Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Впереди суды, и у меня нет иллюзий насчет их законности
Фото: Лена Лукьянова

Впереди суды, и у меня нет иллюзий насчет их законности

6 мая 2018 19:33 / Мнения

К двум часам ночи добрался до дома и подвожу итоги этого безумного дня.

Для начала: по моей информации, в Петербурге организаторы акции были готовы на компромиссы и вели переговоры, соглашались даже провести митинг с 19 до 21 часа на площади у Финляндского вокзала – где, по данным властей, с утра и до 19 часов проходила какая-то очередная культмассовая акция. Но упорно получали отказ. И тогда призвали прийти в «несогласованном режиме» – за что я не могу их упрекнуть: они сделали все для того, чтобы договориться, но им не пошли навстречу.


Упрямство Смольного логическому объяснению не поддается: почему было не дать провести митинг? В результате получили тысячи людей, которые прошли по Невскому с криками «Долой царя!» и «Путин – вор!» и куда более сильный негативный (для властей) эффект, чем был бы от согласованного митинга.


Для недопущения шествия Смольный принял меры: перенесли «строевой смотр» на 15 часов 5 мая на Дворцовую, перекрыли Марсово поле под предлогом «благоустройства», перекрыли Миллионную улицу и набережные Мойки и все подходы к Дворцовой. Не помогло: люди собрались в Александровском саду и оттуда отправились на Невский.

Сперва возникло впечатление (хотя я понимал, что ситуация может измениться в любой момент), что полиция вообще не настроена на задержания и винтилова не будет. Во всяком случае, два полковника, с которыми я говорил, уверяли, что задерживать никого не планируют. Протестующим дали выйти на Невский, где им не мешали, и лишь просили не выходить на проезжую часть. Услышав в мегафон: «Граждане, будьте любезны, перейдите на тротуар», – мы переглянулись, готовясь дальше услышать выражения типа «соблаговолите, милостивые государи…»

В районе Аничкова моста появились сообщения о перекрытом Невском у улицы Марата и первых задержаниях. Колонна повернула назад. Постепенно стали сообщать о все новых и новых задержаниях, сперва у Гостиного двора, потом на Исаакиевской и в Александровском саду. Число их росло сперва медленно, а потом все быстрее – и стало ясно, что пора ехать в полицию.

Наша мобильная правозащитная группа разделилась – Григорий Михнов-Вайтенко, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга, и Наталья Сивохина отправились к началу Невского, а мы с Наталией Евдокимовой, членом президентского совета по правам человека, поехали в 77-й отдел полиции на наб. Обводного канала, 205. Оттуда сообщали, что у задержанных отобрали телефоны, а один получил травмы от электрошокера.

Когда мы приехали, выяснилось, что задержанных пять человек, при этом двоих при нас отпустили со штрафом в 500 рублей за выход на проезжую часть. С остальными тремя нам удалось поговорить после приезда начальника отдела полиции. Двоих обвиняли по статье 20.2 КоАП и обещали после составления протоколов отпустить, третий же обвинялся и по статье 19.3 КоАП, и еще в распитии алкоголя в общественном месте. Именно он говорил, что полиция применила к нему электрошокер, и другая задержанная это нам подтвердила. Полиция это опровергала – говоря лишь о том, что задержанный был нетрезв (что, увы, правда) и что прямо в отделе полиции его пришлось «успокаивать». Говорят, что все зафиксировано на видеозаписях, которые надо будет смотреть.

