Владелец аквапарка ни разу не позвонил узнать, жив ли мой сын!
Фото: dp.ru

Владелец аквапарка ни разу не позвонил узнать, жив ли мой сын!

9 февраля 2018 10:11 / Общество

Руководство «Питерлэнда» намерено взыскать с родителей пострадавшего ребенка выданную им компенсацию.

Мохаммед раскладывает на столе в гостиной папки с документами. Кипа бумаг, строго подписанная и подколотая, еле помещается в огромной сумке. За ней – история, сломавшая жизнь его сыну. Мохаммед зачитывает казенные формулировки и озадаченно смотрит на меня: за пять лет тяжбы он так и не понял феномен российского законодательства. Его жена Несрин присаживается рядом и внимательно слушает мужа, пока сын Лахим не начинает плакать. Веселые мультики по телевизору идут фоном во время нашей совсем не веселой беседы.

Аль-Акмар Мохаммед Ахмед Хезам и Несрин приехали в Петербург из Йемена в 2006 году получать высшее образование. Мохаммед – хирург-стоматолог, его жена – инженер, окончила Политехнический университет, защитила диссертацию. Йемен оплатил им учебу, чтобы они вернулись работать на родину. Иначе придется вернуть деньги. В Петербурге у четы родилось двое сыновей: Лев и Лахим. Семья планировала вернуться в Йемен летом 2013-го.

Но 14 марта 2013 г. они поехали в аквапарк «Питерлэнд». Они там были впервые. В какой-то момент отец потерял трехлетнего Лахима из вида. Сотрудник аквапарка отправил Мохаммеда в кассу, где отказались объявить о пропаже ребенка по громкой связи. Оказывается, мальчик забежал во взрослый бассейн из детского городка (не отгороженного от взрослой зоны) и захлебнулся. Заметил неладное только работник кафе. На видео камер зафиксировано, как ребенок тонет, а спасатели стоят спиной к воде. Работавшие в день трагедии спасатели фигурируют в деле как свидетели. У волнового бассейна, в который попал Лахим, должны были находиться три дежурных спасателя. Но их было двое. Они к ответственности не привлечены.

Лахим после трагедии

Лахим выжил, но стал инвалидом первой группы. Мальчик впал в кому, потребовалась искусственная вентиляция легких. Помимо гипоксии, началось заражение крови, пострадал головной мозг, что привело к вегетативному состоянию, энцефалопатии и грубым двигательным нарушениям. Ребенок не говорит, без посторонней помощи не может ни сидеть, ни стоять, ни есть.

Субъект и его статьи

Уголовное дело возбудили по статье 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Отец мальчика фигурировал как потерпевший, спасатели, не оказавшие помощи, – как свидетели. В апреле 2015 г. Приморский суд вынес приговор. И. о. начальника службы спасателей аквапарка «Питерлэнд» Николай Плохов получил три года лишения свободы условно с испытательным сроком два года, старший спасатель смены Евгений Никитин – два года условно с испытательным сроком два года. Оба оштрафованы на 50 тысяч рублей.

Мохаммед в 2015-м получил компенсацию по гражданскому иску от аквапарка. Вместо запрошенных 12 миллионов рублей ему выплатили три миллиона за моральный ущерб и 465 тысяч руб. компенсации на лечение, расходы на которое давно превысили эту сумму.

«Выплатили только то, что мы могли подтвердить по чекам, – говорит адвокат Аль-Акмара Елена Матвеева. – Но мы не стали обжаловать решение суда, потому что в этот момент родители обратились в германскую клинику и была важна любая сумма».

Николай Плохов, не считая себя виновным, подал кассацию на обжалование приговора. Елена Матвеева объяснила: согласно статье следовало привлекать генерального директора Наталью Третьяк, которая была уволена в 2013 г., но не за случившуюся трагедию, а за финансовые нарушения.

