Нескончаемое чувство вины
Фото: Дарья Игнашова

Нескончаемое чувство вины

5 октября 2017 14:32 / Судебная хроника

Петербургский городской суд обязал Минобороны выплатить 4 миллиона рублей матери погибшего солдата.

Никита Белов и Дмитрий Некрасов погибли 26 июля 2012 года на полигоне Погоново в Воронежской области. Солдаты собирали утилизованные боеприпасы, и при разгрузке КамАЗа в руках у Никиты взорвалась граната. Еще 11 человек получили ранения. Солдаты не имели специальной подготовки, а саперов на полигоне не было.

Командира в/ч 08318 подполковника Сюракшина, который направил срочников на расчистку полигона, Воронежский гарнизонный военный суд признал виновным в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий и приговорил к пяти годам лишения свободы.

Никита

«По радио передали, что на полигоне взорвались ребята, – рассказывает Лариса. – Телефон не отвечал, я отпросилась с работы и поехала в военкомат. В военкомате ничего не сказали. Когда подъехала к дому, вижу – фельдшер стоит, военком, глава администрации. Моя мама вышла и спрашивает: «Лариса, кто эти люди? Что они говорят?» Я говорю: нет больше нашего Никиты, нашей радости. Одни мы с тобой остались».

Никите было двадцать лет. Он учился в техникуме на ветеринара. Сам решил: сначала отслужить, потом устраиваться на работу.

«Я дом построила, к чему-то стремилась, старалась, чтобы у сына все было не хуже, чем у других. Только нет больше смеха в доме, тоска и одиночество поселились там, – делится Лариса. – Что можно сказать? Забирают ребенка в армию. Здесь нет разницы, сам он пошел или повестка пришла. Забирают детей, а возвращают в гробах».

Никита Белов

Письмо командира части с сообщением о смерти Никиты

Лариса Суровцева

После гибели Никиты Лариса написала письмо. Оно было прочитано на одном из заседаний суда.

«На моем памятнике можно будет написать две даты смерти. Первая – день гибели моего сына, тогда умерла моя душа. И вторая – когда меня фактически не станет. У меня был единственный сын. Моя мечта, моя гордость, моя надежда. Он очень любил нас с бабушкой. Однажды он сказал: «Мама, я, наверное, не переживу, если с тобой что-нибудь случится. А вот как получилось. Мы с бабушкой живем, а его нет…»

Дима

Дмитрий Некрасов прибыл в часть вечером 25 июля 2012 года, а утром следующего дня – погиб. Последний раз с матерью они виделись в мае.

«Он много раз говорил мне, что будет заботиться обо мне, обещал, что я буду жить в собственной квартире и что все у нас будет хорошо», – рассказывает Алевтина Некрасова.

Алевтина говорит, что у него было много планов на «после службы». Он мечтал о своем бизнесе, хотел учиться, играть в футбол. Его жизненной энергии хватило бы на десятерых. По словам матери, солдаты-срочники, служившие вместе с Димой, рассказали, что во время инструктажа ребятам ничего объясняли про снаряды, не рассказывали и не показывали. Командир части Сюрашкин просто предупредил: будьте осторожны. Вот и все. Кто-то из ребят возразил, что это опасно, в ответ на это Сюракшин начал кричать: «Что сказал, то и будете делать!»

Алевтина Некрасова

Дмитрий Некрасов

Из семейного архива семьи Некрасовых

«После гибели сына я не могла год приступить к работе, не было никаких сил, – рассказывает Алевтина. – Я на себе испытала, что значит лишиться смысла жизни. Я испытываю нескончаемое чувство вины перед сыном, что не уберегла его. И на фоне моего горя это дикое равнодушие, циничное хамство и унижение со стороны Министерства обороны».

О смерти сына Алевтина узнала из телевизионных новостей.


«На мой вопрос – а что же реанимация, ничего нельзя было сделать, помочь сыну, ведь в новостях сообщили, что один солдат умер в машине скорой помощи? – следователь Монин заявил: «О чем вы, женщина? Мозги вашего сына собирали по всему полигону и складывали в череп!» – рассказывает Алевтина.


Лариса и Алевтина

Фонд «Право матери» потребовал, чтобы матерям погибших компенсировали моральный вред, и выиграл дело: суд удовлетворил исковые требования на сумму 4 миллиона рублей каждой. Но Алевтина Некрасова и Лариса Суровцева до сих пор не получили выплаты по компенсации морального вреда. Министерство обороны подало апелляцию. 5 октября она была рассмотрена в городском суде. Представитель ответчика Оксана Нарышкина поддержала в процессе доводы своего ведомства, которые сводились к тому, что деньги матери погибших должны требовать с командира части, а не с Министерства обороны. Также представитель ответчика напомнила участникам заседания, что мать погибшего получила страховку за гибель Никиты. Ответчика в его позиции поддержала представитель Минфина Елена Бардавелидзе.

Юрист фонда «Право матери» Надежда Кузина, представляющая интересы Ларисы Суровцевой возражала: Сюракшин на момент совершения преступления являлся должностным лицом Минобороны, которое по закону несет ответственность за действия своего сотрудника. А страховка и компенсация морального вреда – выплаты, имеющие разную правовую природу.

Юрист также напомнила участникам заседания, что материалами дела установлено, что Сюракшин, являясь должностным лицом, совершил преступление с особым цинизмом – посылая необученных солдат-срочников собирать неразорвавшиеся снаряды, кричал, что они для него – «пушечное мясо». Такое отношение к солдатам и стало причиной гибели двоих ребят – Никиты Белова и Димы Некрасова.

Коллегия в составе судей Елены Мирошниченко, Елены Пашурковой, Татьяны Вологдиной, оставила решение суда первой инстанции без изменения. Министерство обороны обязано выплатить 4 миллиона рублей Ларисе Суровцевой, матери погибшего Никиты Белова.

Лариса Суровцева

P.S. Ранее Дзержинский районный суд Петербурга удовлетворил исковое заявление о компенсации морального вреда, поданное Фондом «Право Матери» от имени Алевтины Некрасовой. Судебное решение вступило в силу 6 марта, но выплату в размере 4 миллиона рублей женщина не получила до сих пор.

P.S.S. По статистике московского фонда «Право матери», больше двух тысяч человек в год погибает в российской армии. В 2016 году фонд оказал помощь по 2885 обращениям семей погибших российских военнослужащих. Сотни матерей остаются обреченными на одинокую старость.

Тем, кто помогает, тоже можно помочь.

Получатель: Межрегиональный благотворительный общественный фонд «Право матери»
Адрес: 101000, г. Москва, Лучников переулок, д. 4, подъезд 3, комн. 4
Банк получателя: ПАО Банк ВТБ, офис № 3 «Тургеневский», г. Москва
Р/счет № 40703810000000000072
Корр. счет № 30101810700000000187
ИНН – 7710043971
БИК – 044525187
КПП – 771001001
код ОКАТО – 45286585000
код по ОКПО – 00043280.
В поле «Назначение платежа» нужно указать: Благотворительное пожертвование на уставную деятельность фонда.

Также пожертвования можно внести через сайт «Право матери».