Из 77-го отдела полиции мы рванули в 18-й на Петроградскую сторону, получив сообщение, что там 27 человек, из которых семеро несовершеннолетних. Там реально оказалось только 13 человек, из которых двое несовершеннолетних. Мы с Евдокимовой поговорили с ними и с их родителями, которым их вот-вот должны были передать. Что касается остальных, то ситуация оказалась хуже, чем в 77-м отделе полиции: всем вменяли сразу две статьи, 20.2 и 19.3, и это грозило двумя сутками в полиции и последующим арестом. Евдокимовой удалось поговорить с задержанными и добиться, чтобы к ним допустили адвоката Виталия Черкасова с ордерами на защиту (полиция не хотела его пускать, пока на задержанных не оформлены все документы). Один из задержанных оказался членом УИК от «Яблока» с правом решающего голоса – на привлечение его к ответственности нужна санкция прокурора. Правда, у него не было с собой удостоверения. Полиция «поставила в известность» прокурора и этим ограничилась. В итоге всех оставили на ночь и утром собираются везти в суд.

Из 18-го отдела мы поехали в 16-й, на 19-ю линию Васильевского острова, и там столкнулись с самой возмутительной ситуацией. 14 человек, задержанных около 16 часов, более пяти часов продержали в автозаке во дворе, не давая воды и не выпуская в туалет. Разрешили выйти в туалет и покурить только после нашего приезда, но «оформлять»не начали. Дежурный по отделу сообщил, что «начальство скоро придет» и с ним можно будет выяснить, почему людей держат в автобусе. В реальности мы ждали прихода начальства больше часа.

Мы звонили в прокуратуру города дежурному прокурору и в Москву, в Совет по правам человека при президенте. Наконец появился замначальника отдела с штатском – Георгий Олегович Романов, который заявил, что задержанные пока даже не считаются доставленными, а пока сидят в автозаке – якобы находятся «в дороге». А три часа, которые можно держать, отсчитывают с момента доставления. Добиться от него ответа на вопрос, почему людей не переводят в помещение отдела полиции, мы не смогли, но около 22.15 людей из автозака наконец вывели в помещение.

Я успел поговорить с задержанными, пока они сидели в автозаке. Объяснил, что им грозит, и посоветовал, что делать. Сказал, что они большие молодцы и ни в чем не виноваты. Потом узнал, что тех, у кого питерская регистрация, после составления протоколов отпустили, а с временной оставили до утра.

Огромное спасибо ребятам из группы помощи задержанным, с которыми мы все время были на связи.

Также огромное спасибо коллегам из яблочного штаба помощи.

Спасибо всем, кто в этот безумный день делал все, чтобы помочь задержанным.

Помощь еще будет нужна – впереди суды, и у меня нет больших иллюзий насчет их законности и гуманности.

Борис ВИШНЕВСКИЙ, депутат Законодательного собрания, обозреватель «Новой»

О том, как проходила акция, – в нашем репортаже Акция 5 мая в Петербурге

Фото Елены Лукьяновой

Путин не царь. Но и Навальный – тоже

5 мая по призыву Алексея Навального более чем в 90 российских городах прошли протестные акции «Он нам не царь», приуроченные к инаугурации Владимира Путина 7 мая 2018 года. Почти везде митинги были не согласованы, тем не менее, в Петербурге властей ослушались, по данным полиции, около двух тысяч человек. По подсчетам организаторов и журналистов, число протестующих было гораздо больше: 5–10 тысяч, в основном от 15 до 40 лет. Пожилой интеллигенции, людей, которые традиционно ходит на подобные мероприятия с 90-х, было около десяти процентов. По официальным данным, для обеспечения порядка в центр города привезли 1907 сотрудников правоохранительных органов, практически по одному полицейскому на каждого митингующего.


Главный субботний итог по данным на утро 6 мая – 204 задержанных. Около 20 несовершеннолетних освободили спустя несколько часов, наградив родителей штрафами. Совершеннолетних судят за выход на несанкционированное шествие. По данным полицейского главка, протоколы о нарушении порядка проведения митинга, о неповиновении полиции и о нарушении правил дорожного движения составлены на 185 человек. Обвиняемым грозят штрафы, или обязательные работы, или аресты на срок до 15 суток.


