Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Сто миров «Широты и Долготы»
Фото: Алексей Слащев. «Я и мой друг»

Сто миров «Широты и Долготы»

21 июня 2021 12:18 / Культура

В галерее «Борей» представили каталог работ художников, которые живут в психоневрологических интернатах.

В небольшой картонной коробке с надписью «Shirota-100» — сто открыток с репродукциями картин 42 художников. Большинство из них живут в психоневрологических интернатах, некоторые лишены дееспособности, и привезти их на собственный вернисаж бывает проблематично: все зависит от позиции опекуна — интерната.

Проект «Широта и Долгота» создан для поиска и поддержки талантливых художников, которым самим не пробиться. Его куратор Наталья Петухова — сотрудник Русского музея, несколько лет руководила арт-студией благотворительной организации «Перспективы» в ПНИ № 3. Она предпочитает называть искусство своих подопечных «миноритарным» или «творчеством особых людей». Потому что либо искусство есть, либо его нет. А уж какой человек его создал — в инвалидной коляске, бездомный инвалид из приюта, человек с аутизмом или ментальными проблемами — разве это так важно? Именно поэтому «Широта и Долгота» сразу избрала себе девизом слова «Искусство повсюду» и следует ему.


Кстати

В каталог Shirota-100 вошли работы художников арт-студии при ПНИ № 1, студии при городской психиатрической больнице № 6, арт-студии «Перспектив» в ПНИ № 3, арт-студии Покровской общины сестер милосердия и собственно мастерской проекта «Широта и Долгота» в ПНИ № 7, а также работы независимых художников, создающих свои произведения вне студий.


Работы Алексея Герасимчука — художника и музыканта — созданы на компьютере в графическом редакторе Paint Работы Алексея Герасимчука — художника и музыканта — созданы на компьютере в графическом редакторе Paint

На коробке-каталоге два посвящения — художникам Антонине Алексеевой, больше известной как баба Тоня, и Ильгару Наджафову. Их не стало в ковидный год.

Баба Тоня жила в Покровской общине для бездомных инвалидов. Ей было много лет — родилась в 1939-м в многодетной семье, не смогла получить образования, с юности много и тяжело работала, в 80-е потеряла и мужа, и сына. Осталась без жилья. Она не помнила, как попала в приют… В приюте баба Тоня начала рисовать. Ее дароказался столь радостным и ярким, что кажется, будто она сама побывала в экзотических странах. Руководитель арт-студии в Покровской общине Ольга Конышева помнит, как баба Тоня начала рисовать. Ольга предложила для начала работать только черным фломастером и лишь потом переходить к цвету. Баба Тоня отказалась, достала свою губную помаду и расцветила рисунок — ведь яблоки не могут быть черно-белыми, у них должны быть красные спелые бока.

Ильгар Наджафов в последнее время жил в тренировочной квартире «Перспектив» в Петергофе, мечтал поехать в свой родной Баку, повидаться с родными. Ильгар умер 10 января от коронавируса в Николаевской больнице в Петергофе. При жизни он часто говорил, что хочет «двигаться только вперед, а коридору смерти сдаваться нельзя». Ильгар рисовал — его выставки проходили в Петербурге и Германии, играл в театре — в Международном проекте «Театр без границ». Играя Гамлета, он страстно желал, чтобы принц остался жить. Леонид Цой, психолог, социолог, участник проекта «Широта и Долгота», так написал тогда на смерть Ильгара: «Умер Ильгар Наджафов, мой друг и один из самых талантливых художников, которых я знаю.


Его картины говорят, что в жизни присутствует некая неустранимая радость и чудо».


В галерее «Борей». Фото: Галина Артеменко / для «Новой» В галерее «Борей». Фото: Галина Артеменко / для «Новой»

Работы Юрия Зеленко случайно обнаружили в ПНИ № 1 в Зеленогорске волонтеры благотворительной организации «Дети Павловска». Они увидели его рисунки на стенах, разыскали немолодого Юру, передвигавшегося на коляске. Он обрадовался, пригласил к шкафу, где лежали измятые и рваные, небрежно засунутые в мусорные мешки листы — в основном тонкие лиричные портреты. Юра успел побывать в галерее «Борей» на своей персональной выставке «Человечные» в 2014 году, в 2017-м его работы наряду с другими картинами художников проекта увидели зрители Уральской биеннале современного искусства. Юра не дожил до 65-летия и не увидел своей второй персональной выставки, устроенной минувшей зимой в книжном магазине «Во весь голос»…

Подробнее о проекте, его создателях и его художниках, а также об арт-студиях в интернатах можно узнать на сайте.