Смутное время в длт

4 февраля 2002 10:00

История ДЛТ богата и удивительна. Торговый дом Экономического общества офицеров Гвардейского общества, Дом ленинградской кооперации, а потом уже ДЛТ за 92 года своего существования видел многое: войну и мир, смену властей и режимов. Но такого, как в последние 4 года, не было. С 1998 года по сегодняшний день там идет невидимая посторонним, но от этого не менее жестокая юридическая война. Право собственности на одно из крупнейших торговых предприятий Петербурга оспаривают между собой город и руководство фирмы. В минувшую пятницу, 1 февраля, наступила кульминация в этой затяжной позиционной борьбе. Новое руководство ЗАО «Торговая фирма «ДЛТ» пошло в решительное наступление, предприняв попытку взять власть в свои руки. Но и прежнее руководство не отступило. В знаменитом торговом доме на Большой Конюшенной улице установилось враждебное двоевластие...



Так входили в ДЛТ...

Акционеры без акций
«Новая газета» не раз писала о скандале вокруг ДЛТ. Но напомним об основных вехах этой истории - чтобы была понятна подоплека событий последних дней.
Начало конфликта восходит к событиям более чем десятилетней давности. В 1991 году было создано ЗАО «Торговая фирма «ДЛТ». Город в лице Главного управления имущества Ленинграда (предшественник КУГИ) получил в собственность 74 процента акций этого акционерного общества. И все бы ничего. Но в 1993-м руководство универмага провело собрание акционеров, на котором исключило город из числа собственников. А через три года - в 1996-м - была осуществлена вторая эмиссия акций, которые распределили среди оставшихся акционеров, главным образом - администрации ДЛТ. Поскольку решение о выпуске и распределении новых акций принималось без участия КУГИ, город не стал обладателем ни одной из акций второго выпуска.
По непонятным причинам город реагировал на это вяло. Только три года спустя - в марте 1999-го - началось судебное разбирательство о признании недействительным этого второго выпуска акций ДЛТ. В течение изнурительной трехлетней тяжбы город одержал ряд тактических побед. В 1999-м был признан недействительным Устав от 1996 года, по которому КУГИ не включили в число владельцев. В 2000-м была доказана незаконность собрания акционеров 1993 года, когда город исключили из числа акционеров.
Основные события пришлись на конец прошлого года. 20 сентября, по инициативе КУГИ как крупнейшего собственника (74% акций), было проведено внеочередное собрание акционеров. Избрали новый состав совета директоров, нового генерального директора торговой фирмы - Александра Кондратьева, а прежнее руководство и прежнего гендиректора Людмилу Андрееву отстранили.
Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Попытки Кондратьева приступить к работе пресекались Андреевой на корню. Охране универмага была дана команда в служебные помещения его ни под каким видом не пропускать. Не помогли даже судебные исполнители.
5 декабря Кондратьев пришел в ДЛТ в сопровождении судебного пристава. Но руководство ДЛТ, сославшись на то, что формулировка исполнительного листа недостаточно ясна и требуется уточнение судьи, Кондратьева опять не впустило.
Наконец, 26 декабря 2001 года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынес окончательный вердикт, оставив в силе прежнее судебное решение, по которому КУГИ был восстановлен в реестре акционеров ЗАО «ТФ «ДЛТ», было оставлено в силе и решение о признании недействительной эмиссии акций 1996 года.
А 31 января уже 2002 года Невский федеральный районный суд Петербурга выдал исполнительный лист, где было совершенно ясно сказано, что любым юридическим и физическим лицам запрещается чинить препятствия в доступе и осуществлении финансово-хозяйственной деятельности генеральному директору ЗАО «ТФ «ДЛТ» Александру Кондратьеву. Казалось бы, точка поставлена? Но не спешите.

