Ну я же заплатила деньги – я выдержу!
Фото: Виктор и Ольга Маркеловы / vk.com

Ну я же заплатила деньги – я выдержу!

6 октября 2017 09:55 / Общество

В Петербурге заведено уголовное дело на организаторов тренингов личностного роста.

1 октября в петербургский бизнес-центр «XIX век» на Пироговской набережной ворвались сотрудники СОБРа. Они блокировали выходы из зала, в котором Виктор Маркелов – руководитель некоммерческой организации «Зеора» – проводил тренинг личностного роста. Участникам – а их в зале было больше ста человек – приказали «не трогать телефоны и сидеть молча». Люди, похоже, и не поняли: это всерьез или часть тренинга?

В тот же вечер суд отправил под домашний арест Маркелова и его жену и соратницу Ольгу. По версии следствия, одна из участниц тренинга три года назад покончила с собой, бросившись под поезд на глазах мужа. В работе «Зеоры» СК усмотрел «признаки осуществления психологического воздействия на человека, способного нанести вред здоровью».

За две недели до обысков и задержаний, 18 сентября, Минюст через суд потребовал закрыть тренинг-центр в связи с нарушением закона «О некоммерческих организациях». В офисе и дома у Маркеловых прошли обыски. Эксперты СК подтвердили применение опасных для здоровья методик во время тренингов. Против руководителей «Зеоры» возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 239 УК РФ (Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан).

Видео задержания Маркелова и его жены крутили в новостях по всем телеканалам. В связи с чем возникли вопросы: почему именно сейчас, почему так нарочито показательно? Ведь это, увы, не первое самоубийство среди тех, кого затянуло в тренинги личностного роста, а случаев, когда людям приходилось оказывать медицинскую помощь, и вовсе несть числа.

«У меня в голове каша»

У мужа погибшей, Дениса, на странице в соцсети на аватарке свадебное фото с женой и статус: «Как жить без тебя? Мой друг, любимая, родная...» Три года назад, сразу после трагедии, он рассказывал журналистам, что в дневнике супруги появились мрачные записи как раз в то время, когда она посещала тренинг. «Я не знаю, как дальше жить, у меня в голове каша», – последняя запись Оксаны.

По словам вдовца, события развивались так стремительно, что никто не успел понять, что произошло с Оксаной – молодой и еще недавно жизнерадостной женщиной. В «Зеору» она ходила всего неделю, и за эту неделю изменилась до неузнаваемости.

Маркелов в 2014 году с Оксаной Дмитровской // Фото: vk.com

Следствие тогда не нашло доказательств доведения до самоубийства. Денис обращался во всевозможные инстанции – от городского ЗакСа до ФСБ – с требованием запретить подобные организации, но проходил год за годом, и ничего не менялось. Сейчас Денис с прессой общаться не хочет: все вопросы, говорит, задавайте СК.

Круговая оборона

Родственники и ученики Маркелова заняли круговую оборону: они отказываются от комментариев, но запустили хештег в поддержку задержанных. Дочь Ольги Маркеловой Любовь Рассказова распространяет петицию, в которой перечисляет регалии родителей и подчеркивает, что и Виктор, и Ольга не какие-то шулера, а имеют серьезное профильное образование: психологический факультет СПбГУ, высшая школа психологии при Институте психологии РАН и проч.

Уже 3 октября группа «Зеоры» ВКонтакте поредела. Вышел из нее и Сергей Черников, директор по развитию и помощник Маркелова. Он не отвечает журналистам, зато виртуально поддерживает арестованных. Как и многочисленные ученики, которые по-прежнему считают Виктора легендарным тренером, а его жену – гениальной.


На сайте «Зеоры», который, к слову, открыт до сих пор, нет ни слова о разгроме организации и висит яркий баннер о том, что вход на базовую программу лидерства «всего 1000 рублей». Тексты пестрят восторженными эпитетами.


Информации вроде много, но ясности не очень. Больше громких слов, чаще импортных, и обещаний будущих преференций. Тренинги «Зеоры» сулят вместе с личностным ростом увеличить продажи и эротические навыки. Названия: «Деньги», «PRO Секс. Все точки над G», «Тренинг тренеров трансформации», «Стать женщиной на 200 процентов». Среди прочего «Зеора» предлагает «райтинг», суть которого сформулирована так: «Райтинг – интегральная система непрерывного раскрытия и развития потенциала человека». За англицизмом (right – правильный) обещано сверхценное благо, полученное «интегральным способом».