Около 13 часов человек пятьдесят собрались в кафе неподалеку от Дворцовой площади, где дорисовывали плакаты и обсуждали дальнейшие действия. Другие группы молодежи собирались по 50–100 человек в разных местах недалеко от Невского проспекта. К этому времени уже было известно, что Дворцовая площадь перекрыта: сюда нагнали дорожной и уборочной техники. Прием этот достаточно стар – в местах, где люди собираются на несогласованные митинги, власть очень любит начинать укладывать плитку, трамбовать гравий и пр. и др. К двум часам Росгвардия и ОМОН оцепили площадь: якобы здесь ждали шоу семи тысяч байкеров. А с 15 часов планировали начать репетицию парада к 9 Мая. Поклонники мотоспорта и российской армии, гуляющие петербуржцы с маленькими детьми, туристы и случайные прохожие слились с протестующими. По какому принципу людей пропускали за ограждения, объяснить никто не мог.

Около 14 часов участники акции спонтанно перетекли в Александровский сад. Здесь люди в форме и в штатском уже вовсю вели фото- и видеосъемку (осуществляется для дальнейших административных производств). Поначалу обстановка была достаточно спокойная. На вопрос корреспондента «Новой», будут ли жесткие задержания, высокопоставленный полицейский чин сказал: «Мне не хватит оклада вам ответить». Видимо, так же отвечали и городским депутатам, потому что в своем телеграм-канале Борис Вишневский, присутствовавший на акции, написал, что его заверили, что массовых арестов не планируется.

В Александровском саду митингующие принялись скандировать: «Россия без Путина!», «Мы здесь власть!», «Свободная Россия!», «Путин – военный преступник» и пр. Слово «Путин» звучало постоянно – и в речовках, и в обычных разговорах. Когда значительная часть присутствующих выкрикивала: «Долой царя», – другая группа ей отвечала: «Он нам не царь!» Молодежь удивлялась, когда ветераны протестного движения им разъясняли, что «Путин – вор» – очень старый и заношенный лозунг.

Журналистов кругом было много, некоторые митингующие с подозрением просили показывать документы и уточняли: «А вы точно не из ФСБ?»

Двое молодых людей, студент юрфака Сергей и музыкант Руслан, держали в руках Конституцию РФ.

– Кто-то ходит на митинги с иконами и портретами, а мы с Конституцией. Я думаю, что в России нет ни бога, ни Конституции, но в последнюю все-таки хочется верить. Хочется верить, что я доживу до того момента, когда она заработает. Однако пока я еще не встречал свидетелей работающей Конституции РФ, – объяснил «Новой» Сергей.

– А я просто не могу сидеть дома спокойно, когда в стране происходит нечто, не перевариваемое для нормального мозга, – добавил Руслан.

С ним согласна Александра (22 года, бармен):

– Лучше делать что-то, чем ничего. Хотя многие мои знакомые меня не понимают и такие мероприятия игнорируют.

Фото Елены Лукьяновой

На Невском проспекте, когда толпа двинулась в сторону площади Восстания, я разговорилась с восьмиклассником Тимофеем, который пытался понять, кто тут протестующие, и присоединиться к ним. Выяснилось, что родители без споров отпустили сына на акцию, но попросили присылать СМС. Тимофей, когда вспоминал об этом, отписывался папе и маме. Но четко сформулировать, зачем он вышел на митинг, так и не смог.

Кстати, если в Александровском саду толпа была сборная – и студенты, и люди уже работающие, то маршировать по Невскому проспекту к площади Восстания и обратно отправился исключительно молодняк. Большую часть времени ребята дисциплинированно шли по тротуару (кроме мест, где Невский перекрыт от машин на ремонт). Но когда ликующая толпа нескончаемым потоком шла на красный свет через Литейный проспект, снова направляясь к Дворцовой, водители оглушительно сигналили.

Навстречу шествию брел унылый гастарбайтер. Он окинул взглядом улицу и произнес: «Вы, что, все безработные, что ли? Работать надо».

Вскоре после этого полиция реально начала «работать».

Итоги известны.

Нина ПЕТЛЯНОВА, корреспондент



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close