Два директора за одним столом

Штурм Зимнего
На следующий день после того как был получен исполнительный лист, судебный пристав направился в администрацию ДЛТ, чтобы ознакомить руководство с судебным решением. В тот же день в цитадель Андреевой направились представители нового состава совета директоров ДЛТ во главе с Кондратьевым.
Ровно в полдень 1 февраля группа мужчин и женщин в сопровождении охраны и нескольких журналистов решительным шагом поднялась на 4-й - административный - этаж универмага, где расположен кабинет генерального директора. И наткнулась на запертую металлическую решетку, перегораживающую вход на этаж.
Вокруг быстро собралась толпа зевак из числа работников универмага. Некоторые ждали, когда они смогут попасть на рабочие места, оказавшиеся недоступными из-за закрытой решетки, другие наблюдали за тем, как будут развиваться события. О происходящем высказывались по-разному. Кто-то сочувствовал старой администрации и говорил, что «я здесь только до той поры, пока директор - Андреева», другие махали рукой: «кто его знает, кто прав, кто виноват, нас в тонкости не посвящают, сейчас везде так - мафия на мафию, наше дело - сторона».
В это время внутри проходили изнурительные переговоры судебного пристава с забаррикадировавшейся администрацией в лице финансового директора Любови Звонковой и юриста Анатолия Шестерюка. Через час стало ясно, что впускать новое руководство внутрь никто не собирается. Был составлен акт о противодействии в исполнении судебного решения, и к делу приступила группа технической поддержки - два слесаря, вооруженных инструментами.
Минут через десять металлическая решетка была перепилена, и под громогласное «ура» заждавшихся зевак людская река хлынула на этаж, напоминая этим кадры взятия Зимнего из фильма Эйзенштейна.
Дальше события развивались по нарастающей. До кабинета Андреевой оставались еще три прочные запертые двери. Слесари стали высверливать замки. Кто-то отключил свет, чтобы обесточить их электроинструмент, но то ли по ошибке, то ли намеренно вырубил электричество в торговом зале 3-го этажа, где началась легкая паника, поскольку встали компьютеры и кассы.
Помимо подтянувшихся на 4-й этаж чуть ли не в полном составе охранников ДЛТ, появилась милиция из 79-го отделения, оперативники уголовного розыска, сотрудники ОБЭП, группа захвата с автоматами и лично начальник РУВД - по всей видимости, всех их вызвала осажденная администрация. Правда, силовики выступали лишь в роли наблюдателей, не вмешиваясь в скользкое дело.
Наконец, пала последняя дверь. Журналисты, как всегда оказавшиеся впереди, первыми попали в кабинет гендиректора, где их изумленным взорам предстала сама госпожа Андреева в компании юриста Шестерюка и двух охранников. Осажденные тут же сделали заявления для прессы.
- Это произвол, взлом, самозахват, - сказала Андреева. - Я - на своем рабочем месте и не собираюсь его покидать, все происходящее незаконно.
Шестерюк был еще более категоричен.
- Это разбой! - заявил он. - Это разбой, в котором принимал участие судебный пристав - представитель государственного органа!
- Наше присутствие здесь совершенно законно, - парировала юрист, представляющая новую администрацию, - мы пришли сюда на основании возбужденного исполнительного производства, а вот ваше нахождение здесь незаконно, поскольку прежнее руководство фирмы ДЛТ отстранено.
Затем юристы с двух сторон, блистая красноречием, обменялись взаимоисключающими аргументами, предъявив друг другу и присутствующим противоречащие друг другу судебные решения, принятые по «делу ДЛТ» в разное время разными районными судами города. Диалог двух директоров, претендующих на одно место, складывался примерно так: «Освободите помещение, я - генеральный директор». - «Нет, это вы освободите помещение, это я генеральный директор»... Для неискушенных в юриспруденции наблюдателей происходящее напоминало театр абсурда.
Белые и пушистые
Самое удивительное в этой истории, пожалуй, даже не то, что прежняя администрация не хочет сдавать свои рубежи, - это как раз понятно: кто же по доброй воле оставит свои кормушки? Удивительно другое - юридическая сторона дела.
За четыре года тяжбы с двух сторон было подано как минимум 20 исков, принимались судебные решения, по которым подавались апелляции, они рассматривались судами разных инстанций. Состоялось около сотни судебных заседаний, а воз и ныне там.
Тактика команды Андреевой проста, но эффективна: тянуть время, используя малейшие юридические зацепки. А таких зацепок в нашем противоречивом законодательстве - море. Что говорить, если стороны обжалуют действия друг друга в судах разных районов (по месту жительства ответчика), и суды принимают взаимоисключающие решения!
Еще более удивительным оказывается то, что практика показывает: даже судебные решения на деле не ставят точку в споре. Ведь по логике судебные решения требуют беспрекословного исполнения, а события в ДЛТ свидетельствуют об обратном.
Воцарившееся 1 февраля двоевластие продолжается. Александр Кондратьев, поначалу занявший кабинет по соседству с директорским, позднее перебрался в кабинет Андреевой. Правда, от этого мало что изменилось. Ему тут же отключили свет и полностью блокировали его в кабинете, не выпуская наружу, силами охранного предприятия «Юнион-M» (которое Кондратьев своим приказом отстранил от работы, но охранники настаивают, что они заключали договор не с ним, а с Андреевой).
Сидение нового директора в темном кабинете, куда ему время от времени через его охранников передают бутерброды, продолжается три дня и две ночи (к моменту выхода газеты ночей будет уже тоже три). Что впереди? Это покажут события ближайших дней...
Радует в этой ситуации, пожалуй, лишь то, что для горожан эта схватка осталась совершенно незамеченной. Мамы и папы по-прежнему ведут в ДЛТ своих чад, чтобы купить обновку или просто побродить по сверкающим залам, посмотреть на диковинных игрушечных зверей. Белых и пушистых - в отличие от людей.

Николай ДОНСКОВ
Фото Денис ВЫШИНСКИЙ