Из небытия с открытыми глазами
Фото: театрализация по сказке Г. Тукая «Коза и баран»

Из небытия с открытыми глазами

22 декабря 2017 00:18 / Общество

Этим актерам постоянно нужен человек, который поможет им собирать себя из маленьких осколков своего «я».

Несколько раз в год в Этнографическом музее, в Русском музее, в Мраморном дворце можно увидеть представления театра «Эпос». Это необычный театр: его актеры – находящиеся на реабилитации пациенты психоневрологических диспансеров (в основном с диагнозом шизофрения).

Лекарства, которые они вынуждены принимать, имеют тяжелый побочный эффект – сознание распадается на куски, человеку трудно удержаться в реальности, он рискует утратить целостное представление о самом себе и обо всем, что его окружает. Главная проблема этих людей в том, что им угрожает социальная смерть, они могут перестать реагировать на внешние раздражители, не осознавая, что происходит вокруг.

Александр Аскольдович Филимонов, организовавший театр «Эпос», как раз является для больных мощным связующим звеном с миром, он помогает им не отключиться полностью от жизни. Александр Аскольдович этнолог. Он считает, что обращение к эпосу, к народным сказаниям может в какой-то мере удержать его подопечных на плаву, не дать погрузиться в «небытие с открытыми глазами».

Жизнь пациентов ПНД очень однообразна, люди с таким диагнозом и такой терапией по большей части едят и спят, они не ходят в горы, не смотрят на море, для них даже поход в диспансер – непростая задача. На сцене они попадают в реальность в высшем смысле этого слова. Им открывается сложный и прекрасный мир, более того – они становятся его творцами, его обитателями. В каждом персонаже народного сказания – код, ключ к познанию мира. Актеры проживают жизни мифологических героев и таким образом выходят из своей беспредметности в область конкретных и важных понятий, которые помогают им увидеть реальность и адекватно реагировать на происходящее.

Легенда о сотворении земли и человека помогает актеру обрести свое «я». Эпос говорит о простых и фундаментальных вещах – о жизни, смерти, борьбе, добре, зле, природе. Филимонов громко и четко читает текст, актеры заученными жестами изображают то, о чем сказка сказывается. Филимонов объясняет, к каким моментам человеческой истории нас отсылают события данной легенды, что именно там происходит.

Эти его объяснения не всегда доходят до актеров, которые борются со сном и прилагают большие усилия, чтобы не отключиться от происходящего. На каждом занятии Александр Аскольдович повторяет свои объяснения. Умственная работа сочетается с физическими упражнениями – все вместе «кидают копья» и «стреляют из лука», царь Катил должен очень крепко встать на ноги, чтобы почувствовать свою всю свою силу, ведь он олицетворение мирового зла; змей, который проглотил оленя и грозит батыру, вообще выполняет сложнейшую задачу – он извивается на ходу, потому что олень хочет выбраться из брюха, плюется «ядовитой слюной» так, чтобы понарошку и не запачкать пол, старается удержать равновесие в сползающей маске. Это не просто, особенно если ты родился с синдромом Дауна.

На занятиях перед актером стоит задача показать своего героя, вжиться в его образ, посмотреть на мир его глазами. У каждого персонажа есть маска. Надев эту маску и посмотрев в дырочки, актеры чувствуют, что оказались в другом мире, что все вокруг изменилось. Многие впадают в растерянность и шагу ступить не могут. Им нужно преодолеть свою нерешительность, жестами смоделировать идею, поведать о себе, установить контакт с другими персонажами. Вместе с героями сказаний актеры проживают настоящие и очень важные вещи, странствуют в поисках смысла своего существования, пытаются понять, что такое жизнь, смерть, война, жертва, несчастье. С помощью жестов и картинок они создают землю (в башкирском эпосе – Уральские горы), некоторые не понимают, что такое перспектива, – настолько утратили способность видеть реальность.

