Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Оборону Петербурга держат у Пулковских высот
Фото: vk.com/saveastro

Оборону Петербурга держат у Пулковских высот

28 февраля 2018 09:28 / Общество

Остановив наступление застройщиков на обсерваторию, градозащитники вооружились судебным вердиктом, способным послужить и при других битвах за город.

О решении горсуда, отменяющего проект планировки территории возле Главной астрономической обсерватории (ГАО) РАН, стало известно в конце января. Содержание мотивировочной части пока оставалось вне публичного поля. Ознакомившись с этим документом, «Новая» обнаружила в нем ряд важных обоснований, способных существенно повлиять на судьбы и иных агрессивных проектов.

Не проМоргали

Речь, напомним, идет о так называемом базисном квартале 7723В – к югу от Пулковской обсерватории. Около 240 га здешней земли еще в 2007 г. были выкуплены компанией «Моргал инвестментс», которая впоследствии перепродала право на застройку большей части (167 га) холдингу Setl Group. На протяжении нескольких лет градозащитники и научное сообщество доказывали недопустимость появления гигантского жилого комплекса с захватом защитной парковой зоны ГАО РАН – соседство такого массива новостроек несовместимо с астрономическими наблюдениями. Тем не менее в ноябре 2016 г. было получено разрешение на строительство первых трех домов на полторы тысячи квартир (застройщиком значится АРТ «Созидание», входящее в Setl Group). Через год Куйбышевский районный суд признает его незаконным.

Суд поддержал позицию истцов (Римма Беляева, Динара Бикулова, Анатолий Канюков, Елена Малышева, Анастасия Плюто и Владимир Чернышев) в том, что директор обсерватории Назар Ихсанов выдал согласование в нарушение установленного ГАО РАН порядка. И счел это достаточным для отмены разрешения на строительство.

Следующим шагом стало обнуление проектов планировки и межевания территории (ППТ и ПМТ). Эти документы были утверждены постановлением правительства Петербурга № 1156 от 18 декабря 2014 г., его и оспаривали в городском суде истцы – та же команда, усиленная включением члена петербургского ИКОМОС Николая Лаврентьева.

Общественная инспекция «замороженного» строительства первой очереди «Планетограда» // Фото: vk.com/saveastro

Значимость вынесенного вердикта не только в том, что он касается уже не одних строящихся первых трех зданий «Планетограда», а всего этого комплекса и ряда других («Пулковские высоты» на 30 га, «Город цветов» – 143 га). Но и в том, что впервые судом даются однозначные ответы на несколько принципиально важных для будущности обсерватории и для наследия в целом вопросов.

Застройщик хочет по-большому

Закон запрещает промышленное и крупное жилищное строительство в защитной парковой зоне (ЗПЗ) Пулковской обсерватории, а любое иное допускает только при согласовании дирекцией ГАО РАН. Но никаким нормативным актом не определено, какое именно жилищное строительство считать крупным – на что до сих пор и ссылались как бизнесмены, так и потрафляющие их интересам чиновники, подмахивающие нужные бумажки.

А в процессе по оспариванию ППТ судья А. В. Белоногов взял да и посчитал:

Общая площадь ЗПЗ – 2827,44 га, а проекта планировки – 501,8 га. Площадь проекта планировки в границах ЗПЗ – 475,2 га, то есть 16,8% ее общей площади. При этом 94,7% планируемой территории входит в ЗПЗ.

Затем обратился к технико-экономическим показателям жилой застройки и нормам жилищной обеспеченности на одного жителя. Из чего вывел суммарную планируемую численность будущих обитателей базисного квартала – 88 770 чел.


Оценив результат этих вычислений, суд пришел к выводу: реализация проекта приведет к крупному жилищному строительству на планируемой территории.


Был разбит и второй активно эксплуатируемый тандемом бизнеса и чиновников довод: закон требует согласовывать с ГАО РАН строительство, но не проекты планировки и межевания, потому-де на данной стадии можно обойтись и без астрономов, их одобрение потребуется только для получения разрешения на строительство.

Суд указал, что оспариваемым постановлением № 1156 утверждены не только чертежи планировки и межевания, но и положения, определяющие размещение объектов капитального строительства – а их появление невозможно без согласования с ГАО РАН. И заключил: отсутствие в законодательстве установленной формы согласования с ГАО РАН проектов планировки и межевания не освобождает от обязанности получения такого согласования. Которое, «исходя из взаимосвязанного и буквального понимания градостроительных норм, должно быть мотивированным, обоснованным не только усмотрением директора ГАО РАН, но и соответствовать документально подтвержденным научным и экспериментальным исследованиям, проведенным в целях обеспечения экологических условий для действия высокочувствительной аппаратуры, соблюдения астроклимата для нормального функционирования уникального научного учреждения».

Слабое звено Минкульта

Третий важный момент – решением суда вносится ясность в царившую несколько лет неразбериху со статусом исторического поселения и вытекающей из него необходимостью согласовывать ППТ и ПМТ с Министерством культуры.

