Вода стояла по самые окна. Жутко было
Фото: Светлана Александрова // vk.com

Вода стояла по самые окна. Жутко было

4 августа 2017 11:28 / Общество

Пострадавшие от наводнения в Новгородской области ломают голову, на что потратить 20 тысяч рублей, которыми им помогло государство.

В деревне Устье Новгородской области нет уличного фонаря, а интернет работает только ночью. Здесь живет одна-единственная семья – Александр и Светлана Александровы. К ударам стихии им не привыкать: пережили ураган, пожар, а теперь и наводнение – в середине лета потоп отрезал деревню от мира и разрушил хозяйство. Неделю назад Светлана и ее муж получили от государства по 20 тысяч рублей, и теперь ломают голову, как потратить их так, чтобы на все хватило.

Дом в Устье Светлана и Александр купили десять лет назад.

«Мы думали, что деревня живая, – рассказывает Светлана. – Летом-то в каждом доме были люди, мы ж не знали, что зимой будем жить одни. В июле дом купили, а в августе соседка умерла, и кроме нас, тут никого не осталось. Кругом лесок, зимой муж на смену уйдет – я одна. Жутковато было поначалу, но я спокойно приняла это, привыкла. Приезжает автолавка, муж продукты привозит».

Вели фермерское хозяйство – продавали мясо и молоко. Но шесть лет назад местный дом престарелых – их основной покупатель – перестал брать продукты, объяснив, что выиграли тендер, а денег на закупки у населения у них больше нет. Александровы скотину не бросили. Другой работы в Устье все равно нет. Держали коров, свиней, коз, кур. В мае хотели взять в кредит 300 тысяч рублей на пять лет в Россельхозбанке. К сенокосу думали купить пресс для мини-трактора – сено прессовать. Света в интернете вычитала, что «сейчас помогают частным предпринимателям». Почему отказали, не знает: просто прислали эсэмэску.

Вид из окна дома Светланы // Фото: vk.com

«Наводнение случилось внезапно, – говорит Светлана. – Утром позвонила дочка: «Мама, как ты там?» – «Нормально я тут». – «Не затопило?» – «Да ну, доча!» А в 12 дня пошла в огород: что такое, дом в воде стоит! Я собак отвязала, забрала в дом пятерых поросят. Смотрю: ванна, которая из городской квартиры притащена, во дворе стоит, уже под водой. Я и теленка домой заволокла. Открыла свинарник: «Выплывайте, вдруг кто-то из вас спасется!» Свиньи же немного плавать умеют. Открываю – а водой калитку захлопывает, течение сильное. Я испугалась, к третьей собаке не побежала: думала, на горке стоит, может, и ничего… Она утонула. У нас перед домом были разгружены две машины леса на дрова и на забор: бревна поплыли и свиньям не дали спастись. Их раскидало кого куда, одну из-под бревен потом вытащила. Ну не могла я им помочь, ведь плавать не умею… Шум воды был сильный, у свиней сил визжать не было.

У нас было около 30 свиней, утонуло 20. Больше тонны мяса. Бычок Зевс пропал, он прихрамывал. Я в группе ВКонтакте спрашивала, может, охотники или рыбаки его видели, он пестрый был, с колокольчиком, но никто не откликнулся.


«Я понимаю, не только я одна пострадала. Но видеть, как тонут животные, с которыми ты нянчился, ухаживал и они барахтаются в воде с бревнами и досками вперемешку, очень тяжело».


Коровы до сих пор не могут прийти в себя – вымя попростуживали. Они паслись в поле. Вода дошла и туда: они плыли по дороге – одни носы торчали. Я кричала: «Идите в лес, на гору!» А они пытались домой вернуться. Когда эмчээсовцы приехали, попросила довести меня до коров на лодке – подоить».

Даже куры не успокаиваются – их из 50 всего пять осталось – не заходят на место и стараются взлететь куда повыше.

Дом Александровых стоит не на фундаменте, а на камнях, их подмыло. Дом еще до войны построен. Стоит в низине.

«Таких наводнений не было, – продолжает она. – Даже Филипповна, наша дачница, подобного не помнит. А ей почти 80 лет. В подвале воды могло быть до колена, но чтобы в доме вода, в страшном сне не видела. А муж в тот день был на работе, домой попал через двое суток. На берегу сидел. Хорошо он лодку нашел, плыл километр на лодке. Спасатели сказали: воды было более двух метров. Жигуленок утопивши, потонула вся техника, трактора с воды не было видно. С веранды смыло даже холодильник и стиральную машину, газовую плиту с баллоном. Потоп мотоблок, пила, сварочный аппарат, ворошилка для сена не работает. Сенник весь смыло, мастерскую… Вода стояла по самые окна. Жутко было. Муж звонил по мобильному, наша администратор Наталья Терехова поддерживала.

Фото: Елена Лукьянова

Шесть лет назад у нас на Проскурке, это в соседней деревне, там сейчас дети живут, выгорела вся квартира в барачном доме. Я тогда даже рада была, что страховки не было: пожарный намекал, что поджог это. Раза четыре спрашивал. Вот бы статью пришили, и доказывай, что ты не негр. Я тогда писала заявку на помощь, но не дождалась ни копейки, только одна женщина в пенсионном фонде достала кошелек и дала 1000 рублей. И сейчас у нас нет страховки. Ну чиновникам я и сказала: погибло 20 свиней. Они снимали, как по канавам свиньи мертвые валяются. Кто выплывал, кто в свинарнике потоп. Мы их собирали и сжигали. Чиновники сказали, что фотографии передадут в Любытино. Оттуда тоже приезжали посмотрели. Но я не обнадеживаюсь. Когда лет семь назад ураганом снесло крышу, никто нам не помог. Положили новую, но ветра такие – снова снесло. Решили поменять каркас, купили доски – теперь они уплыли. Мы хотели в этом году ремонт затеять, накупили стройматериала. Все унесло – брус, доски, ондулин зеленый. Бревна плыли – все крушили».


По грубым подсчетам, погибшие свиньи стоили 350 тысяч рублей, 50 тысяч – бычок, 18 тысяч – куры, 8 кубов бруса – 56 тысяч рублей, доски – 70 тысяч, а еще ондулин, а еще техника. Но кто ж столько даст!


«Я спасла месячных поросят, – радуется женщина. – Смогла вынянчить. Выходила, как котят, в коробке. Животные у нас еще остались. Мне и мужу перевели 2 августа по 20 тысяч рублей каждому. Что делать с ними, не знаю – за что ни хватишься, все надо покупать. Я написала у себя на страничке просьбу о помощи, люди помогли, посылали от пяти рублей до тысячи. Муж устыдил меня за это обращение. Но эти 25 тысяч я скорее потрачу на сено коровам и поросятам, чем на себя. Спим на старой кровати, что с чердака сняли. Жить надо, руки опускать не собираюсь. Будем карабкаться».

  • Если вы готовы помочь Светлане Александровой вы можете с ней связаться на ее странице ВКонтакте
  • Информацию о том, как и в каких случаях государство помогает пострадавшим от стихийных бедствий, можно получить здесь и здесь.