Реабилитант ПНД № 1 во время чтения стихотворения Г. Тукая «Ель»

В процессе сотворения мира демиург Филимонов все время задает вопросы своим актерам: «А как вы думаете? А почему так, а не иначе? А как это изобразить?» В результате все их действия становятся осмысленными. На сцене царит строгость, четкость, чувствуется величие происходящего – героям нужно построить целый, хоть и бумажный мир, победить зло и не заснуть в перерывах между репликами. Они закрывают глаза, покачиваются, потом – вспышка сознания и сыгранная роль.

Здесь много усилия, много работы над собой. Вместе с персонажами эпоса больные преодолевают собственные трудности, жизнеутверждающее начало, которое присутствует в любом мифе, помогает им победить свою слабость, свою растерянность. Филимонов считает, что только творчество может помочь «скорбным главой»; если они что-то творят, то, значит, способны бороться с недугом, который рано или поздно возьмет свое.


Задача театра – отложить, насколько это возможно, момент гибели больного человека как личности, отодвинуть торжество болезни.


Болезнь придает игре актеров элемент кукольности. Их движения скованные, автоматические. Это почти театр масок, почти ярмарочный театр. В постановке пуримских спектаклей, «пуримшпилей», в действие включены сцены с участием кукол, актеры общаются с куклой, как с живым существом.

«Эпос» использует язык символов, этим он близок древнему театру, мистерии, только своими задачами он выводит ее на космический уровень – идет борьба за целостность мироздания. В силу своей болезни актеры «Эпоса» существуют практически за рамками привычного нам современного мира, они находятся в «иной области», в своем пограничном мире, который где-то смыкается с тем таинственным, в котором жил древний человек.

Есть теория, что болезнь «шизофрения» появилась в момент формирования городской культуры. Раньше галлюцинации – слуховые и зрительные – были обычным делом: люди запросто общались с духами предков, с божествами, олицетворяющими силы природы, с обитателями параллельных миров. Древний миф, представленный людьми, которые из-за своего недуга оторваны от цивилизации, выглядит очень убедительно. Линолеумный пол ПНД зарастает зеленым мхом, в ароматах леса растворяются запахи больничной еды.

Актерам «Эпоса» очень важно, что они выступают в музейных залах, что на них смотрят, что их работа интересна другим людям. «Вам правда понравилось?» – спрашивают после спектакля. Филимонов обращается за помощью к землячествам – башкирскому, мордовскому, и у его подопечных появляются прекрасные народные костюмы.

После представления божества и батыры превращаются в пациентов ПНД, возвращаются в мир, где они не самостоятельны, нуждаются в помощи родственников, которые проявляют себя по-разному – бывает, ни во что их не ставят, отношение к ним имеют самое пренебрежительное, однако живут на их пенсию. То есть кто-то из батыров еще и кормилец в семье.

Александр Аскольдович несколько раз в неделю репетирует с актерами своего театра. В «Эпосе» он работает с 2010 года, до этого в Екатеринбурге занимался детьми с особенностями развития, со взрослыми, которые видят мир и себя иначе. Как психолог сотрудничал с госпиталем ветеранов войн, там его помощь получали пожилые люди, ветераны Великой Отечественной, и те, кто участвовал в реальных военных действиях в Афганистане. В Малой академии наук в Свердловске Филимонов работал с талантливыми детьми, которые сталкиваются с психологическими трудностями, и их родителями – усилия были направлены на то, чтобы предотвратить нервный срыв подростка.

– Ну что же, пойду к моим гаврикам. Где моя третья нога?

Опираясь на палку, Александр Аскольдович решительно идет в сторону метро. Он тащит с собой горы, реку, озеро, нескольких дивов, опасного змея и пару богатырей. В ПНД он покажет, как найти источник жизни и победить смерть. И теперь доподлинно известно, что бывают трехногие ангелы.

София СИНИЦКАЯ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close