Список исторических поселений федерального значения, куда включили и Петербург, был утвержден совместным приказом Минкультуры и Минэкономразвития от 29 июля 2010 г. В январе того же года постановлением правительства РФ утвердили Положение о порядке согласования документации по проектам планировки и межевания. Определив, что уполномоченным на то органом является Минкульт. Дальше началась свистопляска: действие Положения приостанавливалось дважды, сначала с 07.04. 2011 до 01.01.2012, а затем до 01.01.2013. В эти дыры успели протащить не один скандальный проект. Но 31.07.2013 Минкульт выпустил приказ, согласно которому им должны согласовываться ППТ и ПМТ для территорий исторических поселений федерального значения.

Директор Пулковской обсерватории Назар Ихсанов // Фото: pisateli-spb.ru

Кроме того, суд указал, что приостановка действия Положения сама по себе не отменяет обязанности согласования с Минкультом – оно необходимо еще и в силу ст. 60 ФЗ-73, а его действие не приостанавливалось. И вообще, на момент подготовки ППТ и ПМТ имелся разработанный порядок согласования такой документации для исторических поселений и действовал уполномоченный по этому вопросу федеральный орган, «что обуславливает обязательность выполнения указанных требований как действующих правовых предписаний».

С согласованием Минкульта в нашем случае вышла довольно нелепая история. Изначально федеральное ведомство выступало с истцами на одной стороне и поддержало их доводы поступившим в суд документом.

Но нашлось слабое звено: в декабре прошлого года, когда уже шла тяжба, согласование ППТ подписал замминистра Олег Рыжков (неделю назад отправившийся в отставку). На что рассчитывали ходоки, взявшиеся зачем-то добывать такую подпись после утверждения ППТ постановлением городского правительства, непонятно. Суд, собственно, и напомнил, что согласование от всех уполномоченных органов, в том числе и Минкульта, надо было получить на дату направления ППТ в районную администрацию для проведения публичных слушаний, а не после.

Показали одно, согласовали другое

Дальше еще несколько любопытных сюжетов, способных возбудить надзорное ведомство. В мотивировочной части обстоятельно рассмотрена переписка застройщика с разными комитетами Смольного: кому и когда направлялись новые, отличные от рассмотренной на публичных слушаниях, версии проектной документации, кем подписывались. Слушания провели 10 сентября 2012 г. Та проектная документация, что была представлена на экспозиции и обсуждалась на слушаниях, разрабатывалась на основании распоряжения КГА от 16 апреля 2012 г. Но 17 сентября КГА выпускает новое распоряжение о подготовке документации по ППТ, а прежнее признает утратившим силу.

Суд усмотрел в таком кульбите свидетельство того, что «в проектную документацию после процедуры публичных слушаний вносились изменения». На это же, по мнению суда, указывают и формулировки в письмах ряда комитетов разных периодов – которыми согласуются то «вариант 4», то «вариант 8» проектной документации.

В материалах дела есть и заключение юридического комитета городской администрации, установившего: «Описание территории, указанной в проектах, направленных в КГА, не соответствует представленным на утверждение правительству Санкт-Петербурга проектам планировки и межевания территорий».

Суд признал недопустимым утверждение новых вариантов проектной документации без их публичного обсуждения и возможности высказать замечания и предложения, которые могли быть учтены. И пришел к выводу о нарушении правительством Петербурга процедуры принятия и утверждения оспариваемого постановления.

Всех посылают в ЮНЕСКО

Представители Смольного в этом процессе (как, впрочем, и во многих других) яростно сражались на стороне застройщика. КГИОП в своих письмах утверждал, что ни в границах проектируемой территории, ни в зоне непосредственного к ней примыкания нет объектов культурного наследия. Из чего комитет заключал – согласование ППТ вне его компетенции. Суду пришлось напомнить охранному ведомству: проектируемая территория непосредственно граничит с ОКН «Пулковская обсерватория», являющимся компонентом объекта всемирного наследия, его границы совпадают с границами памятника федерального значения «Ансамбль Пулковской обсерватории». Кроме того, в зону проектирования частично включены участки других компонентов и элементов петербургского объекта всемирного наследия «Ижорский уступ (глинт)», «Волхонское шоссе», «Киевское шоссе», «Блокадное кольцо». А ГАО РАН включена в список особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.


Градозащитники из раза в раз, будь то история с застройкой Александрино, участка у Чесменского дворца или на подступах к Пулковской обсерватории, настаивают на необходимости исполнения требований международной Конвенции 1972 г. об охране объектов всемирного наследия – обеспечить оценку возможного воздействия на ОВН и проинформировать Центр всемирного наследия.


Но КГИОП исполнение Конвенции саботирует, настаивая на том, что «данные нормы не имплементированы в законодательство Российской Федерации». Хотя в других регионах такую оценку проводят и благополучно согласовывают, только в минувшем году имеем два таких примера: по объектам нового строительства в Москве и на Соловецких островах.