Купол аквапарка // Фото: fotki.yandex.ru

«В октябре 2016 г. приговор Плохову и Никитину отменили, – пояснила адвокат. – Верховный суд посчитал, что Плохов не является субъектом преступления. Судья Рита Веденина, которой вернули дело на рассмотрение, сочла, что в обвинительном заключении было не в полной мере описано преступное деяние. Не указано, какие услуги оказывали Никитин и Плохов посетителям аквапарка и какие их действия не отвечали требованиям безопасности».

Уголовное дело вернулось к прокурору Приморского района, и с лета 2017-го находится в СУ СК по Приморскому району.

Тем временем аквапарк решил вернуть себе деньги, выплаченные отцу мальчика. После трагедии Аль-Акмар заявил гражданский иск, который был удовлетворен в рамках приговора. Ссылаясь на отмену приговора и «недосмотр родителей», юристы аквапарка в январе 2017-го подали иск о возврате присужденных сумм на лечение, назвав эти деньги «неосновательным обогащением».

По словам Матвеевой, юридически претензия могла быть обоснована, ведь приговора фактически нет, но в определении Верховного суда не оговорена судьба гражданского иска.

Началась тяжба. Отец ребенка (в рамках гражданского одела – ответчик) подал встречный иск, сумма которого, учитывая моральный и материальный вред, ущерб здоровью, длительность лечение и уход за ребенком-инвалидом, выросла.

Вы ничего не добьетесь!

В 2013-м юрист аквапарка обещал удовлетворить просьбу Мохаммеда и купить ребенку коляски (летнюю и зимнюю), но этого не было сделано.

«Юрист, работавший в аквапарке в 2013-м, мне сказал: «Я увольняюсь. Вы ничего не добьетесь». Владелец аквапарка ни разу не позвонил узнать, жив ли мой сын! Единственный человек, проявивший участие, – фельдшер, которая тогда дежурила в аквапарке», – вспоминает Мохаммед.

От страховой компании аквапарка он получил 680 тысяч рублей, которые частично покрыли два месяца реанимации в Педиатрической академии. Кроме того, благодаря посольству Йемена им удалось получить полис ОМС. Но когда Мохаммед через юриста обратился к собственнику аквапарка и объяснил, что ребенку необходимо дорогостоящее лечение, его просьбу проигнорировали.

Мохаммед хотел решить дело мирно. В 2017-м он предложил аквапарку отозвать иск по возврату компенсации, чтобы не подавать встречный. Но попросил, чтобы аквапарк купил две инвалидные коляски и оплатил один курс реабилитации. Стоимость курса – 170 тысяч рублей, коляски – около 60 тысяч рублей. Аквапарк отказался и намерен вернуть себе всю сумму компенсации.


К слову, Александр Кожин, считающийся владельцем заведения, после резких публикаций в СМИ выплатил компенсацию семье другого пострадавшего в «Питерлэнде» подростка из личных средств.


В статье 1109 Гражданского кодекса РФ сказано, что возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не подлежит возврату. Теперь аквапарк пытается убедить суд в том, что ребенок с рождения имел порок развития. Аль-Акмар предоставил медкарту супруги, которая наблюдалась во время беременности в Петербурге. Лахим родился здоровым.

К квартире на стене висят фото братьев, Льва и Лахима. Лахим был славным румяным мальчишкой, и подозрения в том, что младший сын родился с недугом или от больной матери, семья считает верхом цинизма.

Сейчас эпопея застряла на повторной экспертизе, которую будет проводить Ленинградское областное судебно-медицинское бюро: в результате чего мальчик стал инвалидом? Для этого, видимо, поднимут все меддокументы матери и ребенка. Аквапарк настоял на ее проведении в другом учреждении, дабы избежать «заинтересованности сторон». По решению суда стороны оплачивают экспертизу пополам. По словам Мохаммеда, ему придется заплатить около 120 тысяч рублей. Специалисты должны выяснить, правильно ли проводилось лечение, мог ли ребенок получить лечение бесплатно. Судья потребовал от Мохаммеда доказательств, что перечисленные семье мальчика деньги потрачены по назначению.