В положительных отзывах прошедших тренинг ответы на конкретный вопрос: что изменилось в их жизни. Многие уверяют, что потенциал возрос, как и личностный рост вместе с позитивом, за что благодарят коучей. Но дальше слов «настроились на позитив», «проработали», «трансформировали», «потенциал», мотивация» дело не идет.

Показательная порка

Николай Пигорев, один из бывших тренеров «Зеоры» (ВКонтакте его аккаунт до сих пор указан для связи), считает арест своих коллег «инквизицией» и охотой на ведьм.

29 мая 2017-го Юлия Шойгу – директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России – в интервью газете «Известия» заявила, что готовится законопроект, который определит сферу ответственности психологов и сформулирует требования к их квалификации. По словам Шойгу, ​эти границы до сих пор нигде не определены, поэтому на рынке распространены сомнительные услуги. Шойгу напомнила, что в октябре грядет большое событие – съезд российского психологического общества, на площадке которого «мы планируем большое обсуждение».

Возможно, реанимированная история с суицидом, который случился три года назад, может стать толчком для внедрения нового закона и чистки рядов.

Задержание участников тренинга компании «Зеора» // Youtube

Геннадий Голубев, член Российской психотерапевтической ассоциации, арест накануне съезда называет «желанием провести показательную порку, какими бы аргументами она ни прикрывалась».

Что там происходит

«Тренинги могут влиять на психику, но это всего лишь инструмент. Вопрос в том, как его использовать, – говорит предприниматель Антон. – Я стал намного более эффективным с точки зрения достижения ресурсов. Мне это дало хороший трамплин с точки зрения коммуникации».

Стипендии Антона, тогда студента Политеха, хватило на оплату участия в базовой программе. Остальные ступени спонсировали родители. Итого: базовая, трансформационная и три лидерские ступени. За все платить. Но в базовую программу нужно вовлечь новичков. Антону это не нравилось, но жену на тренинг он привел.

Юрий Бугаев, присутствовавший на тренинге в момент задержания, возмущен: «Виктор Маркелов очень приятный мужчина, православный, как и я, эта организация именно по росту и достижению личности!»

«Туда приходят люди, которые не могут себя найти, а у меня был свой бизнес», – рассказывает Елена Провоторова, директор агентства по подбору домашнего персонала. Базовая программа была бесплатной, а всего на тренинги ушло около 30 тысяч. Их отбирают – проводят анкетирование, отфильтровав людей с ослабленным здоровьем. А «годные» перед тренингом подписывают документ о том, что сами несут ответственность за свою жизнь и не принимают препаратов.

Многие участники говорят о недосыпе: весь день проводили на тренинге и поздно заканчивали. По словам Елены, после тренингов жизнь становится волшебной. О результатах она говорит тоже пылко, но туманно. Впрочем, оборот ее агентства не повысился, но она достигла более важного: разобралась в своей женской сути и встретила мужчину мечты, правда спустя пять лет. Она вспоминает сбивчиво, повторяя восторженные признания коучам и оговариваясь:


тренинг был жестким. Например, человеку надо было рубануть правду-матку о его внешности, причем весьма агрессивно: «Ты дура, ты уродина! Ты никто!»


Сама Елена на агрессора ну никак не походит.

«Мне было важно все успеть, справиться, – рассказывает она. – «Дура» я должна была сказать по велению тренера, я не хотела это выкрикивать, но было слово «надо».

Что ласкового сказали Елене, она забыла, но помнит о «шуме в ушах» и страхе подвести команду, о том, как надо было изобразить склочную тетку или «лечь в могилу». Вопрос «Зачем вы это делали?» ставит ее в тупик. «Это все игра… – говорит Елена. – Первый день трудный, а потом думаешь: «Ну я же заплатила деньги – я выдержу!»

Коучу с букетом дипломов, конечно, виднее, зачем нужно то или иное задание. Интеллигентной Елене велели в нелепом наряде ехать в метро: разные башмаки, кальсоны вместо кофты. А еще – убедительно подраться, вызвав одобрение команды. В необходимость маскарада она не вдумывалась. Сказали же: надо! Потому, когда тренер скомандовал «лечь в могилу», легла. Правда, в метафорическую – на пол.

