Условный срок заветного мандата

3 марта 2002 10:00

Ситуация с принятыми неделю назад изменениями городского устава, которые позволяют условно осужденным депутатам сохранять свои мандаты, неожиданно получила новый оборот. Во вторник Владимир Яковлев вернул соответствующий закон без подписи, и теперь в Законодательном собрании бурно обсуждается вопрос о том, есть ли шансы преодолеть губернаторское вето. В пятницу вопрос рассмотрит комитет по законодательству, и, скорее всего, в следующую среду пройдет повторное голосование по «больной» теме.




Аналитики между тем гадают - что заставило столь рекордное число депутатов (38 голосов «за») поддержать закон об изменении устава, что в нынешней ситуации очевидно носит персональный характер и направлено на сохранение мандата за Сергеем Шевченко?
Версия первая - горячая симпатия к коллеге. Но настолько массовой любовью товарищей Сергей Алексеевич никогда не пользовался.
Версия вторая - твердая убежденность в его невиновности. Но число тех, кто готов, положа руку на Устав, поручиться за голословность обвинений в адрес Шевченко, явно меньше тридцати восьми.
Версия третья - убежденность в том, что с неугодным депутатом сводят счеты при помощи послушного суда. Но если предположить, что городской суд настолько зависит от Смольного, что готов выполнить любые его указания, то кто мешал вынести не условный, а реальный приговор? К тому же Сергея Шевченко, мягко скажем, трудно отнести к оппозиционерам. В 1998 году он занимал почетное место в губернаторском «Петербургском списке», а все фракции, в которые он входил за годы работы в ЗС, имели стойкую репутацию «прогубернаторских»...
Наконец, версия четвертая: стремление строго соблюдать Конституцию и федеральные законы, о чем говорят многие депутаты и даже некоторые юристы. Мол, поскольку Конституция не лишает условно осужденных права быть избранными, депутат, получивший условный срок (либо приговор, вынесенный с отсрочкой исполнения, либо исправительные работы по месту трудовой деятельности - в общем, все, что не связано с лишением свободы), не должен лишаться полномочий. И потому изменение устава есть лишь приведение его в соответствие с федеральным законодательством, которое подобной «меры наказания» для региональных депутатов не предусматривает.
Но и эта версия не выдерживает критики. Досрочное прекращение полномочий в связи с совершением преступления, доказанного в судебном заседании (пусть и не повлекшего за собой лишение свободы), вовсе не означает лишение избирательных прав. В частности, никто не запрещает Сергею Шевченко принимать участие в следующих выборах - как в качестве избирателя, так и в качестве кандидата. Что касается федерального законодательства, то оно в данном случае ни к чему не обязывает петербургских законодателей, оставляя вопрос об условиях досрочного прекращения депутатских полномочий на их усмотрение. Заметим, впрочем, что применительно к депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации и губернаторам регионов федеральный закон однозначен: их полномочия прекращаются досрочно, если им вынесен обвинительный приговор - независимо от того, предусматривает он лишение свободы или нет...
В общем, остается лишь одна версия происшедшего: дело это насквозь политическое. Как и решение питерских депутатов. То ли они действуют по принципу «сегодня ты, а завтра я», то ли просто на всякий случай хотят усилить гарантии собственной безопасности? А может быть, подыгрывают Смольному - ведь 23 января за изменение устава дружно голосовали все четыре фракции «прогубернаторского» блока... А губернаторское вето? Возможно, Смольный открещивается от решения, которое уже подверглось серьезной критике в СМИ, перекладывая всю ответственность за это на депутатов. А в случае чего всегда можно будет развести руками и сказать: ну что поделать? Преодолели вето - пришлось подписать...

Виктория РАБОТНОВА