Настоящее без будущего

Мохаммед мечтает закрыть тему с судами и направить ребенка в немецкую клинику, которая дает позитивный прогноз. Супруги Аль-Акмар измучены морально и физически. Мохаммед работает хирургом-стоматологом в частной клинике, работодатель косо смотрит на его частые отлучки. Мохаммед получает процент с выручки, что, по его словам, составляет от 20 до 60 тысяч в месяц. Но от подработки, хотя траты у семьи колоссальные, по семейным обстоятельствам он вынужден отказаться.

На лечение Лахима в Москве ушло 400 тысяч, помимо расходов на жилье в течение месяца. В Петербурге семья снимает квартиру. Лахиму необходимо проводить дорогостоящие курсы реабилитации, покупать лекарства, памперсы, клеенки, оплачивать ежедневно ЛФК и массаж. Пришлось купить вертикализатор – агрегат, позволяющий зафиксировать человека стоя. Он обошелся примерно в 100 тысяч. Мохаммед хранит все выписки, рекомендации, заключения врачей, чеки.

Лахим до трагедии и после (вместе со старшим братом)

Семье Аль-Акмар и возвращаться некуда. В Йемене придется начинать с нуля – Мать Мохаммеда продала квартиру в Йемене, чтобы посылать им деньги.

Старший сын Мохаммеда, пятиклассник Лев, приходит из школы. Тоненький, большеглазый, как и Лахим, застенчивый. Трагедия с младшим братом произошла у него на глазах и сильно потрясла. Лев и сейчас нуждается в помощи психологов, боится воды и бассейнов, может мыться только при открытой двери. У него даже начались проблемы в школе. Несрин постоянно в больницах, где сын-инвалид регулярно проходит обследования и реабилитационные курсы. Он весит 22 кг, растет, носить его на руках приходится матери. В результате у женщины начались проблемы со здоровьем, врачи сказали, что детей у нее больше не будет. Родители плохо спят, так как вынуждены следить, чтобы Лахим не уткнулся в подушку и не задохнулся, повернуться сам он не может. Его кормят протертой пищей, поят с ложки.

Вы пишите – вам не ответят

«Новая» обратилась к руководству аквапарка «Питерлэнд» с вопросом: зачем они требуют с родителей инвалида деньги обратно? И тут начался, скажем так, футбол. Так как на сайте «Питерлэнда» нет имени его генерального директора, пресс-секретарь организации заявила: «Запрос отправляйте мне, на имя руководителя отдела маркетинга и рекламы».

Спустя неделю корреспонденту позвонил юрист Андрей Ромашов, к которому попало наше письмо, и заявил, что запрос адресован неверно. На просьбу уточнить, кому же адресовать запрос, юрист не ответил.

Пресс-секретарь настаивала на том, что имени директора не скажет, потому как не знает, и вообще у них много структур и она не представляет, куда попадет запрос. «Оформляйте запрос в администрацию ЗАО «Стремберг». (Аквапарк обслуживают несколько юрлиц, которыми владеет ЗАО «Стремберг». – Ред.). По указанному адресу мы отправили запрос: почему же ООО «Аквапарк «Питерлэнд» хочет денег с родителей мальчика?

Ответ ошарашил: «Ваше обращение было рассмотрено коллегиально руководителями отделов Администрации ЗАО «Стремберг». К сожалению, после продолжительных обсуждений Администрация ЗАО «Стремберг» пришла к выводу, что ЗАО «Стремберг» не может комментировать указанные вами события, так как эти вопросы фактически обращены к другим Юридическим лицам (…)».

Существует масса способов уходить от назойливых журналистов – их запросы можно игнорировать, их можно терять, отвечать не по теме. А можно просто жонглировать юрлицами, каждый раз заявляя, что вы спросили «не того».