Кому и зачем

«Сказать, как повлияет тренинг на конкретного человека, сложно. Многие проходят – и с них как с гуся вода: потратили деньги, и все. А для уязвимого человека это опасно. Туда идут люди, которым нужна внешняя опора, поскольку в себе они ее не обнаруживают. Вот на тренинге за деньги они ее и обретут. А тут ловушка вклада: человек вкладывается и придумывает оправдания этого. В «Зеоре» принцип: пришел сам – приведи друзей. Очень эффективно с точки зрения вытягивания денег. Почему люди соглашаются на девиантное поведение? Им обещают сказочные результаты, люди легковерны. А критериев будущих благ нет – обещания абстрактны. Иначе все рухнет», – объясняет Евгений Волков, кандидат философских наук, эксперт по психологии влияния и манипулированию.

«Часть населения находится в постоянном поиске «волшебной таблетки», в качестве которой могут выступать и тренинги, – считает Геннадий Голубев. – Все, что касается психологии и даже психотерапии, проводимой не врачами, никак и нигде не регламентируется и не контролируется. Отсутствуют институты экспертной оценки, предоставления права и лицензирования подобной деятельности. Отсюда и обилие дилетантов, позиционирующих себя как коучи, тренеры и даже психотерапевты без медицинского образования.

Один из тренингов «Зеоры» // Фото: vk.com

Эксперты сходятся во мнении: на тренинг личностного роста, скорее всего, пойдет человек с проблемой, уязвимый либо слабый, готовый к «трансформации». Человек, способный критически мыслить, вряд ли согласится над эксперименты над собой во имя эфемерного блага. Коучи от ответственности уходят, а адепт зависит от того, кому доверился.

На тренинг идут с разными целями. Люди либо испытывают нечто вроде неосознанного мазохистского желания быть объектом манипуляции, либо считая себя выше и сильнее большинства, хотят перенять приемы и научиться их использовать. Как 31-летний петербуржец Евгений Литвинцев, предприниматель. Он посещал тренинг «Зеоры» семь лет назад. «Слышал, что там серьезная прокачка, – говорит Евгений. – Хотел посмотреть сам, проблем у меня не было. После тренинга был отходняк, что неудивительно: три дня мне компостировали мозг, давая задания, а времени на отдых не было. Упражнения касались прошлого, воспоминаний детства: все, кто позволил себе расслабиться, ревели. Там было много успешных и психологически подготовленных, но и на них тренинг оказывает влияние. Как мне казалось, первая ступень тренинга – разобрать человека по частям, а на второй ступени соберут «правильно». На базовых заданиях все строится на эмоциях. У слабого человека мозги могли бы поехать».

Клеймо и забота

Скандал вокруг «Зеоры» поразил не только внезапностью и показательным арестом, но и тем, что прозвучало слово «секта», ставшее в последнее время практически клеймом.

«В случае с «Зеорой» власти взялись за борьбу с коучингом, – считает Борис Фаликов, кандидат исторических наук, доцент центра изучения религии РГГУ. – Это явление модное, в нем есть и хорошее, и плохое. На мой взгляд, есть там и злоупотребления, которые в лучшем случае ведут к инфантилизации клиентов, а в худшем – к психологической зависимости от лидеров. Но такие претензии можно предъявить не только к коучингу, но и ко многим социальным институтам: скажем, к армии или школе. Но мы же не будем сажать армейских сержантов или слишком ретивых учителей. Так что возникает ощущение, что борьба с коучингом – это борьба с конкурентом».

Бориса Фаликова как религиоведа в данном случае настораживает, как вольно используется термин «секта». «Коучинг к религии ни в каком ее виде не имеет отношения, – уверен он. – Религия имеет дело с трансцендентным измерением, коучинг – с психологическим».

Он напомнил, что оголтелая борьба с «сектами» началась с трудов видного сектоборца А. Л. Дворкина.

«То, что Дворкин и ему подобные включились в борьбу с коучингом, свидетельствует только о том, что они стремятся максимально расширить ряды своих врагов (раздувание угрозы придает им дополнительную значимость). – говорит Фаликов. – И превратить термин «секта» (у которого немало религиоведческих определений) в ярлык с крайне негативным значением, который можно легко навесить на все, что ни попадя».

«Зеора» – манипулятивно-эксплуатирующая организация с существенной деструктивной составляющей, – считает Евгений Волков. – Но это не секта в узком смысле слове. И построена она по методике «Лайфспринг». (Lifespring перевести можно и как «весна жизни», и как «источник жизни», и как «рессора (пружина) жизни».) Опасна не столько сама методика, сколько то, как это используется. В Lifespring выстраивается комбинация опасных элементов, не гарантирующих безопасность и своевременную психологическую помощь. Психологические тренинги не контролируются, потому как это невозможно: люди добровольно приходят и платят. Должен настораживать безумный фанатизм и зашкаливающий негатив, это опасный симптом.