В этом контексте примечательно выступление зампредседателя КГИОП Алексея Михайлова на ноябрьском заседании в Смольном на тему «Улучшение предпринимательского климата в сфере строительства». Начав с успокоительного тезиса об отсутствии в России правовых механизмов для исполнения Конвенции, чиновник все же признал: «Если вы работаете с международными компаниями, невыполнение ее требований по отношению к культурному наследию вовне будет характеризовать вас негативно». Разделил с бизнесом страхи перспективы «остаться один на один с недобросовестной частью градозащитных сообществ» и указал единственный путь ко спасению – «внесение соответствующих изменений в 73-й федеральный закон» ради создания «комфортных условий для участников огромного сектора экономики».

Пикет у стройки на подступах к Пулковской обсерватории // Фото: vk.com/saveastro

Но городской суд в своем решении указывает на ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров, где сказано: страна-участник не может ссылаться на положения внутреннего своего права в качестве оправдания для невыполнения договора. С учетом ст. 72 Конституции РФ Конвенция об охране ОВН подлежит совместному выполнению Российской Федерацией и субъектами РФ. И пунктом 3 статьи 32 ФЗ-101 «О международных договорах» предусмотрено, что органы госвласти субъектов РФ обеспечивают в пределах своих полномочий выполнение международных договоров РФ. Нашлось нужное положение и в Уставе Петербурга – пп. 14 п. 1 ст. 11, там как раз о выполнении международных обязательств РФ.

«Соответственно, на Правительство Санкт-Петербурга возлагается обязанность по выполнению международных обязательств в целях обеспечения сохранности объекта всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников», – констатируется в решении суда. Отмечается, что отсутствие правового механизма регулирования порядка и процедуры представления проектной документации в Центр всемирного наследия не освобождает правительство Петербурга от своевременного направления проектов планировки и межевания территории в Министерство культуры. Которое, в свою очередь, «при необходимости может предложить Правительству Петербурга представить дополнительные документы для передачи в МИД России и последующего представления в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО». Следование такой схеме, по мнению суда, способно обеспечить соблюдение городским правительством международных обязательств России, вытекающих из Конвенции.

Чужой среди своих

Признав незаконным разрешение на строительство, Куйбышевский районный суд в качестве обеспечительной меры постановил приостановить работы. Их все равно пытались продолжать – что неоднократно фиксировалось общественными инспекциями защитников обсерватории, вызывавших на место полицию и обращавшихся в стройнадзор.

Само решение об отмене разрешения на строительство еще не вступило в законную силу, поскольку ответчик – Служба госстройнадзора – подал апелляцию. Вторая жалоба поступила от застройщика, а третья – от… директора обсерватории Ихсанова. Заверявшего годом ранее в интервью «Фонтанке»: «Обращаться к нам за согласованием на застройку – это издевательство. Это то же самое, что предлагать: давайте мы вам пальцы отрежем или еще лучше – сами себе отрезайте пальцы. Нам, как астрономам-наблюдателям, никакая застройка, разумеется, не нужна». Но теперь директор обсерватории, похоже, готов пожертвовать не только пальцами – и ради такой операции готов даже судиться.

Все три жалобы оказались настолько схожи, что их рассмотрение объединили. Очередное заседание в апелляционной инстанции назначено на 6 марта.


ФАНО, годом ранее направившее Ихсанову предписание об отзыве согласования на строительство, с тех пор никакого интереса к развитию ситуации не выказывает. Минкульт тоже.


Тем временем Назар Ихсанов согласовал Setl Сity возведение еще двух новых кварталов близ замороженных зданий первой очереди, а Служба госстройнадзора без проволочек выдала разрешение. Попутно директор обсерватории на общем собрании 21 февраля выступил с «уникальным», по его определению, предложением: о переходе сотрудников на 0,1 или 0,25 ставки со свободным «творческим» графиком работы. Пообещав при этом, что в деньгах они не потеряют: разницу можно будет покрыть за счет «стимулирующих выплат», которые насчитают, оценив показатели эффективности деятельности. А тем, кто не захочет переходить на новую систему трудовых отношений, были обещаны внеплановые проверки. Сотрудники, выступающие против политики потрафляющего застройщикам руководителя, такую реформу восприняли как очередную попытку оказать на них давление. Астрономы опасаются, что обсерваторию вообще могут закрыть – перевод на 0,1–0,25 ставки даст лишний повод указывать на факультативность и «неэффективность» пулковских наблюдений.

В компании Setl Group заявляют о намерении обжаловать в Верховном суде и решение городского суда об отмене утвердившего ППТ и ПМТ постановления городского правительства. Полагая, что то же самое сделает и Смольный.

Тем не менее четкая мотивировка вынесенного решения дает шанс на то, что оно устоит. И в этом случае сможет стать эффективным оружием в боях не только за Пулковскую обсерваторию, но и за другие объекты культурного наследия, надеются градозащитники. Ведь хотя российская судебная система не прецедентная, на практике весьма часто суды принимают во внимание решения, принятые ранее по аналогичным вопросам.