Все принадлежит мне на 100 процентов

Единственным и полноправным владельцем «Питерлэнда» является Александр Кожин. Точнее, он владеет несколькими юрлицами, которые обслуживают аквапарк. Одними компаниями он владеет напрямую, другими – через ЗАО «Стремберг». Владелец аквапарка давно и тесно связан с семьей главы Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Первые крупные деньги фигуранту рейтинга миллиардеров «Делового Петербурга» (88-е место в 2016 г., 9 млрд руб.) Александру Кожину принес морской бизнес. Сначала он перевозил грузы по Волго-Балту и Балтике, с годами стал покупать все больше судов, и в конце концов оказался в правительстве города на посту главы Комитета по транспортно-транзитной политике. По данным «Новой», Кожина привели в Смольный особые заслуги перед Валентиной Матвиенко, а именно денежные вливания в ее первую губернаторскую кампанию, которые могли превышать миллион долларов. Собственно, и сам Комитет по транспортно-транзитной политике якобы формировался под Кожина. Как бы то ни было, «моряк» проработал там около трех месяцев, после чего всецело вернулся в бизнес. Грандиозные планы по созданию государственной судоходной компании и единой госкомпании по управлению морскими активами остались только на бумаге.


Зато бизнес Кожина с уходом из администрации пошел в гору. Так, его компания «Стремберг» на инвестиционных условиях получила большой участок земли в Приморском районе для строительства аквапарка «Питерлэнд». При этом ЗАО «Империя», которым владел сын Валентины Ивановны Сергей участвовало в капитале материнской компании «Стремберга» – «Дуглас».


Сергея Матвиенко многие СМИ называли полноценным партнером Кожина по проекту аквапарка, хотя сам Кожин об этом предпочитает не рассказывать. «Что касается схемы бизнеса, то Ligorio Ltd (головная компания по отношению к «Стрембергу».С. С.) принадлежит мне на 100%, – признавался «Деловому Петербургу» Кожин. – И все, что связано с названием "Питерлэнд", тоже на 100%, и с аквапарками и управляющими компаниями тоже 100%. Как и ИП Кожин и ЗАО "Стремберг"».

Еще один намек на высокое покровительство Кожину видим в 2010 году. Губернатор Валентина Матвиенко выпустила постановление «О размещении гостиничных комплексов и яхт-клубов по адресам: Петроградский район, Петровский пр., участки 1, 2...». Инвестором при застройке Петровского парка была компания «Петровский альянс», которой удалось арендовать участки в 3 га земли за 449 млн руб., что было ниже их кадастровой стоимости. Более того, инвестору по документам даже не пришлось бы подводить коммуникации – это обязательство брал на себя город. Секрет везения «Альянса», вероятно, кроется в его руководстве. Гендиректором компании в 2010 году был Александр Кожин, а совладельцем – связанный с ним же гибралтарский офшор «Лиджорио лимитед».

Александр Кожин // Фото: nsp.ru

Компанией «Петровский альянс» в то же время владел и Сергей Матвиенко. Хотя у этой компании был другой ИНН, «Альянсом» губернаторского сына прежде также владел офшор «Лиджорио лимитед» и компания «Стремберг» – обе напрямую связанные с Кожиным. К слову, в обоих «Альянсах» фигурирует и некий Г. А. Тарасов – он был гендиректором в компании Матвиенко и совладельцем у Кожина.

В 2016 году незаконченный Петровский парк у Кожина выкупили структуры Виктора Вексельберга за 3,1 млрд руб. Деньги на покупку Вексельберг (десятая строчка списка Forbes) попросил в кредит у ОАО «Банк «Санкт-Петербург». До 2010 года вице-президентом банка был Сергей Матвиенко, а сегодня долей в нем владеет муж вице-спикера Совета Федерации Владимир Матвиенко.

***

«Я знал, что аквапарк не ответит, – грустно резюмировал Мохаммед. Он устал пытаться что-либо понимать, но убедился в том, что нежелание нести ответственность в России не редкость».

В апреле Лахиму исполнится девять лет. Отец говорит, что имя мальчика переводится как «будущее». И в этом злая гримаса судьбы – будущее у него искалечено.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти 8 ноября 2017 года признал ООО «Аквапарк «Питерлэнд» банкротом. Это банкротство может отразиться на судьбе семьи Аль-Акмар. Если аквапарк выиграет суд, то с Мохаммеда деньги все рано взыщет новый владелец. Если выиграет семья Аль-Акмар, то они могут ничего не получить, так как всё разберут другие кредиторы.