорию о том, что все дети на Земле делятся на «ангелят», «от чертей остатки» и «ослиную породу». Последняя разновидность встречается в природе крайне редко, достается родителям как тяжелое испытание. Я была упрямым настойчивым ребенком, поэтому шлепки и тумаки несильно помогали.

– Вы знаете о судьбах тех, кто стали героями вашей книги, поддерживаете с ними отношения?

– Мои главные подруги детства из книги «Ослиная порода» Хава и Аленка живы и здоровы. Мы общаемся. Хава – многодетная мама, живет в Москве. Аленка с сыном живет на юге России. Хава написала чудесный отзыв, когда прочитала «Ослиную породу». Поблагодарила меня за то, что смогла вспомнить счастливые дни, когда был жив ее отец Султан и в нашей многонациональной республике был мир.

– Что в ваших творческих планах сейчас?

– Взаимодействие с режиссерами, театральные постановки по моим произведениям и кино. Много лет я вела дневники, которые станут платформой для романов о Ставрополе, Москве и Европе. Мои книги переведены на 14 языков мира и переводятся дальше, но мои главные читатели живут в России. В первую очередь я пишу для них.

  • Полина Викторовна Жеребцова – писатель, журналист, поэт. Родилась в 1985 году в Грозном и прожила там почти до 20 лет. В 1994 году начала вести дневники, в которых фиксировала происходящее вокруг. Дневники охватывают детство, отрочество и юность, на которые пришлись три чеченские войны. Учеба, первая влюбленность, ссоры с родителями (то, что знакомо любому подростку) соседствовали в жизни с бомбежками, голодом, разрухой и нищетой. 
  • C 2002 г. стала работать журналистом. Была принята в союз журналистов России, в финский ПЕН-клуб. Лауреат международной премии им. Януша Корчака сразу в двух номинациях (за военный рассказ и дневниковые записи). Финалист премии А. Д. Сахарова «За журналистику как поступок».
  • Проза Полины Жеребцовой переведена на многие языки мира: французский, немецкий, финский, эстонский, чешский, украинский, словенский, литовский, латышский, португальский, болгарский, польский и другие. Книга «Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. » вошла в лонг-лист литературной премии «Ясная Поляна» (2015). Книга «Тонкая серебристая нить» вошла в лонг-лист литературной премии НОС и в шорт-лист Бунинской премии (2016). Книга «Ослиная порода» вошла в лонг-лист литературной премии «Ясная Поляна» (2017).


vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close